Гк рф статья 1231

Статья 1231. Действие исключительных и иных интеллектуальных прав на территории Российской Федерации

1. На территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, установленные международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом.

Личные неимущественные и иные интеллектуальные права, не являющиеся исключительными, действуют на территории Российской Федерации в соответствии с абзацем четвертым пункта 1 статьи 2 настоящего Кодекса.

2. При признании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в соответствии с международным договором Российской Федерации содержание права, его действие, ограничения, порядок его осуществления и защиты определяются настоящим Кодексом независимо от положений законодательства страны возникновения исключительного права, если таким международным договором или настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Комментарий к Ст. 1231 ГК РФ

1. Общим принципом охраны гражданских прав в Российской Федерации является принцип национального режима. Нормы части четвертой ГК РФ распространяются не только на российских граждан, но и на иностранцев и лиц без гражданства. Это подтверждается и судебной практикой. Необходимо учитывать, что термин «гражданин» в соответствии с частью первой ГК РФ рассматривается Кодексом в широком смысле и охватывает не только граждан Российской Федерации, но и иностранных граждан и лиц без гражданства.

Пункт 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. N 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» предусматривает, что иностранные физические и юридические лица пользуются защитой в порядке, предусмотренном федеральным законом, наравне с физическими и юридическими лицами Российской Федерации в силу международных договоров Российской Федерации или на основе принципа взаимности.

———————————
Российская газета. N 95. 05.05.2007.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ч. 2 и 3 ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» необходимо учитывать, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

На случаи, предусматривающие использование результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение, распространяется правило абз. 1 п. 1 ст. 1231 ГК РФ о действии на территории Российской Федерации исключительных прав, установленных международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом (п. 10.3 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.).

2. В отличие от личных неимущественных и других интеллектуальных прав исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности носят территориальный характер. Комментируемая статья определяет особенности действия исключительного права и иных интеллектуальных прав в пространстве. Конкретизация отдельных особенностей действия интеллектуальных прав в отношении различных видов результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации установлена ст. 1256, 1321, 1328, 1332, 1336, 1341, 1346, 1409, 1475, 1479, 1517 и п. 1 ст. 1540 ГК РФ.

При определении действия исключительных прав имеют значение гражданство автора, место создания, обнародования объекта и другие юридические факты. Так, например, исключительное право на произведения науки, литературы и искусства распространяется:

1) на произведения, обнародованные на территории РФ или необнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной форме на территории РФ, и признается за авторами (их правопреемниками) независимо от их гражданства;

2) на произведения, обнародованные за пределами территории РФ или необнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной форме за пределами территории РФ, и признается за авторами, являющимися гражданами РФ (их правопреемниками);

3) на произведения, обнародованные за пределами территории РФ или необнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной форме за пределами территории РФ, и признается на территории РФ за авторами (их правопреемниками) — гражданами других государств и лицами без гражданства в соответствии с международными договорами РФ.

3. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи исключительные права иностранных граждан признаются в соответствии с международными договорами, в которых участвует Российская Федерация. В частности, речь идет о:

Конвенции по охране промышленной собственности (Париж, 1883 г.);

Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений (Берн, 1886 г.);

Соглашении о международной регистрации знаков (Мадрид, 1891 г.);

Всемирной конвенции об авторском праве (Женева, 1952 г.);

Соглашении о международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (Ницца, 1957 г.);

Соглашении по международному депонированию промышленных образцов (Гаага, 1960 г.);

Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (Рим, 1961 г.);

Конвенции о новых сортах растений (Париж, 1961 г.);

Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (Стокгольм, 1967 г.);

Соглашении об учреждении международной классификации промышленных образцов (Локарно, 1968 г.);

Договоре о патентной кооперации (РСТ) (Вашингтон, 1970 г.);

Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (Женева, 1971 г.);

Соглашении о международной патентной классификации (Страсбург, 1971 г.);

Конвенции о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники (Брюссель, 1974 г.);

Договоре о международном признании депонирования микроорганизмов для целей патентной процедуры (Будапешт, 1977 г.);

Договоре об охране олимпийского символа (Найроби, 1981 г.);

Соглашении стран СНГ «О сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав» (Москва, 1993 г.);

Соглашении стран СНГ о мерах по охране промышленной собственности (Минск, 1993 г.);

Договоре о законах по товарным знакам (Женева, 1994 г.);

Договоре о законах по товарным знакам (Сингапур, 2006 г.);

Евразийской патентной конвенции (Москва, 1994 г.);

Договоре ВОИС об авторском праве (Женева, 1996 г.);

Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам (Женева, 1996 г.);

Соглашении о мерах по предупреждению и пресечению использования ложных товарных знаков и географических указаний (Минск, 1999 г.);

Договоре о патентном праве (PLT) (Женева, 2000 г.).

В целях имплементации в российское законодательство важное значение имеют и Директивы Совета ЕС по интеллектуальной собственности, в частности:

Директива Совета ЕС 89/552/ЕЭС от 3 октября 1989 г. о координации некоторых положений, установленных законами, правилами или административными актами в странах — членах ЕС, касающихся деятельности организаций телевизионного вещания;

Директива Совета ЕС 91/250/ЕЭС от 14 мая 1991 г. о правовой охране компьютерных программ;

Директива Совета ЕС 92/100/EEC от 19 ноября 1992 г. о праве проката и праве безвозмездного предоставления для использования некоторых прав, смежных с авторским правом в области интеллектуальной собственности;

Директива Совета ЕС 93/83/ЕЭС от 27 сентября 1993 г. о координации некоторых норм, касающихся авторского права и прав, смежных с авторским правом, в отношении вещания через спутник и кабельной ретрансляции;

Директива Совета ЕС 93/98/EEC от 29 октября 1993 г., устанавливающая срок охраны авторского права и некоторых смежных прав;

Директива Совета ЕС 96/9/EEC от 11 марта 1996 г. о правовой охране баз данных;

Директива ЕС от 13 октября 1998 г. 98/71/EC о патентной охране промышленных образцов;

Директива Совета ЕС 01/29/EC от 22 мая 2001 г. о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе;

Директива ЕС 2001/84/CE о праве следования на произведения графических и пластических искусств;

Директива ЕС от 12 декабря 2006 г. 2006/116/EC о сроке охраны авторских и некоторых смежных прав.

4. Российская Федерация не участвует в двух Соглашениях:

об охране наименований места происхождения и их международной регистрации (Лиссабон, 1958 г.);

по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Марракеш, 1994 г.).

5. Как определено в абз. 1 п. 1 настоящей статьи, на территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, установленные международными договорами РФ и настоящим Кодексом. К объектам, исключительные права на которые возникают в силу международного договора, можно отнести объекты патентного права (на основе регистрации Евразийским патентным ведомством в соответствии с Евразийской патентной конвенцией 1994 г.) и товарные знаки (на основе регистрации Международным бюро по регистрации товарных знаков в соответствии с Мадридским соглашением о международной регистрации знаков 1891 г.).

Статья 1231 ГК РФ. Действие исключительных и иных интеллектуальных прав на территории Российской Федерации

Текущая редакция ст. 1231 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. На территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, установленные международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом.Личные неимущественные и иные интеллектуальные права, не являющиеся исключительными, действуют на территории Российской Федерации в соответствии с абзацем четвертым пункта 1 статьи 2 настоящего Кодекса.

2. При признании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в соответствии с международным договором Российской Федерации содержание права, его действие, ограничения, порядок его осуществления и защиты определяются настоящим Кодексом независимо от положений законодательства страны возникновения исключительного права, если таким международным договором или настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Комментарий к статье 1231 ГК РФ

