Наследственное право история

История развития наследственного права: от древних времен к нашему времени

Наследственные отношения непосредственно связаны с правом собственности, особенно частного характера. Так, принадлежность имущества тому или иному лицу и признание данного факта обществом является прочной основой наличия и развития общественных отношений. Наследственные отношения возникают в связи со смертью лица и необходимостью предоставить его последователям возможность распоряжаться всеми благами, полученными умершим в период его жизни. История развития наследственного права насчитывает уже несколько тысяч лет. О столь важном на сегодняшний день институте много писали и говорили еще древние греки. Они давно заметили, что если какое-то имущество принадлежит определенному человеку, то он должен отвечать за него, чтобы, во-первых, оно не было обременением ни для кого другого, а, во-вторых, не причиняло вреда и неудобств.

Стоит отметить, что история развития наследственного права начинает свое существование лишь тогда, когда человечество переросло стадию общинно-родового общежития. Во времена, когда собственность была общей, нецелесообразно было и решать вопросы о дальнейшей судьбе имущества умершего — оно в любом случае доставалось общине. Никто другой, кроме старейшин, не мог распорядиться им по своему усмотрению. По сути такие отношения также имеют черты наследования, но все же историки не считают такой период даже зарождением или первыми намеками на появление рассматриваемого права.

Право у древних греков и римлян было относительно развитым, поэтому именно от них до нас дошли те нормы, которые в измененном виде действуют в современном обществе. Развитие наследственного права зависело непосредственно от наличия в обществе двух правовых институтов (отраслей) — права частной собственности и семейного права.

В самом начале своего развития данная отрасль права включала в себя не только имущественные, но и неимущественные отношения. Например, передача права управления государством от отца к сыну или формулировка «сын раба является рабом». Конечно, здесь трудно говорить о наследстве как таковом. В целом же древнегреческое государство не желало брать на себя ответственность по управлению имуществом людей, умерших или погибших по различным причинам. Именно поэтому институт наследственного права двуедин. Во-первых, это избавление от бремени содержания имущества, а, во-вторых, учет интересов родственников умершего, которые вносили определенную лепту в то, чтобы наследодатель приобрел те или иные предметы или вещи.

История развития наследственного права указывает, что в эпоху Древней Руси, отличавшейся своими дискриминационными по нынешним меркам нормам, имущество никогда не могли наследовать дочери, в том числе княжеских или купеческих родов — только сыновья. Именно Москва стала родоначальницей изменения ситуация в сторону уравнения в правах. Именно в этом городе впервые издан указ, что женщина не наследует до тех пор, пока живы ее братья. По сути, она входила в наследников из первой очереди, но определенные преференции имели только мужчины.

Процесс развития права наследования показал, что Руси не суждено было стать первым государством, отменившим дискриминацию при наследовании. Таковой стала Франция в конце XVIII века — именно там были упразднены сословия и прочие различия, а также уравнены в таких правах мужчины и женщины. Действительно, это огромный шаг в направлении к демократическим правовым основам, существующим сегодня.

История развития наследственного права в век капитализма

Капитализм начал свою экспансию в XIX веке. Это время характеризуется значительным увеличением благосостояния не только всего народа в целом, но и отдельных сословий, в большинстве случаев состоящих из представителей власти. Отказ от наследственного права был бы величайшей глупостью, поскольку это могло вызвать определенные волнения, так как это стало бы вторжением в частную собственность. Но процесс развития наследственного права показал, что существует масса других способов сделать это косвенно. Типичный пример, свойственный в том числе России, — это налоги на наследство. Причем росли они вместе с увеличением стоимости наследственной массы, но, в отличие от последней, — в геометрической прогрессии. При этом налог должен был быть уплачен до получения самого наследства. Естественно, с этим возникали трудности, поэтому во многих случаях такое имущество переходило в доход государства в лице правящей верхушки.

Кстати, в России не было наследования по завещания вплоть до соответствующего декрета СНК в 1922 году. Именно тогда был введен указанный документ. История наследственного права в СССР вплоть до середины прошлого столетия характеризовалась ограничениями на стоимость получения в наследство имущества. Все, что было свыше установленных лимитов, переходило в собственность государства. В 60-х годах появляется целый ряд документов, касающихся правил наследования, и даже выходит постановление пленума судебной системы по указанным вопросам. Стоит отметить, что, несмотря на значительное расхождение в принципах, заложенных в законодательстве в те времена и сегодня, все же это были весьма демократичные шаги по укреплению частной собственности.

В настоящее время источниками наследственного права в России и ряде государств континентальной Европы можно считать только кодифицированные акты (кодексы). В странах же англо-саксонской системы права (Великобритания, США и ряд других) таких документов нет, но есть судебно-прецедентное право. Оно означает, что решение суда принимает силу закону. Количество томов такого законодательства в указанных странах растет в геометрической прогрессии.

История развития наследственного права, несмотря на различия в правовых системах государств, все же идет по одному пути, что не может не радовать. Например, в любой цивилизованной стране предусмотрено наследование по завещанию. Также созданы механизмы, позволяющие защитить родственников наследодателя от различных афер с написанием указанного документа. Так, в России предусмотрено понятие обязательной доли наследников первой очереди. Каким бы ни было завещание, нетрудоспособные и недееспособные иждивенцы всегда получат свою долю.

Таким образом, история развития наследственного права насчитывает более трех тысячелетий и берет свое начало еще в Древней Греции и Древнем Риме. Именно тогда зародились начала частной собственности, а наследственное право является его непосредственной производной. Сегодня указанной тематике посвящен не просто раздел Гражданского кодекса России, но и целая часть. Наверное, это самое регламентированное наследственное законодательство среди всех стран романо-германской правовой системы.

Век капитализма внес определенную лепту, но именно благодаря ему ценность частной собственности развилось настолько, что сегодня оно является непоколебимым оплотом любого демократичного общества. А это означает, что и наследственное право становится все более и более достойной отраслью законодательства.

Вам также может быть интересно:

Все решения — в одном месте! В сети интернет существует множество различных баз данных, в том числе и касающихся судебной системы. В первую очередь, говоря о судебной системе.

Сделки могут касаться не только передачи объектов или ценных бумаг — товаров, акций и так далее, но и передачи обязательств, в том числе, долгов. Например, банк может.

© Правовой центр ВЕСТ, 2013-2016. Все права защищены.
Юридическая консультация онлайн. Круглосуточная юридическая помощь. Консультации юристов и адвокатов.
Тел. 8-800-555-23-32
[email protected]

Данное предложение носит исключительно информационный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

История наследственного права

Наследственное право неразрывно связано с частной собственностью. Его не было в первобытном родовом строе, когда существовала лишь так называемая родовая собственность, т.е. собственность рода в целом. Возникавшие при этом отношения регулировались не нормами права, которых еще не было, а многовековыми традициями и обычаями. Только появление частной собственности обусловило возникновение наследственного права как определенного порядка перехода частной собственности после смерти ее обладателя к другим лицам.

Развитие наследственного права определяется развитием двух основных институтов гражданского права: частной собственности и семьи и лежащих в их основе производственных отношений.

При феодальном строе характерные для этого периода сословные, национальные, половые и вероисповедные различия и привилегии наложили печать и на содержание наследственного права.

По «Русской Правде» (древнерусское право) различалось наследование в классе смердов, в классе бояр и прочих лиц. По смерти смерда ему наследовали сыновья, а за их отсутствием имущество как выморочное переходило к князю. Дочери не наследовали. В Московском государстве различие прав сыновей и дочерей на наследование недвижимого имущества формулировалось так: «вотчине — сын вотчин, а дочь не вотчина, покамест братья живы».

Французская революция 1792 г., упразднившая сословные и иные различия, реформировала и наследственное право. Так, Конвент (представительное собрание) отменил преимущества мужского пола над женским и ввел равный раздел наследства. Заботясь о сохранении семьи как основной ячейки частной собственности, мелкобуржуазное большинство Конвента вместе с тем ограничило свободу завещания установлением, так называемой обязательной законной доли в пользу ближайших родственников.

XIX в. — век расцвета капитализма — характеризуется двойственностью господствующего класса по отношению к наследственному праву. С одной стороны, принципиальная защита частной собственности, лежащей в основе буржуазного строя, диктует неприкосновенность наследственного права, а с другой — рост государственного бюджета все больше толкает казну на вторжение в отношения частной собственности.

Оставляя в неприкосновенности свободу завещания, буржуазные законодательства вводят значительные наследственные налоги и их прогрессивную систему. Ставки наследственных налогов тем выше, чем больше стоимость наследственного имущества и чем дальше степень родства между наследодателем и наследником.

Свобода завещания ограничена лишь правилами, касающимися обязательной доли в наследстве (статья 1149)».

Переменные издержки
Постоянные издержки
Местный бюджет
Мировая торговля
Макроэкономические показатели

Назад | | Вверх

Наследственное право история

1.1. История развития наследственного права

На ранних этапах формирования человеческого общества нормы о наследовании как таковые не опосредовали складывающиеся между отдельными членами социума отношения, связанные со смертью. И это вполне объяснимо: на этапе зарождения социума потребности людей и средства их удовлетворения были более чем минимальными. Потребность в существовании норм о наследовании возникает только после появления накопленных материальных благ у одного человека, представляющих более или менее значимую ценность. Конечно, и в тот период от отца к сыну переходили орудия охоты и рыбной ловли; во владении и пользовании рода и племени, а впоследствии – семьи оставались средства поддержания домашнего очага, шкуры диких животных, запасы топлива и продовольствия, украшения, знаки принадлежности к роду (племени), кроме тех, которые подлежали захоронению вместе с умершим. Но складывавшиеся при этом отношения, безусловно, не могли в силу вполне понятных причин регулироваться правовыми нормами (права как такового еще не существовало), они регулировались нормами морали, обычаями, традициями; их соблюдение освящалось и обеспечивалось не мерами государственного принуждения, а общественным мнением, в первую очередь авторитетом наиболее влиятельных членов рода.

В сущности, зарождение и развитие института наследования рука об руку идет с имущественным и социальным расслоением общества, утверждением частной собственности на средства производства, появлением особых институтов, призванных оградить существующий порядок, который устраивает тех, в чьих руках находятся рычаги власти, от возможных посягательств. Система этих институтов образует государство, которое всегда выполняет по отношению к частной собственности и ее необходимому атрибуту – наследованию – охранительную функцию.

Наследственное право находит свои истоки в древнеримском праве. Первоначально в Древнем Риме наследования как юридического института не существовало: имущество умершего просто оставалось в его агнатской семье или роде. Развитие правового регулирования наследования связано с появлением завещаний.

Завещание – конкретно выраженное вовне волеизъявление наследодателя по поводу судьбы принадлежащего ему имущества на случай смерти – существовало наряду с наследованием без завещания или наследованием вопреки завещанию, т. е. вопреки действительной воле наследодателя. В Древнем Риме завещателями могли быть совершеннолетние римские граждане, не находящиеся под чужой властью, дееспособные и могущие объясняться не только путем мимики. Женщина могла быть завещателем только с согласия опекуна. Наследниками по завещанию могли быть римские граждане и их рабы, а также постумы (лица, зачатые при жизни завещателя, но к моменту его смерти еще не родившиеся), независимо от родства с завещателем, не лишенные наследственной правоспособности, и некоторые юридические лица. Завещание в Древнем Риме должно было быть продуктом собственной воли наследодателя, но могло быть поставлено и в зависимость от согласия третьего лица (например, мужа). Существовала также субституция – назначение добавочного наследника.

Наследование по закону – древнейшее право – фиксировало фактически сложившиеся отношения на основе агнатского родства (т. е. родства не по крови, а по подчинению домовладыке). Прежде всех наследовали дети, затем кровные родственники до шестой степени (ближайшие исключали дальнейших) и, наконец, переживший супруг. В Юстиниановом своде законов был закреплен порядок наследования по четырем классам:

1) потомки наследования с применением права представления;

2) ближайшие восходящие по линиям полнородные братья и сестры или их дети по праву представления; 3) неполнородные братья и сестры по праву представления; 4) все остальные боковые родственники без ограничения степеней. Наследование вопреки завещанию происходило вследствие ограниченной свободы завещания, устанавливаемой в интересах класса, – обычно это называют классом необходимого наследования.