1. Российская Федерация участвует в следующих основных международных договорах в области интеллектуальной собственности:
—————————-T———-T————¬
¦ Название ¦ Дата ¦ Участие ¦
¦ ¦ принятия ¦ России ¦
+—————————+———-+————+
¦Парижская конвенция по ¦ 20 марта ¦ С 1 июля ¦
¦охране промышленной ¦ 1883 г. ¦ 1965 г. ¦
¦собственности ¦ ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦(Конвенция, учреждающая ¦ 14 июля ¦С 26 апреля¦
¦Всемирную организацию ¦ 1967 г. ¦ 1970 г. ¦
¦интеллектуальной ¦ ¦ ¦
¦собственности) ¦ ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦Ниццкое соглашение об ¦ 15 июня ¦ С 26 июля ¦
¦учреждении международной ¦ 1957 г. ¦ 1971 г. ¦
¦классификации товаров и ¦ ¦ ¦
¦услуг для регистрации ¦ ¦ ¦
¦знаков ¦ ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦Локарнское соглашение об ¦ 8 октября¦ С 15 ¦
¦учреждении международной ¦ 1968 г. ¦ декабря ¦
¦классификации промышленных ¦ ¦ 1972 г. ¦
¦образцов ¦ ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦Мадридское соглашение о ¦ 14 апреля¦ С 1 июля ¦
¦международной регистрации ¦ 1891 г. ¦ 1976 г. и ¦
¦знаков ¦ ¦Протокол к ¦
¦ ¦ ¦ нему от ¦
¦ ¦ ¦ 10 июня ¦
¦ ¦ ¦ 1997 г. ¦
+—————————+———-+————+
¦Страсбургское соглашение о ¦ 24 марта ¦С 3 октября¦
¦международной патентной ¦ 1971 г. ¦ 1976 г. ¦
¦классификации ¦ ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦Договор о патентной ¦ 19 июня ¦С 29 марта ¦
¦кооперации (РСТ) ¦ 1970 г. ¦ 1978 г. ¦
+—————————+———-+————+
¦Будапештский договор о ¦ 28 апреля¦С 22 апреля¦
¦международном признании ¦ 1977 г. ¦ 1981 г. ¦
¦депонирования ¦ ¦ ¦
¦микроорганизмов для целей ¦ ¦ ¦
¦патентной процедуры ¦ ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦Найробский договор об ¦ 26 сен- ¦С 17 апреля¦
¦охране олимпийского ¦ тября ¦ 1986 г. ¦
¦символа ¦ 1981 г. ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦Договор о патентном праве ¦ 2 июня ¦ С 2 июня ¦
¦(PLT) ¦ 2000 г. ¦ 2000 г. ¦
+—————————+———-+————+
¦Брюссельская конвенция о ¦ 21 мая ¦С 20 января¦
¦распространении несущих ¦ 1974 г. ¦ 1989 г. ¦
¦программы сигналов, ¦ ¦ ¦
¦передаваемых через спутник ¦ ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦Бернская конвенция об ¦9 сентября¦С 13 марта ¦
¦охране литературных и ¦ 1886 г. ¦ 1995 г. ¦
¦художественных ¦ ¦ ¦
¦произведений ¦ ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦Женевская конвенция об ¦29 октября¦С 13 марта ¦
¦охране интересов ¦ 1971 г. ¦ 1995 г. ¦
¦производителей фонограмм от¦ ¦ ¦
¦незаконного воспроизводства¦ ¦ ¦
¦их фонограмм (английский ¦ ¦ ¦
¦текст на сайте ВОИС) ¦ ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦Договор о законах по ¦27 октября¦ С 11 мая ¦
¦товарным знакам ¦ 1994 г. ¦ 1998 г. ¦
+—————————+———-+————+
¦Международная конвенция об ¦26 октября¦ С 26 мая ¦
¦охране прав исполнителей, ¦ 1961 г. ¦ 2003 г. ¦
¦изготовителей фонограмм и ¦ ¦ ¦
¦вещательных организаций ¦ ¦ ¦
+—————————+———-+————+
¦Международная конвенция по ¦ 2 декабря¦С 24 апреля¦
¦охране новых сортов ¦ 1961 г. ¦ 1998 г. ¦
¦растений ¦ ¦ ¦
L—————————+———-+————
Личные неимущественные и иные интеллектуальные права признаются за иностранными гражданами, лицами без гражданства и иностранными юридическими лицами, если иное не предусмотрено федеральным законом.

2. Особенностью исключительного права на результаты и интеллектуальной деятельности, и средства индивидуализации является то, что оно носит территориальный характер, т.е. по общему правилу правовая охрана предоставляется по месту происхождения того или иного результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Для того чтобы результату интеллектуальной деятельности или средству индивидуализации предоставлялась правовая охрана на территории других государств, необходимо, чтобы страна происхождения объекта интеллектуальных прав участвовала в международном договоре, в котором участвует государство, где испрашивается охрана. Таким образом, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации могут признаваться в силу национального законодательства или международного договора. В комментируемой статье отмечается, что даже если исключительное право признается в силу международного договора, то на территории Российской Федерации содержание права, его действие, ограничения, порядок осуществления и защиты определяются Гражданским кодексом, если иное не предусмотрено международным договором или данным Кодексом.

Консультации и комментарии юристов по ст 1231 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 1231 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 1231. Действие исключительных и иных интеллектуальных прав на территории Российской Федерации

Ст. 1231 ГК РФ ч. 4 в последней действующей редакции от 1 января 2008 года.

Новые не вступившие в силу редакции статьи отсутствуют.

Статья 1231. Действие исключительных и иных интеллектуальных прав на территории Российской Федерации

1. На территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, установленные международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом.

Личные неимущественные и иные интеллектуальные права, не являющиеся исключительными, действуют на территории Российской Федерации в соответствии с абзацем четвертым пункта 1 статьи 2 настоящего Кодекса.

2. При признании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в соответствии с международным договором Российской Федерации содержание права, его действие, ограничения, порядок его осуществления и защиты определяются настоящим Кодексом независимо от положений законодательства страны возникновения исключительного права, если таким международным договором или настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Статья 1231 ГК РФ. Действие исключительных и иных интеллектуальных прав на территории Российской Федерации

Новая редакция Ст. 1231 ГК РФ

1. На территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, установленные международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом.

Личные неимущественные и иные интеллектуальные права, не являющиеся исключительными, действуют на территории Российской Федерации в соответствии с абзацем четвертым пункта 1 статьи 2 настоящего Кодекса.

2. При признании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в соответствии с международным договором Российской Федерации содержание права, его действие, ограничения, порядок его осуществления и защиты определяются настоящим Кодексом независимо от положений законодательства страны возникновения исключительного права, если таким международным договором или настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Комментарий к Ст. 1231 ГК РФ

1. В комментируемой статье речь идет о принципах признания интеллектуальных прав, принадлежащих как российским, так и иностранным лицам (и лицам без гражданства), но главный практический вопрос, разрешаемый нормами данной статьи, — это предоставление национального российского режима иностранцам и апатридам, т.е. режима, аналогичного тому, который предоставляется российским правообладателям.

Важность положений, закрепленных в комментируемой статье, объясняется тем, что общепризнанным является факт, что интеллектуальные права, «в принципе, имеют действие в пределах данного государства и не имеют действия за пределами его юрисдикции» (Л.А. Лунц).

Существуют общие условия, при которых закрепление исключительного права не допускается. К числу общих положений, безусловно, относится принцип действия исключительных прав в пространстве — территориальное действие права; непризнание прав, возникших под действием иностранного закона, за исключением случаев, предусмотренных международным договором; независимость этих прав, даже при предоставлении охраны в силу международных договоров.

2. Без всяких оговорок признаются в РФ личные неимущественные и другие неисключительные права иностранных граждан, иностранных юридических лиц и лиц без гражданства. В этой сфере иностранцам и апатридам предоставляется национальный режим в точном соответствии с указанием ч. 4 п. 1 ст. 2 ГК и ч. 3 ст. 62 российской Конституции.

Что касается исключительных (т.е. имущественных) прав, то зарубежным обладателям таких прав тоже предоставляется национальный режим, но в том случае, если такие права возникли на территории России и прошли процедуру признания по российскому законодательству (т.е. права, «установленные ГК») или если какое-либо исключительное право признано международным соглашением, в котором участвует РФ (см. п. 1 комментируемой статьи).

3. Поскольку по общему правилу объекты исключительного права подлежат в России государственной регистрации (ст. 1232 ГК РФ), то обладателем исключительного права будет считаться лицо, на имя которого произведена такая регистрация. При этом иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица имеют право на регистрацию объекта исключительного права на равных началах с российскими гражданами и юридическими лицами. В этом и выражается сущность национального режима.

Не требуется государственная регистрация объекта исключительного права, если Российская Федерация признала само право по международному договору, но в этом случае национальный режим означает, что в отсутствии специальных оговорок на территории РФ отношения по поводу обладания исключительным правом, возникшим за границей, будут определяться по российскому законодательству (см. п. 2 комментируемой статьи). В данном случае также не имеет значения, кому принадлежит возникшее за границей исключительное право — иностранным или российским лицам.

Судам необходимо учитывать, что в настоящее время РФ является участницей следующих международных договоров, регулирующих правоотношения в сфере авторских и смежных с авторскими прав:

Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (Стокгольм, 14 июля 1967 г., в ред. от 2 октября 1979 г.; вступила в силу для СССР 26 апреля 1970 г.);

Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений (Берн, 9 сентября 1886 г.; вступила в силу для Российской Федерации 13 марта 1995 г.);

Всемирной конвенции об авторском праве (Женева, 6 сентября 1952 г.; пересмотрена в Париже 24 июля 1971 г.; вступила в силу для СССР 27 мая 1973 г.);

Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (Рим, 26 октября 1961 г.; вступила в силу для Российской Федерации 26 мая 2003 г.);

Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (Женева, 29 октября 1971 г.; вступила в силу для Российской Федерации 13 марта 1995 г.) (Постановление Пленума ВС РФ от 19.06.2006 N 15).