Близкие родственники, имевшие право быть наследниками по закону и не получившие и четверти причитающейся им доли, могли подать жалобу на безрассудность завещателя, ничего или мало им оставившего, и требовать доли, причитавшейся по закону. Усыновленные имели право только на обязательную долю от усыновителя.

В Древнем Риме существовал институт легата – дарения, совершаемого по завещанию. В древнейшее время от употребляемой завещателем формулировки зависело, приобретает ли легатарий вещное право путем устной или письменной просьбы наследодателя к наследнику по завещанию или по закону. Первоначально легаты ничем не ограничивались, но затем появляются попытки их ограничения.

Принятие наследства происходило по древнейшему праву – без возможности отказа. Срок не был установлен, но кредиторы могли запросить наследника, который был вправе просить суд определить время на размышление, по истечении этого времени он считался принявшим наследство. Если наследник умер, не приняв наследства, то наследовали его наследники, в остальных случаях его доля переходила к остальным наследникам, призываемым с ним одновременно.

Возможно было временное введение во владение наследством: для женщин, беременных наследником; для попечителей умалишенного; несовершеннолетнего, законность рождения которого оспаривается; иных спорных наследников, представивших обеспечение.

Расцвет частной собственности, освобождение ее от сословно-корпоративных пут привели к тому, что предметом наследования постепенно становится все, что способно приносить прибыль, обеспечивать удовлетворение разнообразных потребностей людей, за исключением, пожалуй, самой личности, которая объектом наследственного преемства ныне быть не может. Однако для утверждения этих незыблемых устоев современной цивилизации человечеству потребовалось не одно тысячелетие.

В советское время один из декретов носил название «Декрет об отмене права наследования», однако даже в нем не удалось провести идею полного отказа от наследования. Тем не менее, несомненно, что этот декрет резко ограничил возможность перехода имущества по наследству и свел функции наследования к социально-обеспечительным. Впрочем, практическое значение документа было невелико, поскольку так называемые эксплуататорские элементы были экспроприированы, т. е. лишены собственности и без отмены наследования, а трудящиеся и после смерти одного из членов семьи продолжали владеть и пользоваться имуществом, которое составляло основу их домашнего хозяйства. Последующее развитие отечественного наследственного права, как в советский, так и в постсоветский период, свидетельствует о постепенном отказе от тех ограничений в области наследования, которые имели место в первые годы советской власти.

НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО

НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО — со­во­куп­ность пра­во­вых норм, ре­гу­ли­рую­щих про­цесс пе­ре­хо­да прав и обя­зан­но­стей умер­ше­го гра­ж­да­ни­на к другим ли­цам в по­ряд­ке уни­вер­саль­но­го и не­по­сред­ст­вен­но­го пра­во­пре­ем­ст­ва (на­сле­до­ва­ния).

Тер­мин «Наследственное право» по­ни­ма­ет­ся и в субъ­ек­тив­ном смыс­ле как пра­во ли­ца быть при­зван­ным к на­сле­до­ва­нию и его пра­во­мо­чия по­сле при­ня­тия на­след­ст­ва.

Наследственное право поя­ви­лось на оп­ре­де­лён­ном эта­пе че­ло­ве­че­ско­го раз­ви­тия в свя­зи с от­ме­ной урав­ни­тель­но­го рас­пре­де­ле­ния в об­щи­не и на­ча­лом ча­ст­но­го при­свое­ния средств и ре­зуль­та­тов про­из­вод­ст­ва. За­чат­ки Наследственного права встре­ча­ют­ся в са­мых пер­вых пись­мен­ных ис­точ­ни­ках: гли­ня­ных таб­лич­ках Шу­ме­ра, египетских ие­рог­ли­фах и т. д. Основные по­ня­тия Наследственного права поя­ви­лись в рим­ском пра­ве, где ин­сти­тут на­сле­до­ва­ния за­ни­мал од­но из центральных мест (от­но­ше­ния, воз­ни­каю­щие в свя­зи с от­кры­ти­ем на­след­ст­ва, за­щи­той, осу­ще­ст­в­ле­ни­ем и оформ­ле­ни­ем на­след­ст­вен­ных прав). Позд­нее эти по­ло­же­ния бы­ли вос­про­из­ве­де­ны в пра­во­вых сис­те­мах боль­шин­ст­ва современных го­су­дарств. И хо­тя рим­ское пра­во пря­мо ни­где не при­ме­ня­ет­ся, сте­пень его влия­ния на Наследственное право ве­ли­ка на­столь­ко, что не­ко­то­рые его ин­сти­ту­ты рег­ла­мен­ти­ру­ют­ся так же, как и мно­го лет на­зад в Древ­нем Ри­ме.

В Рос­сии пер­вые упо­ми­на­ния о на­след­ст­вен­ных пра­вах со­дер­жат­ся в Рус­ской прав­де. Од­ной из спе­ци­фических черт Наследственного права Ки­ев­ской Ру­си бы­ло то, что не все субъ­ек­ты пра­ва об­ла­да­ли рав­ны­ми на­след­ст­вен­ны­ми пра­ва­ми. В за­ви­си­мо­сти от при­над­леж­но­сти к то­му или ино­му со­сло­вию тот или иной субъ­ект об­ла­дал со­от­вет­ст­вую­щим кру­гом субъ­ек­тив­ных на­след­ст­вен­ных прав.

Ис­то­рия Наследственного права советского пе­рио­да на­чи­на­ет­ся с от­ме­ны на­сле­до­ва­ния од­ним из пер­вых ак­тов советского гражданского за­ко­но­да­тель­ст­ва — Дек­ре­том ВЦИК от 27.04.1918 года «Об от­ме­не на­сле­до­ва­ния». На­сле­до­ва­ние как ос­но­ва­ние пра­во­пре­ем­ст­ва, при­спо­соб­лен­ное к ус­ло­ви­ям советского пра­во­по­ряд­ка, воз­вра­ща­ет­ся с при­ня­ти­ем Дек­ре­та ВЦИК от 22.05.1922 года «Об ос­нов­ных ча­ст­ных иму­ще­ст­вен­ных пра­вах, при­зна­вае­мых РСФСР, ох­ра­няе­мых её за­ко­на­ми и за­щи­щае­мых су­да­ми РСФСР». В со­от­вет­ст­вии с этим дек­ре­том бы­ло при­зна­но пра­во на­сле­до­ва­ния по за­ве­ща­нию и по за­ко­ну суп­ру­га­ми и пря­мы­ми нис­хо­дя­щи­ми по­том­ка­ми в пре­де­лах об­щей стои­мо­сти на­след­ст­ва в раз­ме­ре 10 000 зо­ло­тых руб­лей. Пер­вый ГК РСФСР 1922 года, до­пус­кая воз­мож­ность за­ве­ща­ния иму­ще­ст­ва, су­ще­ст­вен­но ог­ра­ни­чи­вал сво­бо­ду за­ве­ща­тель­ных рас­по­ря­же­ний: иму­ще­ст­во не мог­ло быть за­ве­ща­но ли­цам, не яв­ляю­щим­ся на­след­ни­ка­ми по за­ко­ну. Ох­ра­на на­след­ст­вен­ных прав бы­ла пре­ду­смот­ре­на и Кон­сти­ту­ци­ей СССР 1936 года. В со­от­вет­ст­вии с ней ре­гу­ли­ро­ва­ние на­след­ст­вен­ных пра­во­от­но­ше­ний в советский пе­ри­од бы­ло рас­счи­та­но на эко­но­мическую сис­те­му, в ко­то­рой пре­об­ла­да­ла государственная соб­ст­вен­ность.

В Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции Наследственное право ба­зи­ру­ет­ся на со­че­та­нии двух ос­но­во­по­ла­гаю­щих прин­ци­пов: сво­бо­ды на­сле­до­ва­ния; ох­ра­ны ин­те­ре­сов се­мьи и обя­за­тель­ных на­след­ни­ков.

Прин­цип сво­бо­ды на­сле­до­ва­ния за­клю­ча­ет­ся в том, что соб­ст­вен­ник име­ет воз­мож­ность по сво­ему вы­бо­ру рас­по­ря­дить­ся при­над­ле­жа­щим ему иму­ще­ст­вом, т. е. за­ве­щать его по сво­ему ус­мот­ре­нию (смотрите За­ве­ща­ние). На­сле­до­да­тель мо­жет так­же не де­лать за­ве­ща­тель­ных рас­по­ря­же­ний во­об­ще. Пра­во­пре­ем­ни­ки на­сле­до­да­те­ля так­же сво­бод­ны в сво­ём вы­бо­ре: они мо­гут при­нять на­след­ст­во, а мо­гут и от­ка­зать­ся от не­го.

Прин­цип ох­ра­ны ин­те­ре­сов се­мьи и обя­за­тель­ных на­след­ни­ков — про­яв­ле­ние ог­ра­ни­че­ния кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва на­сле­до­ва­ния в це­лях за­щи­ты прав и за­кон­ных ин­те­ре­сов чле­нов се­мьи на­сле­до­да­те­ля. В со­от­вет­ст­вии с этим прин­ци­пом да­же при на­ли­чии на­след­ни­ков по за­ве­ща­нию т. н. обя­за­тель­ные, или не­об­хо­ди­мые, на­след­ни­ки бу­дут на­сле­до­вать оп­ре­де­лён­ную до­лю на­след­ст­ва.

Гражданский ко­декс РФ оп­ре­де­лил на­след­ст­во как при­над­ле­жа­щие на­сле­до­да­те­лю на день от­кры­тия на­след­ст­ва ве­щи, иное иму­ще­ст­во, в т. ч. иму­ще­ст­вен­ные пра­ва и обя­зан­но­сти (статья 1112 ГК РФ). Не вхо­дят в со­став на­след­ст­ва пра­ва и обя­зан­но­сти, не­раз­рыв­но свя­зан­ные с лич­но­стью на­сле­до­да­те­ля, в ча­ст­но­сти пра­во на али­мен­ты, пра­во на воз­ме­ще­ние вре­да, при­чи­нён­но­го жиз­ни или здо­ро­вью гра­ж­да­ни­на, а так­же пра­ва и обя­зан­но­сти, пе­ре­ход ко­то­рых в по­ряд­ке на­сле­до­ва­ния не до­пус­ка­ет­ся ГК или др. за­ко­на­ми.

На­след­ст­во как пред­мет пра­во­пре­ем­ст­ва пе­ре­хо­дит к на­след­ни­кам в не­из­мен­ном ви­де, т. е. та­ким, ка­ким оно яв­ля­лось на мо­мент от­кры­тия на­след­ст­ва (в том же со­ста­ве, объ­ё­ме и стои­мо­ст­ном вы­ра­же­нии). От­кры­тие на­след­ст­ва — воз­ник­но­ве­ние на­след­ст­вен­но­го пра­во­от­но­ше­ния при на­сту­п­ле­нии оп­ре­де­лён­ных юри­дических фак­тов: 1) смер­ти гра­ж­да­ни­на; 2) объ­яв­ле­ния су­дом без­вест­но от­сут­ст­вую­ще­го гра­ж­да­ни­на умер­шим. От­кры­тие на­след­ст­ва все­гда про­ис­хо­дит в оп­ре­де­лён­ное вре­мя и в оп­ре­де­лён­ном мес­те. Днём от­кры­тия на­след­ст­ва яв­ля­ет­ся день смер­ти гра­ж­да­ни­на (день всту­п­ле­ния в за­кон­ную си­лу ре­ше­ния су­да об объ­яв­ле­нии гра­ж­да­ни­на умер­шим). Ме­сто от­кры­тия на­след­ст­ва — по­след­нее ме­сто жи­тель­ст­ва на­сле­до­да­те­ля.

Рос­сий­ское Наследственное право раз­де­ля­ет на­сле­до­ва­ние на два ви­да: на­сле­до­ва­ние по за­ве­ща­нию и на­сле­до­ва­ние по за­ко­ну (статья 1111 ГК РФ). В ка­че­ст­ве особого ви­да на­сле­до­ва­ния по закону вы­де­ля­ет­ся на­сле­до­ва­ние вы­мо­роч­но­го иму­ще­ст­ва. Для на­сле­до­ва­ния, как по за­ко­ну, так и по за­ве­ща­нию, не­об­хо­дим пре­ду­смот­рен­ный за­ко­ном на­бор оп­ре­де­лён­ных юри­дических фак­тов (юри­дический со­став). Так, для на­сле­до­ва­ния по за­ко­ну не­об­хо­ди­мо, что­бы ли­цо, при­зы­вае­мое к на­сле­до­ва­нию, вхо­ди­ло в круг на­след­ни­ков по за­ко­ну, на­след­ст­во от­кры­лось и что­бы на­след­ни­ки со­гла­си­лись при­нять на­след­ст­во. Для на­сле­до­ва­ния по за­ве­ща­нию не­об­хо­ди­мо на­ли­чие над­ле­жа­щим об­ра­зом оформ­лен­но­го за­ве­ща­ния, от­кры­тие на­след­ст­ва, со­гла­сие на­след­ни­ков на при­ня­тие на­след­ст­ва.