Другой комментарий к Ст. 1231 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья посвящена действию в пространстве норм о правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. При этом, по выражению А.Л. Маковского, «определение в законе сферы действия этих норм приобрело форму определения сферы действия самих интеллектуальных прав» . Это достигается путем установления в ст. 1231 и в других основанных на ее содержании статьях ГК условий, при соблюдении которых исключительные или иные интеллектуальные права действуют на территории Российской Федерации. Положения ст. 1231 конкретизируются в ст. ст. 1256, 1321, 1328, 1332, 1336, 1341, 1346, 1409, 1475, 1479, 1517 и 1540 ГК.
———————————
Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского. С. 304.

2. В теории неоднократно подчеркивалось, что нормы об интеллектуальных правах являются территориально ограниченными по своей природе . Однако общее правило, закрепляющее принцип территориального действия норм российского гражданского законодательства об интеллектуальных правах, впервые введено в ст. 1231. Этот принцип выражается в том, что даже в тех случаях, когда на территории России охрана предоставляется интеллектуальным правам на основании международного договора, содержание прав, их действие, ограничения, порядок осуществления и защиты определяются по общему правилу Гражданским кодексом. Иной порядок охраны, основанный на применении норм права иностранного государства, возможен только, если он прямо предусмотрен в каждом конкретном случае международным договором или нормой ГК.
———————————
См., например: Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3 т. М., 2002. С. 664.

Применительно к исключительным правам этот принцип непосредственно сформулирован в п. 2 ст. 1231, однако он в полной мере распространяется и на все иные интеллектуальные права (в т.ч. личные неимущественные).

3. Пункт 1 ст. 1231 посвящен решению вопроса о предоставлении интеллектуальным правам национального режима на территории Российской Федерации. В нем дифференцированно решается вопрос о национальном режиме применительно к исключительным правам и ко всем иным интеллектуальным правам.

Согласно общему правилу, сформулированному в абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК, к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц применяются правила, установленные гражданским законодательством для российских участников гражданского оборота, т.е. к иностранным лицам применяется национальный режим. Это правило в полной мере распространяется на личные неимущественные и иные не являющиеся исключительными интеллектуальные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (абз. 2 п. 1 ст. 1231). То есть для всех интеллектуальных прав, кроме исключительных, принцип национального режима действует без всяких изъятий и ограничений. Он применяется к любым иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам независимо от того, участвуют ли их страны в тех или иных международных договорах в сфере интеллектуальной собственности. Например, правом авторства, правом на неприкосновенность произведения, правом следования и т.д. могут пользоваться в нашей стране не только авторы из стран — участниц Бернской конвенции, предусматривающей существование таких прав, но и из тех государств, которые не являются членами Бернской конвенции и даже не содержат таких прав в своем законодательстве.

Вполне естественно, что содержание предоставляемых личных неимущественных и иных интеллектуальных прав (кроме исключительных), их действие, ограничения, а также порядок осуществления и защиты определяются в соответствии с положениями действующего Гражданского кодекса в данной сфере. Так, если законодательство страны в точном соответствии со ст. 6 bis Бернской конвенции предусматривает право автора «противодействовать всякому извращению, искажению или изменению. а также любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора», то в Российской Федерации этот автор будет обладать более широким по содержанию правом на неприкосновенность произведения (ст. 1266 ГК РФ).

4. В отличие от вышеназванного общего правила, действующего применительно ко всем интеллектуальным правам, кроме исключительных, в отношении последних предусмотрено, что на территории Российской Федерации действуют исключительные права, «установленные международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом». То есть охрана им предоставляется в точном соответствии с условиями международных договоров Российской Федерации, и принцип национального режима для каждого вида исключительных прав определяется в соответствии с требованиями этих международных соглашений. Соответствующие требования международных договоров воспроизведены в ГК применительно к исключительным правам на различные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (см., например, ст. 5 Бернской конвенции и ст. 1256 ГК, ст. 2 Парижской конвенции и ст. 1346 ГК и др.).

5. В тех случаях, когда исключительные права на какой-либо результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, охраняемые в Российской Федерации, находятся за рамками международных соглашений (например, Российская Федерация не является участницей соответствующего соглашения или международные договоры в данной сфере вообще отсутствуют), вопросы о возможности распространения положений российского законодательства на иностранных лиц полностью регулируются нормами ГК. В частности, абз. 3 п. 1 ст. 1336 ГК предусматривает, что исключительное право иностранного изготовителя базы данных действует на территории Российской Федерации при условии, что законодательством соответствующего иностранного государства предоставляется на его территории охрана исключительному праву российских изготовителей баз данных. Норма аналогичного содержания предусмотрена в подп. 3 п. 1 ст. 1341 ГК в отношении исключительного права публикатора на произведение, обнародованное за пределами территории России иностранным гражданином или лицом без гражданства. В обоих случаях принцип национального режима заменяется принципом взаимности.

Гк рф статья 1231

Законодательные акты, которые могут
пригодиться при создании ТСЖ

Действие исключительных и иных интеллектуальных прав на территории Российской Федерации

1. На территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, установленные международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом. Личные неимущественные и иные интеллектуальные права, не являющиеся исключительными, действуют на территории Российской Федерации в соответствии с абзацем четвертым пункта 1 статьи 2 настоящего Кодекса.

2. При признании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в соответствии с международным договором Российской Федерации содержание права, его действие, ограничения, порядок его осуществления и защиты определяются настоящим Кодексом независимо от положений законодательства страны возникновения исключительного права, если таким международным договором или настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

1. Четвертая часть ГК занимает в этом Кодексе совершенно отличное от других его частей место в двух отношениях.
Во-первых, большинство норм ГК об интеллектуальных правах имеют иную сферу действия в пространстве, чем нормы других отраслей гражданского права (корпоративного, вещного, обязательственного, наследственного), и соответственно эти нормы ГК по-иному соотносятся с нормами иностранного национального права, регулирующими такие же отношения по поводу прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации.
Во-вторых, в нормах части четвертой ГК учтено и непосредственно воспроизведено весьма значительное число норм международных унификационных договоров о правовой охране интеллектуальной собственности, в которых участвует Российская Федерация, а в некоторых случаях и договоров, в которых Россия пока не участвует.
Обе эти важные особенности части четвертой ГК неразрывно между собой связаны, причем вторая является непосредственным следствием первой.

2. Наиболее общие и принципиальные правила о сфере действия норм части четвертой ГК помещены в статье 1231. Эта статья ГК вместе с рядом основанных на ее положениях и конкретизирующих эти положения других статей Кодекса образует систему правил, определяющих сферу действия в пространстве норм разд. VII ГК о правах на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации. В эту систему кроме ст. 1231 входят также нормы ГК о действии на территории Российской Федерации исключительных прав:
— на произведения науки, литературы и искусства (ст. 1256);
— на исполнение (ст. 1321);
— на фонограмму (ст. 1328);
— на сообщение радио- или телепередачи (ст. 1332);
— изготовителя базы данных (ст. 1336);
— публикатора на произведение (ст. 1341);
— на изобретения, полезные модели и промышленные образцы (ст. 1346);
— на селекционные достижения (ст. 1409);
— на фирменное наименование (ст. 1475);
— на товарный знак (ст. 1479);
— использования наименования места происхождения товара (ст. 1517);
— на коммерческое обозначение (ст. 1540).
Вследствие особенностей предмета регулирования, осуществляемого нормами разд. VII ГК, — предоставления государством правовой охраны определенным результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации посредством закрепления за определенными категориями лиц интеллектуальных прав (субъективных гражданских прав на эти результаты и средства) — определение в законе сферы действия этих норм приобрело форму определения сферы действия самих интеллектуальных прав. Сделано это следующим образом: в нормах ГК установлены те условия, при наличии которых соответствующие права в Российской Федерации «действуют» и (или) «признаются» или «распространяются» на определенные законом объекты и названных в нем лиц. Однако до выяснения указанных условий действия (признания и т.д.) интеллектуальных прав (что должно быть сделано применительно к каждому виду интеллектуальной собственности отдельно) необходимо обратить внимание на то, каким образом и какие нормативно-правовые основания их «действия» на территории России устанавливает ГК.
Как сказано в пункте 1 статьи 1231 ГК, «на территории Российской Федерации действуют исключительные права. установленные международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом». Слово «установленные» имеет в данном контексте широкий смысл. Оно означает не просто предусмотренные Кодексом или международными договорами виды исключительных прав (исключительные права на определенные виды интеллектуальной собственности), а исключительные права, возникающие, существующие и прекращающиеся по основаниям и в порядке, которые установлены: (1) внутригосударственным (национальным) российским законодательством (притом не любым его актом, а лишь ГК) либо (2) международным договором, в котором участвует Российская Федерация. К этому надо добавить, что среди обширного и весьма детализированного набора коллизионных норм, вошедших в разд. VI ГК «Международное частное право», нет ни одной коллизионной нормы, которая предусматривала бы в качестве права, подлежащего применению к исключительным правам на интеллектуальную собственность, право иностранного государства. Таким образом, российский ГК в принципе (хотя, вопреки распространенному мнению, все же не абсолютно) исключает действие на территории России иностранного права, регламентирующего исключительные права, если только возможность применения иностранного права не вытекает из международного договора Российской Федерации. По общему правилу аналогичный ограничительный подход к применению иностранного права об интеллектуальной собственности (часто еще более строгий, чем предусмотренный российским ГК) свойствен и национальному праву других государств. Результатом этого является территориальная сфера действия правовых норм в этой области частного (гражданского и торгового) права, в то время как большинство других его норм имеют экстерриториальное действие и широко признаются и применяются в чужих для них правопорядках. До нынешнего ГК в отечественном законодательстве не было общего правила, из которого вытекал бы принцип территориального действия его норм об интеллектуальных правах. Тем не менее принцип этот существовал на всем протяжении истории этого законодательства и не вызывал сомнения. Еще в 1940 г. И.С. Перетерский писал: «Авторское право, изобретательское право, право на товарные знаки имеют ту общую черту, что предоставляемые субъектам этих прав правомочия имеют силу лишь в пределах того государства, где указанные права возникли, поскольку нет специального международно-правового соглашения о признании этих прав за границей. В особенности ясно это видно в тех случаях, когда акт государственной власти является фактом, конституирующим само право, — выдача патента, регистрация товарного знака — акт этот имеет силу лишь в пределах территории данного государства. В силу этого можно сказать, что перечисленные права имеют территориальный характер». Значительно позднее Л.А. Лунц писал о таких нормах, что они «отличаются строго территориальным характером: они, в принципе, имеют действие в пределах данного государства и не имеют действия за пределами его юрисдикции».