На­сле­до­ва­ние по за­ко­ну — это на­сле­до­ва­ние на ус­ло­ви­ях и в по­ряд­ке, ука­зан­ных в за­ко­не и не из­ме­нён­ных на­сле­до­да­те­лем. В тех слу­ча­ях, ко­гда на­сле­до­да­тель яс­но вы­ра­зил свою во­лю, рас­по­ря­див­шись сво­им иму­ще­ст­вом на слу­чай сво­ей смер­ти, на­сле­до­ва­ние долж­но про­ис­хо­дить в со­от­вет­ст­вии с его во­лей, а не по пра­ви­лам, ус­та­нов­лен­ным го­су­дар­ст­вом.

Пре­дос­тав­ляя за­ве­ща­те­лю пра­во сво­бод­но рас­по­ря­дить­ся сво­им иму­ще­ст­вом, за­кон од­но­вре­мен­но ус­та­нав­ли­ва­ет пра­ви­ло, со­глас­но ко­то­ро­му нель­зя ли­шить на­след­ст­ва наи­бо­лее близ­ких на­сле­до­да­те­лю не­тру­до­спо­соб­ных на­след­ни­ков по за­ко­ну — не­об­хо­ди­мых на­след­ни­ков. Круг не­об­хо­ди­мых на­след­ни­ков, ко­то­рые име­ют пра­во на обя­за­тель­ную до­лю в на­след­ст­ве, ус­та­нов­лен в за­ко­не (не­со­вер­шен­но­лет­ние или не­тру­до­спо­соб­ные де­ти на­сле­до­да­те­ля, его не­тру­до­спо­соб­ные суп­руг и ро­ди­те­ли, а так­же не­тру­до­спо­соб­ные иж­ди­вен­цы на­сле­до­да­те­ля, под­ле­жа­щие при­зва­нию к на­сле­до­ва­нию на ос­но­ва­нии пунк­тов 1 и 2 статья 1148 ГК РФ). Не­об­хо­ди­мые на­след­ни­ки на­сле­ду­ют не­за­ви­си­мо от со­дер­жа­ния за­ве­ща­ния не ме­нее по­ло­ви­ны до­ли, ко­то­рая при­чи­та­лась бы ка­ж­до­му из них при на­сле­до­ва­нии по за­ко­ну (обя­за­тель­ная до­ля). Круг на­след­ни­ков по за­ко­ну и по­ря­док их при­зва­ния к на­следо­ва­нию оп­ре­де­лён за­ко­но­да­тель­но. Все­го дей­ст­вую­щим за­ко­но­да­тель­ст­вом пре­ду­смот­ре­но 6 оче­ре­дей род­ст­ва. В пер­вую оче­редь к на­сле­до­ва­нию при­зы­ва­ют­ся наи­бо­лее близ­кие на­сле­до­да­те­лю лю­ди — суп­руг, де­ти и ро­ди­те­ли. Усы­нов­лён­ный и его по­том­ст­во, с од­ной сто­ро­ны, и усы­но­витель и его род­ст­вен­ни­ки — с дру­гой, при­рав­ни­ва­ют­ся к род­ст­вен­ни­кам по про­ис­хо­ж­де­нию и по­это­му име­ют пра­во на­сле­до­ва­ния ана­ло­гич­но кров­ным род­ст­вен­ни­кам. При от­сут­ст­вии на­след­ни­ков 1-й оче­ре­ди на­сле­ду­ют на­след­ни­ки 2-й оче­ре­ди (бра­тья и сё­ст­ры на­сле­до­да­те­ля, его ба­буш­ка и де­душ­ка). На­след­ни­ка­ми 3-й оче­ре­ди яв­ля­ют­ся дя­ди и тё­ти на­сле­до­да­те­ля. Да­лее пра­во на­сле­до­ва­ния по за­ко­ну по­лу­ча­ют род­ст­вен­ни­ки на­сле­до­да­те­ля 3, 4 и 5-й сте­пе­ни род­ст­ва. Кро­ме то­го, пре­дос­тав­ля­ет­ся пра­во на­сле­до­ва­ния па­сын­кам, пад­че­ри­цам, от­чи­му и ма­че­хе на­сле­до­да­те­ля, а так­же ли­цам, не вхо­дя­щим в круг на­след­ни­ков по за­ко­ну, но на­хо­дя­щим­ся на иж­ди­ве­нии на­сле­до­да­те­ля.

До­ля на­след­ни­ка по за­ко­ну, умер­ше­го до от­кры­тия на­след­ст­ва или од­но­вре­мен­но с на­сле­до­да­те­лем (смотрите Ком­мо­ри­ен­ты), пе­ре­хо­дит к его со­от­вет­ст­вую­щим по­том­кам. В тех слу­ча­ях, ко­гда по­том­ков, при­зы­вае­мых к на­сле­до­ва­нию по пра­ву пред­став­ле­ния, ока­жет­ся не­сколь­ко, они де­лят ме­ж­ду со­бой по­ров­ну ту часть на­след­ст­вен­но­го иму­ще­ст­ва, ко­то­рая при­чи­та­лась бы то­му ли­цу, ко­то­рое они пред­став­ля­ют, ес­ли бы оно не умер­ло до от­кры­тия на­след­ст­ва.