3. Территориальный характер интеллектуальных прав сохраняет значение как ведущий принцип, на котором основано определение сферы действия норм ГК об исключительных правах. В этом легко убедиться, обратившись к любой из указанных выше (п. 2 настоящего комментария) статей ГК, образующих систему правил о сфере действия норм разд. VII.
Так, в соответствии со статьей 1256 ГК (подп. 1 и 2 п. 1) исключительное право признается на произведения науки, литературы и искусства, которые либо обнародованы или находятся в какой-то объективной форме на территории России, независимо от гражданства автора, либо созданы авторами — гражданами России, независимо от места обнародования или нахождения произведения. Во всех иных случаях признание в Российской Федерации исключительного авторского права на произведение науки, литературы или искусства возможно только на основании международного договора Российской Федерации.
Исключительное право на фонограмму действует, если ее изготовитель является российским гражданином или российским юридическим лицом либо фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространены на территории Российской Федерации (ст. 1328 ГК). Иные случаи признания на территории России исключительного права на фонограмму возможны только тогда, когда это предусмотрено международным договором Российской Федерации.
Исключительные права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы и товарные знаки действуют в России, если эти права удостоверены патентами, выданными российским федеральным органом исполнительной власти (ст. 1346 ГК). Иные патенты могут иметь силу на территории Российской Федерации только в соответствии с международными договорами. Использованные в приведенных нормах и в нормах из других упомянутых статей ГК условия (критерии), которые позволяют считать, что соответствующие исключительные права «действуют», «признаются» на территории Российской Федерации и тем самым могут быть отнесены к числу «исключительных прав. установленных. настоящим Кодексом» (п. 1 ст. 1231), разнообразны, так как их содержание зависит от вида охраняемого результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Но несмотря на их разнообразие, очевидно, что «установленные настоящим Кодексом» с помощью этих условий исключительные права не включают права, возникшие на основании и в результате применения иностранного законодательства, в рамках иного правопорядка. Даже тогда, когда ГК предоставляет охрану произведению российского гражданина, обнародованному или находящемуся в какой-либо объективной форме за пределами Российской Федерации (подп. 2 п. 1 ст. 1256), исключительное право на это произведение возникает в России независимо от того, получило ли оно правовую охрану в стране обнародования или местонахождения данного произведения.
Вместе с тем нельзя не заметить, что реальное влияние принципа территориального действия законодательства об интеллектуальных правах на осложненные иностранным элементом отношения по поводу результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации постепенно ослабляется. Происходит это прежде всего фактически, под влиянием получивших широкое признание в мире универсальных международных договоров о правовой охране различных видов интеллектуальных продуктов (см. ниже п. 5 — 9 настоящего комментария).
Серьезный шаг в этом направлении сделал и Гражданский кодекс (см. ниже п. 10 настоящего комментария).

4. Принцип территориального действия национального законодательства об интеллектуальных правах ставит государство перед выбором: быть свободным от признания прав на интеллектуальную собственность, возникших в рамках иного правопорядка, и от предоставления ей охраны на своей территории (тем самым делая беззащитными своих авторов и других правообладателей за границей) либо путем международных договоренностей, принимая на себя на взаимной с другими государствами основе соответствующие обязательства, предоставлять охрану такой интеллектуальной собственности.
Среди существующих в мире многочисленных многосторонних международных договоров, связанных с регулированием в национальном праве отношений в сфере интеллектуальных прав, особое место занимает группа универсальных международных договоров, обязывающих участвующие в них государства предоставлять правовую охрану различным результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации, происходящим из других стран — участниц этих договоров, и определяющих содержание этой правовой охраны (по крайней мере основное).
В большинстве этих международных унификационных договоров (чаще носящих название конвенций) Россия участвует. Именно эти международные договоры в первую очередь имеются в виду в ст. 1231 ГК, когда в ней говорится, что на территории Российской Федерации «действуют исключительные права. установленные международными договорами Российской Федерации. » (абз. 1 п. 1).
Природа интеллектуальных прав как «особо предоставляемых» государством и обусловленная ею территориальная сфера действия норм, посредством которых предоставляется охрана интеллектуальной собственности, предопределяют, с одной стороны, содержание указанных международных унификационных договоров об интеллектуальной собственности, а с другой — особый характер имплементации норм этих договоров в национальное законодательство.
Необходимость обеспечить предоставление в договаривающихся государствах охраны определенным видам интеллектуальной собственности заставляет определять в указанных международных договорах:
— виды охраняемой интеллектуальной собственности (объекты) и лица (субъекты), наделением которых правами на эту интеллектуальную собственность обеспечивается ее охрана, и
— объем предоставляемой охраны, что осуществляется одновременно двумя путями: (а) предоставлением иностранцам в государстве — участнике договора национального режима в том, что касается прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, и (б) наполнением этого режима в наиболее существенной части единообразным содержанием. Последнее достигается включением в международный договор унифицированных гражданско-правовых норм, устанавливающих определенные минимальные требования к содержанию и защите интеллектуальных прав (своего рода международные стандарты).
По сути дела указанные международные договоры в сфере интеллектуальной собственности в значительной мере предопределяют содержание соответствующего национального законодательства договаривающихся государств. Предоставление ими национального режима, содержание которого в той или иной степени определено унифицированными нормами международного договора, практически невозможно без введения этих норм во внутригосударственное законодательство (разумеется, в свойственной этому законодательству форме). Россия в этом отношении не является исключением, и поэтому до трети норм, составляющих содержание разд. VII ГК, воспроизводят нормы соответствующих международных договоров об интеллектуальных правах (см. ниже п. 5 — 9 настоящего комментария).