В ре­зуль­та­те на­сле­до­ва­ния у на­след­ни­ка воз­ни­ка­ют оп­ре­де­лён­ные пра­ва. Для то­го что­бы их реа­ли­зо­вать, не­об­хо­дим юри­дический факт при­ня­тия на­след­ст­ва. При­ня­тие на­след­ст­ва все­гда бе­з­о­го­во­роч­но и без­ус­лов­но, и не до­пус­ка­ет­ся при­ня­тие на­след­ст­ва под ус­ло­ви­ем или с ого­вор­ка­ми. При­нять на­след­ст­во в со­от­вет­ст­вии с параграфом 1 статьи 1153 ГК мож­но: 1) по­да­чей но­та­риу­су (или упол­но­мо­чен­но­му в со­от­вет­ст­вии с за­ко­ном вы­да­вать сви­де­тель­ст­ва о пра­ве на на­след­ст­во долж­но­ст­но­му ли­цу) по мес­ту от­кры­тия на­след­ст­ва за­яв­ле­ния на­след­ни­ка о при­ня­тии на­след­ст­ва ли­бо за­яв­ле­ния о вы­да­че сви­де­тель­ст­ва о пра­ве на на­след­ст­во; 2) фак­тическим всту­п­ле­ни­ем в на­след­ст­во.

Пе­ре­ход пра­ва на при­ня­тие на­след­ст­ва (на­след­ст­вен­ная транс­мис­сия). На сто­ро­не на­след­ни­ка, при­зван­но­го к на­сле­до­ва­нию, воз­ни­ка­ет пра­во на при­ня­тие на­след­ст­ва. Ес­ли на­след­ник при­ни­ма­ет на­след­ст­во, это пра­во транс­фор­ми­ру­ет­ся в пра­во на на­след­ст­во. Ес­ли же при­зван­ный к на­сле­до­ва­нию на­след­ник умер по­сле от­кры­тия на­след­ст­ва, не ус­пев его при­нять в ус­та­нов­лен­ный срок, то пра­во на при­ня­тие при­чи­тав­ше­го­ся ему на­след­ст­ва (за ис­клю­че­ни­ем обя­за­тель­ной до­ли) пе­ре­хо­дит к его на­след­ни­кам по за­ко­ну, или ес­ли все на­след­ст­вен­ное иму­ще­ст­во бы­ло за­ве­ща­но — к его на­след­ни­кам по за­ве­ща­нию. Пра­во на при­ня­тие на­след­ст­ва в по­ряд­ке на­след­ст­вен­ной транс­мис­сии не вхо­дит в со­став на­след­ст­ва, от­крыв­ше­го­ся по­сле смер­ти на­сле­до­да­те­ля. По­это­му на­след­ни­ку умер­ше­го (транс­мис­са­ру) при­над­ле­жат пра­во на при­ня­тие на­след­ст­ва транс­мит­тен­та в по­ряд­ке на­след­ст­вен­ной транс­мис­сии и пра­во на при­нятие основного на­след­ст­ва. Со­от­вет­ст­вен­но, на­след­ник име­ет воз­мож­ность при­нять оба на­след­ст­ва, ли­бо при­нять на­след­ст­во в по­ряд­ке на­след­ст­вен­ной транс­мис­сии и от­ка­зать­ся от осн. наслед­ст­ва, ли­бо при­нять основное на­след­ст­во и от­ка­зать­ся (не при­ни­мать) от на­след­ст­ва в по­ряд­ке на­след­ст­вен­ной транс­мис­сии, ли­бо от­ка­зать­ся от обо­их (ст. 1152 ГК).

В за­ру­беж­ных стра­нах ре­гу­ли­ро­ва­ние на­след­ст­вен­ных от­но­ше­ний на­хо­дит­ся под влия­ни­ем национальных, ре­лигиозных осо­бен­но­стей и тра­ди­ций. По­это­му для Наследственного права в раз­ных стра­нах ха­рак­тер­ны весь­ма су­ще­ст­вен­ные раз­ли­чия. В боль­шин­ст­ве слу­ча­ев Наследственное право вхо­дит в гражданские ко­дек­сы со­от­вет­ст­вую­щих го­су­дарств, яв­ля­ясь ча­стью гра­ж­дан­ско­го пра­ва. В стра­нах анг­ло­сак­сон­ской сис­те­мы (США, Анг­лия, Ав­ст­ра­лия и др.) на­след­ст­вен­ные пра­во­отно­ше­ния ре­гу­ли­ру­ют­ся, по­ми­мо пра­во­вых ак­тов, су­деб­ны­ми пре­це­ден­та­ми.

Наследственное право России: учебник (В. В. Гущин)

В основе учебника лежит третья часть Гражданского кодекса Российской Федерации, где нашли отражение современные концепции и доктрины в области наследования. В книге изложена история возникновения и развития наследственного права, дано понятие предмета наследственного права, указаны его источники, рассмотрена система наследственного права, выявлены субъекты наследственных правоотношений, прокомментированы отдельные положения Кодекса в действующей редакции. Кроме того, проанализированы особенности наследственного процесса и вопросы судебной защиты субъективных прав в сфере наследования, раскрыта специфика отдельных стадий гражданского судопроизводства при рассмотрении дел, вытекающих из наследственных правоотношений. Предназначен для студентов, аспирантов и преподавателей юридических и экономических вузов, а также для практикующих юристов.

Оглавление

  • Введение
  • Глава 1. История развития наследственного права России
  • Глава 2. Общие положения о наследовании в России
  • Глава 3. Наследование по завещанию

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Наследственное право России: учебник (В. В. Гущин) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

История развития наследственного права России

Институт наследования в древности

Наследование – один из важнейших институтов гражданского права. Упоминание о наследовании можно найти в самых первых письменных источниках: глиняных табличках Шумера, египетских папирусах и т. д. Отношения, связанные с наследованием, – одна из сфер общественных отношений, которая хоть раз в жизни затрагивает почти каждого человека.

Наследственное право развивалось в зависимости от экономических, политических и других условий жизни общества.