5. Россия участвует в двух крупных универсальных международных договорах по авторскому праву. 6 сентября 1952 г. в Женеве была принята разработанная под эгидой ЮНЕСКО Всемирная конвенция об авторском праве (далее — Женевская конвенция), вступившая в силу 16 сентября 1955 г. Позднее, 24 июля 1971 г., участвующие в этой Конвенции государства приняли ее пересмотренную редакцию. В настоящее время в Женевской конвенции участвуют свыше 100 государств.
В отношении Женевской конвенции Россия является преемником СССР, который присоединился к Конвенции 27 февраля 1973 г. Таким образом, для Российской Федерации Женевская конвенция в редакции 1971 г. действует с 9 мая 1995 г., а в редакции 1952 г. — с 27 мая 1973 г..
Аутентичными текстами Женевской конвенции являются тексты на английском, французском и испанском языках (п. 1 ст. XVI). Основное обязательство государства — участника Женевской конвенции заключается в обязанности предоставлять правовую охрану:
— произведениям граждан других договаривающихся государств, как выпущенным где-либо, так и не выпущенным в свет, и
— произведениям, впервые выпущенным в свет в другом договаривающемся государстве, как произведениям своих граждан, впервые выпущенным в свет на своей территории либо соответственно не выпущенным в свет (ст. II).
Существо этого обязательства участвующего в Женевской конвенции государства заключается в предоставлении указанным выше «иностранным» произведениям национального режима правовой охраны. Но кроме этого Женевская конвенция обязывает предоставлять этим произведениям «также охрану, специально предоставляемую настоящей Конвенцией» (п. 1 и 2 ст. II). Содержание этой дополнительной охраны определяется в ряде материально-правовых норм Конвенции, допускающих при определенных Конвенцией условиях и в установленных ею пределах исключения из них во внутреннем законодательстве.
9 сентября 1886 г. в Берне была принята Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений (далее — Бернская конвенция), вступившая в силу 5 декабря 1887 г. Конвенция неоднократно дополнялась и пересматривалась. В редакции 1971 г. Конвенция вступила в силу 10 октября 1974 г. (ст. 1 — 21). В Конвенции, имея в виду все ее редакции, участвуют свыше 160 государств.
Россия присоединилась к Бернской конвенции в редакции 1971 г. (измененной 2 октября 1979 г.) на основании Постановления Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. N 1224 с заявлением о том, что действие Конвенции «не распространяется на произведения, которые на дату вступления этой Конвенции в силу для Российской Федерации уже являются на ее территории общественным достоянием» (п. 2). Бернская конвенция вступила в силу для России 13 марта 1995 г. Бернская конвенция в редакции 1971 г. подписана на английском и французском языках, причем в случае разногласий в толковании различных текстов предпочтение отдается французскому тексту (ст. 37, п. 1, подп. «a» и «c»). Конвенция имеет официальные тексты на арабском, испанском, итальянском, немецком и португальском языках, а также на других языках по определению Ассамблеи (там же, подп. «b»). В соответствии с этой статьей подготовлен официальный текст Бернской конвенции на русском языке, соответствие которого оригиналу подтверждено Генеральным директором ВОИС 18 марта 2003 г.
Основные положения Бернской конвенции состоят в следующем.
Произведения, в отношении которых предоставляется охрана, определены в Бернской конвенции несколькими способами. Во-первых, общим образом охраняются права на «литературные и художественные произведения» (ст. 1; ср. подп. 1 п. 1 ст. 1225, п. 1 ст. 1255 ГК). Во-вторых, с помощью подробного открытого перечня таких произведений (п. 1 ст. 2; ср. п. 2 ст. 1255 ГК). В-третьих, путем исключения из сферы действия Конвенции некоторых достаточно точно определенных видов произведений (например, в п. 8 ст. 2; ср. подп. 4 п. 6 ст. 1259 ГК). Кроме того, рядом норм Конвенции участвующим в ней государствам предоставляется право тем или иным образом решить в своем законодательстве вопрос о применении Конвенции к отдельным видам произведений — официальным документам, политическим речам и др. (например, в п. 4 ст. 2, п. 1 ст. 2bis; ср. подп. 1 п. 6 ст. 1259, ст. 1264, подп. 4 п. 1 ст. 1274 ГК).
Субъекты, которым предоставляется охрана. Бернская конвенция имеет целью «охрану прав авторов на их литературные и художественные произведения» (преамбула), и в целом ряде ее норм указывается, что предусмотренная Конвенцией охрана «применяется к авторам» или «предоставляется авторам» (например, в п. 1 ст. 3, ст. 4, п. 1 ст. 5 и др.). Конвенция не регулирует передачу и переход прав авторов к другим лицам, но прямо допускает это (например, в п. 1 ст. 6bis, ст. 14ter и др.; ср. п. 1 ст. 1265, ст. 1293 ГК) и устанавливает, что охрана указанных в ней произведений в договаривающихся государствах «осуществляется в пользу авторов и их правопреемников» (п. 6 ст. 2).
Предоставление национального режима. «В отношении произведений, по которым авторам предоставляется охрана» в силу Бернской конвенции, авторы пользуются в участвующих в ней государствах «правами, которые предоставляются в настоящее время или будут предоставляться в дальнейшем соответствующими законами этих стран своим гражданам. » (п. 1 ст. 5; ср. абз. 4 п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 1231 ГК).
Авторские права, предоставляемые в силу Конвенции. Авторы, которые в отношении охраняемых произведений пользуются в силу Бернской конвенции в участвующих в ней государствах национальным режимом, пользуются также «правами, особо предоставляемыми» этой Конвенцией (п. 1 ст. 5). К таким правам, особо предоставляемым в силу Конвенции, относится прежде всего широкий набор исключительных прав, одни из которых сформулированы как право самого автора совершать определенные действия в отношении своих произведений («подготавливать сборники» своих политических речей и других публично произнесенных произведений — п. 3 ст. 2bis), другие — как право совершать такие действия самому и разрешать их другим («переводить и разрешать переводы своих произведений» — ст. 8), третьи — их большинство — как право разрешать другим лицам в отношении своих произведений определенные действия (воспроизведение любым образом и в любой форме, публичное исполнение, передачу в эфир и по проводам и др. — п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 11, п. 1 ст. 11bis, п. 1 и 2 ст. 11ter, ст. 12, 13, п. 1 ст. 14 и др.). В Гражданском кодексе этим отдельным «исключительным правам» соответствует подробный открытый перечень правомочий, входящих в состав единого «исключительного права на произведение» (ст. 1270 и др.), о понятии которого уже сказано выше.
Кроме исключительных прав Бернская конвенция предоставляет в отношении оригиналов произведений искусства и рукописей авторам и их наследникам имущественное «неотчуждаемое право долевого участия в каждой продаже произведения» (ст. 14ter), которому в ГК соответствует так называемое право следования (ст. 1293).
Независимо от имущественных прав автор имеет по Бернской конвенции и личные неимущественные права: право авторства и право на защиту своего произведения от изменений, а также от посягательств, способных нанести ущерб чести или репутации автора (ст. 6bis; ср. ст. 1265 — 1267 ГК).
Ограничения предоставляемой охраны, предусмотренные в Бернской конвенции, носят частный характер, касаются конкретных исключительных прав (п. 1 ст. 2bis, п. 1 ст. 13 и др.). Они лежат в основе ряда предусмотренных ГК случаев «свободного использования» произведений — без согласия правообладателя.
20 декабря 1996 г. в Женеве был принят разработанный под эгидой ВОИС Договор ВОИС по авторскому праву (далее — ДАП), вступивший в силу 6 марта 2002 г. Участниками ДАП являются свыше 60 государств.
Россия в ДАП не участвует, однако с 2006 г. ведется подготовка к ратификации этого Договора.
Русский текст ДАП является одним из его аутентичных текстов наряду с текстами на английском, арабском, испанском, китайском и французском языках (п. 1 ст. 24).
Заключение ДАП было связано в основном с тремя обстоятельствами: (1) с появлением новых видов произведений, требующих некоторых специальных правил охраны, (2) с появлением новых информационных и коммуникационных технологий; значительно упрощающих и расширяющих возможности распространения произведений, и в связи с этим (3) с необходимостью усиления защиты авторских прав. Основные положения ДАП заключаются в следующем.
Произведения, в отношении которых предоставляется охрана, названные в Бернской конвенции, дополнены в ДАП компьютерными программами (ст. 4; ср. подп. 2 п. 1 ст. 1225, последний абзац п. 1 ст. 1259, ст. 1261 ГК) и базами данных (ст. 5; ср. подп. 3 п. 1 ст. 1225, п. 2 — 6 ст. 1260 ГК). Кроме того, ДАП уточнил, что правовая охрана распространяется на «форму выражения» произведений, а не на идеи, процессы и тому подобное «как таковые» (ст. 2; ср. п. 5 ст. 1259 ГК).
Субъекты, которым предоставляется охрана, в ДАП те же, что и в Бернской конвенции: ее статьи 2 — 6 применяются и в отношении охраны, предусмотренной ДАП (ст. 2). Субъектом прав на компьютерную программу является ее «автор» (подп. «i» п. 1 ст. 7). Договор ввел термин «авторско-правовая охрана» (преамбула, ст. 2), по содержанию равноценный используемому в Бернской конвенции и в том же ДАП (ст. 11) более общему термину «правовая охрана».
Предоставление национального режима, предусмотренное Бернской конвенцией (ст. 5), в полной мере сохраняет силу и для ДАП (ст. 3).
Авторские права, предоставляемые на основании ДАП, существенно дополняют права, предусмотренные Бернской конвенцией. Во-первых, введено в качестве общей категории исключительное право на распространение произведения (ст. 6; ср. подп. 2 п. 2 ст. 1270, ст. 1272 ГК). Во-вторых, регламентировано специальными правилами исключительное право на прокат компьютерных программ, кинематографических произведений и фонограмм (ст. 7; ср. подп. 5 п. 2 и п. 4 ст. 1270, подп. 9 п. 2 ст. 1317, подп. 8 п. 2 ст. 1324 ГК). В-третьих, что наиболее существенно с практической точки зрения, в ДАП появилось новое исключительное право автора «на сообщение своих произведений для всеобщего сведения по проводам или средствами беспроводной связи», включая помещение их в Интернет (ст. 8; ср. подп. 11 п. 2 ст. 1270, подп. 7 п. 2 ст. 1317, подп. 4 п. 2 ст. 1324, подп. 5 п. 2 ст. 1330 ГК).
Ограничения предоставляемой охраны, которые в Бернской конвенции установлены в виде возможных в национальном законодательстве конкретных изъятий из конкретных исключительных прав, в ДАП пополнились так называемым трехшаговым тестом, определяющим критерии для государств — участников ДАП (п. 1 ст. 10) и Бернской конвенции (п. 2 ст. 9), желающих предусмотреть «ограничения или исключения» из этих прав. Такие ограничения и исключения могут устанавливаться: (1) «в определенных особых случаях», (2) «которые не наносят ущерба нормальному использованию произведения» и (3) «необоснованным образом не ущемляют законные интересы автора» (ср. п. 5 ст. 1229, п. 4 ст. 1280 ГК).