Первобытный строй – первый в истории человечества общественно–экономический строй, формой общественного устройства которого на раннем этапе был, по некоторым гипотезам, матриархат [1] . В этот период, особенно на ранних этапах его развития, когда потребности людей и средства их удовлетворения были более чем скудными, наследования в современном понимании не существовало, поскольку нечего было наследовать. Конечно, и в тот период от отца к сыну переходили орудия производства (орудия охоты и рыбной ловли), которые находились во владении и пользовании рода (племени). Впоследствии семье оставались средства поддержания домашнего очага, шкуры диких животных, запасы продовольствия, украшения, знаки принадлежности к роду (племени), кроме тех, которые подлежали захоронению вместе с умершим. При этом возникавшие общественные отношения регулировались не нормами права, а многовековыми традициями и обычаями, нормами религии, морали. Их соблюдение освящалось и обеспечивалось не мерами государственного принуждения, а общественным воздействием, в первую очередь авторитетом наиболее влиятельных членов общины. Отступнику грозило изгнание, что зачастую обрекало его на смерть. К тому же он навлекал на себя гнев богов, что воспринималось в древности как самое страшное наказание [2] . Таким образом, можно отметить, что в целях укрепления экономической основы родовой общины обычай не допускал выхода имущества умершего за пределы рода. Принадлежавшее умершему имущество распределялось между сородичами и чаще всего поступало в наследство ближайшим кровным родственникам со стороны матери. Наиболее ценные предметы индивидуального пользования погребались вместе с их владельцем. Если умирала женщина, ее имущество поступало к детям и сестрам (но не братьям) [3] .

Решающую роль в эволюции имущественных отношении сыграл переход от общинной к частной форме собственности, который произошел в эпоху неолитической революции (VII‑V тысячелетия до н. э.). Появился институт наследования, возникновение которого было связано:

во–первых, с переходом от присваивающего хозяйства к производящему хозяйству, товарному производству;

во–вторых, с отменой уравнительного распределения в общине, частным присвоением средств и результатов производства;

в–третьих, с ослаблением родоплеменных связей и повышением значения семьи в жизни общества (члены семьи умершего получили преимущественное право на его имущество) и др.

Постепенно сформировалось право собственности на недвижимость, что было обусловлено:

– переходом древних общин к оседлому образу жизни, возникновением территориальных общин и поселений;

– возникновением и развитием земледелия и скотоводства (закреплением в собственности общины или семьи пахотных земель, пастбищ и др.).

В раннеклассовом обществе (V‑IV тысячелетия до н. э.) переход наследства начинает носить характер универсального правопреемства, т. е. к наследнику переходит единая наследственная масса, состоящая из активной части (имущества) и пассивной части (долгов). На возникновение и развитие наследственного права огромное влияние оказали такие факторы, как:

– возникновение государства как особого специализированного общественного института, поддерживающего нормы права;

– фактическое и формальное (юридическое) закрепление социального и имущественного расслоения общества;

– идеология и религиозные воззрения общества, представления о тесной связи живых с умершими (ответственность за долги наследодателя, невозможность отречения от наследства) [4] .

Одним из первых памятников права был свод законов Вавилонии периода царствования Хаммурапи (1792—1750 гг. до н. э.). В нем нет прямого указания на допустимость наследования по завещанию, однако согласно статье 165 отец мог путем дарения увеличить долю одного сына за счет уменьшения наследственных долей других сыновей. При наличии достаточных к тому оснований отец мог «отвергнуть» своего сына, т. е. полностью лишить наследства (ст. 168—169). Закон Хаммурапи предусматривал, что после смерти родителей к наследованию призывались их сыновья, а наследственное имущество делилось между ними поровну. В этом случае наследники были обязаны обеспечить своих сестер приданым при выходе замуж. При отсутствии сыновей к наследованию призывались дочери умершего. Жена покойного наследовала вместе с сыновьями, а кроме наследственного имущества она получала и свое приданое. Внуки умершего призывались к наследованию лишь в том случае, если их отец не дожил до открытия наследства.

В Афинах о наследовании по завещанию впервые упоминается в законодательстве Солона (VI в. до н. э.). Права завещателя здесь несколько ограничены: завещать мог лишь мужчина, не имеющий сыновей. Отец, имеющий детей мужского пола, усыновленные, а также женщины не могли завещать.

Наиболее полное регулирование наследственных отношений рабовладельческого строя содержится в римском праве. Римское наследственное право прошло долгий и сложный путь развития, который неразрывно связан с ходом развития римской собственности и семьи.

В римском праве под наследственным правом понимается совокупность норм, определяющих судьбу имущества умершего лица, а также порядок его перехода наследникам. Иными словами, наследование рассматривается как переход имущества умершего лица к одному лицу или к нескольким другим лицам. В юридической литературе существует две концепции понятия наследования:

во–первых, наследование представляет собой юридическую фикцию о посмертном продолжении власти домовладыки;

во–вторых, наследование как юридическое завершение права собственности.

В развитии римского наследственного права в юридической литературе принято различать четыре периода. Первый – наследственное право древнейшего периода, именуемое цивильным наследованием. Второй – наследование по преторскому эдикту. Третий – наследование по императорскому доюстиниановскому законодательству. Четвертый – наследование по законодательству Юстиниана (527—565). Принципиальным представляется различение наследования по завещанию (те stamentum, successio testamentaria) и наследования по закону (ав intestato). Из XII Таблиц следует, что наследование по закону могло иметь место только при отсутствии завещания. Наследование по закону было несовместимо с наследованием по завещанию, т. е. не могло быть наследования в одной части имущества умершего лица по завещанию, а в другой части – по закону. Общей закономерностью в развитии римского наследственного права было постепенное усиление принципа свободы завещательных распоряжений. Но при любом порядке наследования фигурируют наследодатель и наследник. Действует принцип универсального преемства в имущественных правах и обязанностях наследодателя. Он означает, что на наследника переходят все имущественные права и обязанности наследодателя. Иными словами, наследник принимает наследство со всеми его активами и пассивами.

Если говорить о наследовании по завещанию, то согласно Ульпиану «завещание есть правомерное выражение воли, сделанное торжественно для того, чтобы оно действовало после нашей смерти». Таким образом, по Ульпиану, «завещание – это правомерная фиксация нашего намерения, составленного в торжественной форме с тем, чтобы оно имело силу после нашей смерти». Сущность наследования по завещанию заключается в возможности собственника распорядиться имуществом и после своей смерти. Завещание представляет собой одностороннюю сделку, в которой выражается только воля завещателя. Он вправе в одностороннем порядке в любой момент изменить или вовсе отменить завещание. В XII Таблицах указано: «как кто распорядится на случай своей смерти относительно своего домашнего имущества или относительно опеки (над подвластными ему лицами), так пусть то и будет ненарушимым», что, по мнению юриста Помпония, наделяло завещателя широчайшей властью и одновременно устанавливало свободу завещаний. Заметим, что в эпоху XII Таблиц собственник мог полностью распорядиться на случай своей смерти только в отношении движимых вещей. Семейное имущество «как основа хозяйствования» передавалось от поколения к поколению. Римское право предусматривало ряд форм завещания: в народном собрании; перед строем войска; в семейном кругу, путем обряда манципации.