6. Основным многосторонним международным договором, определяющим в течение почти полувека охрану смежных прав, является Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций, разработанная ЮНЕСКО и принятая в Риме 26 октября 1961 г. (далее — Римская конвенция). Римская конвенция вступила в силу 18 мая 1964 г., ее участниками являются свыше 80 государств.
Россия присоединилась к Римской конвенции на основании Постановления Правительства РФ от 20 декабря 2002 г. При присоединении сделан ряд оговорок, допускаемых Конвенцией (в соответствии с п. 3 ст. 5, п. 2 ст. 6 и подп. «a» п. 1 ст. 16). Конвенция вступила в силу для России 26 мая 2003 г.
Аутентичными являются тексты Римской конвенции на английском, французском и испанском языках, официальными — на немецком, итальянском и португальском (ст. 33). Подготовленный секретариатом ЮНЕСКО перевод Римской конвенции на русский язык стал в России после присоединения к Конвенции официальным переводом.
Основные положения Римской конвенции о правах, «установленных» этим международным договором (п. 1 ст. 1231 ГК), состоят в следующем.
Объекты, в отношении которых предоставляется охрана по Римской конвенции в качестве объектов смежных прав, немногочисленны и названы в ней конкретно. Охрана должна быть предоставлена в отношении исполнений, фонограмм и передач в эфир. Однако определены в Конвенции из этих трех объектов лишь два: «фонограмма» (п. «b» ст. 3; ср. подп. 2 п. 1 ст. 1304 ГК) и «передача в эфир» (п. «f» ст. 3; ср. подп. 3 п. 1 ст. 1304 ГК); «исполнение» вследствие то ли кажущейся очевидности этого понятия, то ли, наоборот, трудности «ухватить» его сугубо нематериальную природу в Римской конвенции не определено (ср. п. 1 ст. 1303, подп. 1 п. 1 ст. 1304 ГК).
Субъекты, которым предоставляется охрана, названы в Римской конвенции весьма четко. В отношении исполнений это «артисты-исполнители», круг которых определен в самой Конвенции с помощью примерного перечня и общего признака («лица, которые. каким-либо. образом участвуют в исполнении литературных и художественных произведений») и может быть расширен в законодательстве договаривающихся государств (п. «a» ст. 3, ст. 9; ср. ст. 1313 ГК). В отношении фонограмм такими субъектами предоставляемых Конвенцией прав являются «изготовители фонограмм» (п. «c» ст. 3; ср. ст. 1322 ГК). В отношении передач в эфир субъектом предоставляемых прав является «вещательная организация» (ст. 13; ср. ст. 1329 ГК).
Предоставление национального режима урегулировано в Римской конвенции значительно подробнее и точнее, чем в конвенциях по авторскому праву. В Римской конвенции дано определение того, какой правовой режим, предоставляемый внутренним законодательством договаривающихся государств соответствующим категориям лиц и объектов, следует считать «для целей настоящей Конвенции национальным режимом охраны» (ст. 2). Более детально, с предоставлением договаривающимся государствам различных вариантов выбора и возможностей различных изъятий посредством соответствующих оговорок определены в Конвенции условия предоставления национального режима охраны субъектам каждой из трех названных выше категорий — артистам-исполнителям (ст. 4), изготовителям фонограмм (ст. 5) и вещательным организациям (ст. 6).
Смежные права, предоставляемые в силу Конвенции, как бы включаются в национальный режим охраны, который должен быть обеспечен каждым из договаривающихся государств: «. национальный режим охраны предоставляется в отношении [shall be subject to] специально гарантированной охраны и ограничений, предусмотренных в настоящей Конвенции» (п. 2 ст. 2).
При этом Римская конвенция не пользуется ни понятием «смежные права», ни понятием «исключительные права», а права артистов-исполнителей (ст. 7), изготовителей фонограмм (ст. 10) и вещательных организаций (ст. 13) определяет путем перечисления тех конкретных действий, которые другие лица не могут совершать «без согласия» правообладателя (ст. 7) либо которые правообладатель вправе «разрешать или запрещать» другим лицам (ст. 10, 13). В Гражданском кодексе РФ лицам каждой из этих категорий предоставляется исключительное право использовать соответствующий объект «любым не противоречащим закону способом» и возможность распоряжаться этим исключительным правом. Значительно более широкие и подробные открытые перечни правомочий, входящих в состав этих исключительных прав, включают и права, названные в Римской конвенции (см. соответственно ст. 1317, 1324 и 1330 ГК).
Ограничения предоставляемой охраны предусмотрены в Римской конвенции, как правило, путем наделения договаривающихся государств правом устанавливать в своем законодательстве изъятия (исключения) из предоставляемых прав, (1) названные в самой Конвенции (п. 1 ст. 15; ср. подп. 2 п. 2 ст. 1330 ГК) либо (2) установленные в его внутреннем праве «в отношении охраны прав на литературные и художественные произведения» (п. 2 ст. 15; ср. ст. 1306 ГК).
29 октября 1971 г. в Женеве была принята подготовленная в рамках ЮНЕСКО Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (далее — Конвенция о фонограммах). Конвенция вступила в силу 18 апреля 1973 г., и в ней участвуют свыше 75 государств.
Российская Федерация присоединилась к Конвенции о фонограммах на основании Постановления Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. одновременно с присоединением к Бернской конвенции.
Русский текст Конвенции о фонограммах является аутентичным наряду с английским, испанским и французским (п. 1 ст. 13). Как явствует даже из ее названия, Конвенция о фонограммах предусматривает охрану интересов только «производителей фонограмм» и, естественно, только в отношении фонограмм. Узок и круг правомочий этих лиц, защиту которых имеет в виду Конвенция: участвующие в ней государства обязаны охранять интересы производителей фонограмм: (1) «от производства копий фонограмм без согласия производителя» и (2) «от ввоза таких копий», если производство или ввоз осуществляются с целью их распространения (ст. 2). Юридические меры, которые могут быть для этого предусмотрены в национальном законодательстве, могут «включать» предоставление «охраны посредством предоставления авторского права или другого особого права» (ст. 3). В этом случае «ограничения, касающиеся охраны интересов производителей фонограмм», могут быть «того же характера, что и те, которые допускаются в отношении охраны интересов авторов литературных и художественных произведений» (ст. 6).
Этим гражданско-правовое содержание Конвенции о фонограммах, собственно, исчерпывается, и даже принцип национального режима в ней достаточно ясно не выражен.
20 декабря 1996 г. одновременно с ДАП и во многом по его подобию в Женеве был принят разработанный также под эгидой ВОИС Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам (далее — ДИФ), вступивший в силу 20 мая 2002 г. В нем участвуют около 60 государств.
Россия участником ДИФ не является и мер к такому участию пока не предпринимает. В связи с этим в настоящем Комментарии этот международный Договор не рассматривается.
Вопрос об аутентичных текстах решен в ДИФ (ст. 32) так же, как и в ДАП, за исключением того, что русский текст в их числе не назван. Официальный текст на русском языке подготовлен и опубликован ВОИС в 1997 г.

7. Основным международным договором, которым, как сказано в п. 1 ст. 1231 ГК, «установлены» исключительные права на промышленную собственность (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки и др.), является Парижская конвенция по охране промышленной собственности (далее — Парижская конвенция). Эта Конвенция принята в Париже 20 марта 1883 г., вступила в силу 7 июля 1884 г. и представляет собой старейший универсальный международный договор подобного рода в сфере интеллектуальных прав. Парижская конвенция неоднократно дополнялась и пересматривалась. В редакции 1967 г. Конвенция вступила в силу 26 апреля 1970 г. (ст. 1 — 12). В Конвенции участвуют свыше 170 государств.
Советский Союз присоединился к Парижской конвенции 1 июля 1965 г. с заявлением на основании п. 2 ст. 28 Конвенции о том, что не считает себя связанным положениями этой статьи о процедуре разрешения споров, касающихся толкования или применения Конвенции. Российская Федерация продолжает участие в Конвенции как преемник СССР с 25 декабря 1991 г.
Парижская конвенция принята только на французском языке (подп. «a» п. 1 ст. 29). Конвенция имеет официальные тексты на английском, испанском, итальянском, немецком, португальском и русском языках, а также на других языках по определению Ассамблеи (там же, подп. «b»). В случае разногласий в толковании различных текстов предпочтение отдается французскому тексту (там же, подп. «c»).
Основные положения Парижской конвенции о правах, «установленных» этим международным договором (см. п. 1 ст. 1231 ГК), состоят в следующем.
Объекты, в отношении которых предоставляется охрана в силу Парижской конвенции, — это «патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания происхождения или наименования места происхождения, а также пресечение недобросовестной конкуренции» (п. 2 ст. 1). Этот замкнутый перечень охраняемых объектов требует пояснений:
— в действительности охрана должна предоставляться в отношении не «фирменного наименования» (как ошибочно сказано в ст. 8 официального русского текста Конвенции), а «коммерческого обозначения» (le nom commercial). Последнее должно охраняться во всех участвующих в Конвенции государствах «без обязательной подачи заявки или регистрации», что неосуществимо в России в отношении фирменных наименований (см. абз. 2 п. 4 ст. 54 ГК);
— Конвенция обязывает все участвующие в ней государства обеспечить защиту от недобросовестной конкуренции, но вытекающее из этого право «на пресечение недобросовестной конкуренции» представляет собой лишь право на защиту от неправомерного поведения, а не право на промышленную собственность как на интеллектуальный продукт, на его использование, которое правообладатель может разрешать или запрещать другим лицам.
Субъекты, которым предоставляется охрана, в Парижской конвенции не только не определены, но в отношении прав на некоторые охраняемые объекты промышленной собственности даже не названы. В отношении технических решений (и то в некоторых случаях не всех) в Конвенции используются (но не определяются) понятия «патентообладатель» (подп. 1 и 4 п. «A» ст. 5, ст. 5.ter, ст. 5.quater) или «владелец патента» (п. 2 ст. 12), в отношении товарных знаков — «владелец товарного знака» (подп. 2 п. «C» ст. 5, ст. 6.septies). Указаний на то, кому принадлежит право на коммерческое обозначение или наименование места происхождения товара, в Парижской конвенции нет.
Путем сопоставления разных положений Парижской конвенции, отталкиваясь от противного, используя некоторые ее положения по аналогии, можно прийти к выводу, что субъектами прав на охраняемые Конвенцией объекты промышленной собственности могут быть физические или юридические лица, занимающиеся изготовлением, производством или сбытом продуктов, которые в договаривающемся государстве имеют право на законную охрану (см., в частности, п. 1 ст. 9 и п. 2 ст. 10). Такой весьма общий вывод имеет объяснение: во-первых, Конвенция, как правило, имеет дело с объектами, охрана которым в каждом случае предоставляется на основании индивидуального акта органа власти, и, во-вторых, Конвенция исходит из оборотоспособности прав на эти объекты. Не случайно в единственной норме Парижской конвенции, в которой фигурирует вполне конкретный правообладатель — изобретатель, речь идет о личном неимущественном праве (ст. 4.ter; ср. ст. 1347, п. 1 ст. 1394 ГК). В остальном определение обладателей прав на охраняемые объекты промышленной собственности Конвенция оставляет национальному законодательству.
Предоставление национального режима предусмотрено в Парижской конвенции в качестве одного из ее важнейших положений: «В отношении охраны промышленной собственности граждане» каждого государства — участника Конвенции пользуются во всех других участвующих в ней государствах «теми же преимуществами, которые предоставляются в настоящее время или будут предоставлены впоследствии соответствующими законами собственным гражданам. Исходя из этого, их права будут охраняться так же, как и права граждан своей страны, и они будут пользоваться теми же законными средствами защиты от всякого посягательства на их права, если при этом соблюдены условия и формальности, предписываемые собственным гражданам» (п. 1 ст. 2).
Последнее «если. » вносит в понятие национального режима, предоставления которого требует Парижская конвенция, очень существенный элемент, которого нет в Бернской и Римской конвенциях и в большинстве других подобных конвенций, — необходимость для иностранных граждан и юридических лиц соблюдать все условия и правила получения соответствующего патента, установленные в государстве, где испрашивается охрана.
Права, предоставляемые в силу Конвенции. В приведенной выше норме Парижской конвенции о национальном режиме (п. 1 ст. 2) сказано также, что предоставление иностранцам права пользоваться «теми же преимуществами», какими пользуются собственные граждане, осуществляется «без ущемления [sans prejudice] прав, специально предусмотренных настоящей Конвенцией». Парижская конвенция не содержит общих определений или характеристик прав, предоставляемых в отношении названных в ней «объектов охраны». Лишь косвенным образом ее нормы указывают на то, что патентом, в том числе на изобретение, «предоставляется исключительное право» (подп. 2 п. «A» ст. 5), а владельцу товарного знака принадлежит «исключительное право изготовления или продажи. продуктов, снабженных. знаком» (п. 1 ст. 6.quater). Что же касается «прав, специально предусмотренных Конвенцией», то они предусмотрены в Парижской конвенции главным образом как нормы о защите правообладателя от ограничений или нарушений его прав, которую должны обеспечить договаривающиеся государства, причем далеко не все эти нормы являются правилами гражданского права (см., например, статьи 9, 10 и 10.ter).
Ограничения предоставляемой охраны, предусмотренные в Парижской конвенции, немногочисленны, но весьма конкретны и для содержания предоставляемых прав существенны. Так, договаривающимся государствам разрешается предусматривать в своем законодательстве «выдачу принудительных лицензий для предотвращения злоупотреблений» исключительным правом из патента, а если выдача такой лицензии окажется недостаточной, то и «лишение прав на патент» (подп. 2 и 3 п. «A» ст. 5). Кроме того, Конвенция определяет условия выдачи принудительной лицензии в случаях неиспользования патента (подп. 4 п. «A» ст. 5; ср. ст. 1239, 1362 и 1405 ГК). Подробно регламентировано в Конвенции запрещение использования в договаривающихся государствах в качестве товарных знаков их «государственных эмблем» и официальных «знаков и клейм контроля» (ст. 6.ter; ср. п. 2 ст. 1483 ГК).

8. Предоставление правовой охраны селекционным достижениям предусмотрено Международной конвенцией по охране новых сортов растений (далее — Конвенция о новых сортах растений, Конвенция UPOV).
Конвенция разработана Международным союзом по охране новых сортов растений (UPOV) — независимой межправительственной организацией и принята в Париже 2 декабря 1961 г. Конвенция трижды пересматривалась. В редакции 1991 г. она вступила в силу 24 апреля 1998 г. В Конвенции, имея в виду все ее редакции, участвуют свыше 60 государств.
Россия присоединилась к Конвенции о новых сортах растений на основании Постановления Правительства РФ от 18 декабря 1997 г., и для России она вступила в силу также 24 апреля 1998 г.
Конвенция о новых сортах растений принята на английском, французском и немецком языках, причем в случае расхождения между этими текстами предпочтение отдается французскому тексту (п. 1 ст. 41). Официальный текст на русском языке подготовлен в соответствии с п. 2 ст. 41 Конвенции.
Основные положения Конвенции о новых сортах растений состоят в следующем.
Объекты, в отношении которых предоставляется охрана, определены в Конвенции о новых сортах растений через понятие «сорт», которому, в свою очередь, дано определение (п. VI ст. 1; ср. п. 1 и 2 ст. 1412 ГК) и указание на то, к каким «растительным родам и видам» каждое договаривающееся государство обязано применять Конвенцию (ст. 3). Кроме того, поскольку новым сортам растений (так же как техническим решениям — изобретениям и др.) правовая охрана предоставляется каждому индивидуально, на основании особого акта государственной власти, в Конвенции определены критерии охраноспособности новых сортов растений (п. 1 ст. 5, ст. 6 — 9; ср. ст. 1413 ГК).
Субъекты, которым предоставляется охрана, определены в Конвенции о новых сортах растений значительно полнее. Кроме самого селекционера — «лица, которое создало, выявило или вывело новый сорт», — понятием «селекционер» в Конвенции также охватываются:
— наниматель селекционера или лицо, давшее разрешение на его работу, в случаях, предусмотренных законодательством договаривающегося государства;
— правопреемник самого селекционера или кого-либо из указанных лиц (п. IV ст. 1; ср. ст. 1410, 1420, п. 1 ст. 1421 ГК).
В этом определении лица, которому по Конвенции предоставляется охрана, не только проведено деление правообладателей на первичных и вторичных, но по существу заложена основа правового режима служебных селекционных достижений (см. ст. 1430 ГК).
Предоставление национального режима в Конвенции о новых сортах растений явно имеет прототипом соответствующую норму Парижской конвенции (п. 1 ст. 2): граждане договаривающегося государства и физические лица и юридические лица, имеющие на его территории местожительство или местонахождение, «пользуются на территории каждой другой договаривающейся стороны таким же правовым режимом, который предоставляется или может быть предоставлен впоследствии. ее собственным гражданам, в случае соблюдения указанными гражданами, физическими и юридическими лицами условий и формальностей, предписываемых собственным гражданам. » (п. 1 ст. 4 Конвенции о новых сортах растений).
Права, предоставляемые в силу Конвенции о новых сортах растений, упомянуты в ней, как и в Парижской конвенции (п. 1 ст. 2), в норме, предписывающей предоставление национального режима «без ущерба правам, оговоренным (specified) в настоящей Конвенции» (п. 1 ст. 4 Конвенции о новых сортах растений).
Для этих «оговоренных» прав Конвенция о новых сортах растений, в отличие от ее первоначального текста 1961 г. (ст. 9), не пользуется понятием «исключительное право», но она использует как равноценное ему понятие «право селекционера» (см. п. V ст. 1, п. 1 ст. 5, п. 1 ст. 10, ст. 12 и др.), определяя объем этого права, т.е. содержание входящих в него правомочий (ст. 14; ср. ст. 1421 ГК), предусматривая исключения из этого права (ст. 15; ср. п. 1 — 3 ст. 1422 ГК), его исчерпание (ст. 16; ср. п. 6 ст. 1422 ГК) и срок действия (ст. 19; ср. ст. 1424 ГК).
Ограничения предоставляемой охраны, которые могут быть введены договаривающимися государствами, ограничены, в свою очередь, рядом норм Конвенции о новых сортах растений, адресованных государствам — участникам Конвенции. Во-первых, круг устанавливаемых в их законодательстве формальностей, от которых может зависеть предоставление права селекционера, ограничен формальностями и условиями, связанными с присвоением сорту названия, с подачей заявки в компетентный орган и с уплатой пошлин (п. 2 ст. 5). Во-вторых, возможность государства позволить фермерам свободно использовать сорт на своих собственных земельных участках (см. п. 2 ст. 15) ограничена указанием на то, что вводить такое свободное использование можно лишь «в разумных пределах и при условии соблюдения законных интересов селекционера» (ср. п. 4 ст. 1422 ГК). В-третьих, — и это главное — право селекционера не может зависеть «от любых мер», принимаемых участвующей в Конвенции страной «в целях регулирования на ее территории производства, сертификации и сбыта материала сорта либо вывоза или ввоза такого материала» (ст. 18).
Общее же правило заключается в том, что за исключением этих и других «специально оговоренных» в Конвенции случаев государство может «ограничивать свободное осуществление права селекционера только в силу причин, обусловленных общественными интересами» (п. 1 ст. 17).
9. При подготовке части четвертой ГК было необходимо обеспечить ее соответствие не только тем международным договорам в сфере интеллектуальной собственности, в которых Россия участвует, но и некоторым международно-правовым актам, участницей которых Россия не является.
Важнейшим из таких международных договоров является Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение ТРИПС), требования которого Российская Федерация должна выполнить в связи с намерением вступить во Всемирную торговую организацию.
Соглашение ТРИПС принято 15 апреля 1994 г. в Марракеше в качестве приложения 1C к Марракешскому соглашению о создании Всемирной торговой организации и вместе с ним вступило в силу 1 января 1995 г. Это Соглашение относится к числу наиболее сложных международных договоров в сфере интеллектуальной собственности и в то же время далеко от совершенства с точки зрения юридической техники (структуры, терминологии и т.п.).
Сложность Соглашения ТРИПС состоит прежде всего в том, что оно одновременно выполняет несколько функций. С одной стороны, Соглашение ТРИПС является для его участников своего рода «зонтичным» или «рамочным» международным договором, определяя и регулируя взаимоотношения между ними в связи с предписываемой обязательностью для них основных норм четырех других международных договоров: (1) Парижской конвенции, (2) Бернской конвенции, (3) Римской конвенции и (4) Договора об интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем, принятого в Вашингтоне 26 мая 1989 г. (далее — Вашингтонский договор). Главное обязательство, которое в этом отношении налагает Соглашение ТРИПС, заключается в обязанности обеспечить предоставление национального режима, как он определен в названных международных договорах, с отдельными возможными изъятиями, указанными в самом Соглашении. При этом допускается предоставление более высокого уровня правовой охраны.
С другой стороны, само Соглашение ТРИПС устанавливает и содержит целый ряд материальных норм (в том числе гражданско-правовых), повторяющих, существенно дополняющих, а иногда и корректирующих положения названных выше четырех международных договоров. Этому посвящена основная часть Соглашения ТРИПС — его часть II «Стандарты в отношении наличия, объема и использования прав интеллектуальной собственности» (ст. 9 — 40). В числе этих «стандартов» нет правил о некоторых видах интеллектуальной собственности, охраняемых по Парижской конвенции (например, полезных моделей), но зато предоставляется охрана некоторым ее видам, в Парижской конвенции не названным (например, закрытой информации).
Помимо этого Соглашение ТРИПС содержит в частях III и IV целый ряд норм публично-правового характера (процессуальных, таможенных, иных административных и т.п.), направленных на создание в государствах — членах ВТО режима, обеспечивающего выполнение норм этого Соглашения и находящихся под его «зонтиком» других международных договоров.
Нормы, составляющие содержание части четвертой ГК, в ряде случаев являются результатом воплощения в жизнь Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1994 г., учреждающего партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны. По этому Соглашению Россия взяла на себя обязательство «стремиться к постепенному достижению совместимости своего законодательства с законодательством Сообщества» (п. 1 ст. 55).
С учетом этого Соглашения в ГК включены нормы об охране исключительного права изготовителя базы данных как смежного права (§ 5 гл. 71) и исключительного права публикатора ранее не обнародованного произведения (§ 6 гл. 71). В основе этих норм лежат положения Директив Европейского сообщества 96/9/EC от 11 марта 1996 г. и 93/98/EEC от 29 октября 1993 г. Учтен в ГК и ряд других директив ЕС.

10. Требования названных выше международных договоров о предоставлении национального режима выполнены в ГК двумя разными путями.
В отношении основного интеллектуального имущественного права — исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (ст. 1229 ГК и др.) в Кодексе установлено правило, согласно которому на территории России «действуют исключительные права. установленные международными договорами Российской Федерации. » (абз. 1 п. 1 ст. 1231). Это означает, что к исключительным правам на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации правила таких международных договоров о национальном режиме применяются в точном соответствии со всеми условиями каждого из таких правил. Как видно, эти правила во многом различаются (в том числе по сфере применения национального режима), хотя и преследуют совпадающие цели.
В отношении же интеллектуальных прав, не являющихся исключительными (т.е. всех личных неимущественных прав и всех иных имущественных прав, например права следования), действует общая принципиальная норма ГК о том, что «правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц. » (абз. 4 п. 1 ст. 2). Это означает, что принцип национального режима действует в отношении всех интеллектуальных прав, кроме исключительных, без каких-либо ограничений и изъятий, притом для иностранных граждан и юридических лиц не только из государств, участвующих в названных выше международных договорах. Поэтому, например, правом на неприкосновенность своих произведений (ст. 1266 ГК) в России обладают и авторы из стран, которые в Бернской конвенции не участвуют.
Многочисленные содержащиеся в этих договорах унифицированные гражданско-правовые нормы, необходимость применения которых в договаривающихся государствах вытекает не столько из принципа национального режима, сколько из прямых предписаний международного договора, как правило, воспроизведены в соответствующих статьях ГК. Приблизительно до трети общего объема раздела VII ГК составляют нормы, которые перенесены в Кодекс из названных Конвенций и других международных договоров в сфере интеллектуальных прав. Разумеется, сделано это с учетом системы ГК и юридической техники, свойственной российскому законодательству. Такую адаптацию норм, взятых из международных конвенций, к национальному законодательству допускают почти все международные договоры об унификации частного права.
Воплощены в ГК (причем в нескольких нормах) и предписания международных договоров, ограничивающие определенными требованиями возможности договаривающихся государств устанавливать в своем законодательстве различные ограничения прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Одно из таких предписаний Соглашения ТРИПС (ст. 13), известное под названием трехшагового теста (и, кстати, самое строгое по отношению к государству), включено в круг наиболее общих и принципиальных норм ГК (абз. 2 п. 5 ст. 1229).