Согласно древнейшей форме завещания наследодатель, явившись в народное собрание (специально созываемое два раза в год), устно и публично называл то лицо, которое хотел видеть своим наследником. Народное собрание не было пассивным свидетелем, его вмешательство являлось весьма внушительным: оно могло одобрить решение наследодателя либо не согласиться с ним. Председательствовал в собрании верховный понтифик. К этой форме завещания прибегали, скорее всего, когда хотели обойти порядок наследования, установленный законом. В дальнейшем обращение к народному собранию и утверждение на нем воли завещателя стало простой обрядностью.

Другой ранней формой завещания было завещание перед строем войска. Солдаты в походе накануне сражения публично и устно объявляли свою завещательную волю. Впоследствии стали прибегать к более гибкой, хотя и более сложной форме завещания в семейном кругу, с применением обряда манципации. По словам Гая, кто не сделал своего завещания ни в комициях, ни перед строем, а между тем чувствовал приближение смерти, тот манципировал свою фамилию, т. е. имущество какому‑нибудь своему другу, и просил его сделать выдачи разным лицам после своей смерти. Это и было завещание «посредством меди и весов». Завещатель в присутствии пятерых свидетелей и весодержателя передавал свое имущество доверенному лицу (душеприказчику), которое произносило формулу: «Я утверждаю, что твое имущество находится по твоему приказанию под моей охраной, и оно пусть будет мною куплено за эту медь в соответствии с твоим правом завещать имущество в соответствии с публичным законом». Вместе с этими словами доверенное лицо, ударив кусочком меди по чашке весов, передавало ее в качестве мнимой цены завещателю. В период империи появляется новая форма публичного завещания: занесение распоряжения завещателя в протокол суда или муниципального магистрата, передача в императорскую канцелярию письменного завещания на хранение. Наследник должен быть ясно и точно назначен лично завещателем, а не кем‑нибудь другим. В то же время наследником может быть только физическое лицо, а не юридическое.

В сфере наследования по завещанию полностью применимы категории правоспособности и дееспособности. К первой относилось право лица совершать завещание. Завещать были вправе полноправные римские граждане, но не рабы. Не могли завещать также некоторые категории преступников и подвластные дети.

В римском праве отсутствовала завещательная дееспособность у несовершеннолетних, в частности у детей моложе четырнадцати лет для мальчиков и моложе двенадцати лет для девочек. Она отсутствовала у умалишенных, у лиц, объявленных расточителями, и у лиц, которые ни устно, ни письменно не могли изложить свою волю, например глухонемых. Наследниками могли быть назначены одно или несколько лиц. Завещатель был вправе определить долю каждого наследника. Если он не делал этого явным образом, то все наследовали в равных долях. В римском праве практиковалась и субституция, т. е. назначение эвентуального или условного наследника, которого можно назвать вторым наследником, на тот случай, если лицо, назначенное наследником, почему‑либо не сделается таковым. Иногда назначение наследника сопровождалось возложением на него выполнения каких‑либо действий, использованием имущества по определенному назначению. Если наследник, получивший имущество под условием, не выполнял возложенные на него обязанности, к нему в административном порядке могли быть применены меры принуждения. Случалось, что сам завещатель уничтожал завещание, о чем делал формальное заявление перед судом или перед тремя свидетелями. Завещатель мог составить новое завещание. В некоторых случаях завещание могло быть признано недействительным или стать таковым впоследствии. Например, если отсутствовала завещательная право– и дееспособность, если не были соблюдены необходимые формальности. В то же время даже принятое наследство могло быть отнято у наследника как у недостойного. Изъятое имущество переходило к другим наследникам или в казну. Для объявления наследника недостойным требовались основания, например: умерщвление наследодателя, уничтожение составленного им завещания, умышленное воспрепятствование составить завещание и другие преступления против наследодателя.

Наследование по закону в римском праве исторически возникло раньше наследования по завещанию. Имущество в случае смерти главы семьи переходило к его родственникам помимо воли наследодателя, в силу сложившегося обычая. Наследование по закону рассматривалось нормальным порядком, а наследование по завещанию лишь отклонением от обычного порядка. Имущество наследовалось только агнатами, т. е. лицами, объединенными общей семейной властью домовладыки. Согласно закону XII Таблиц, если кто‑нибудь, у кого нет подвластных ему лиц, умрет, не оставив распоряжения о наследнике, то пусть его хозяйство возьмет себе его ближайший агнат. Если у умершего нет агнатов, пусть оставшееся после него хозяйство возьмут сородичи.

В данном случае устанавливаются три разряда или класса наследников.

Во–первых, свои наследники, которые к моменту смерти наследодателя находились под его властью (жена, дети, внуки от ранее умерших сыновей, усыновленные). Если к наследству призывались лица разных степеней родства, например вместо умершего сына заступали двое внуков, то они имели ту часть, которую получил бы их отец, будь он в живых. Лица одной степени родства делили имущество поровну.

Во–вторых, ближайший агнат, под которым понимался прежде всего брат умершего. При наличии нескольких агнатов одинаковой близости они делили имущество поровну.

В–третьих, родичи, члены рода, к которому принадлежал наследодатель. Они призывались к наследству лишь при отсутствии «своих» и ближайших агнатов.

В преторский период развития права в области наследования по закону происходят существенные перемены: агнатское родство вытесняется когнатским родством. Речь идет о лицах, связанных общностью происхождения (родичи по крови).

Близость когнатского родства измерялась степенями и линиями. Преторский эдикт устанавливал четыре разряда наследников. В первый раздел входили все дети умершего и лица, приравнивавшиеся к детям, т. е. призываются к наследству дети и внуки, независимо от того, были они подвластны или нет. Ко второму разряду относились наследники по старому цивильному праву, т. е. при отсутствии лиц, принадлежавших к первому разряду. Третий разряд охватывал кровных родственников наследодателя вплоть до шестой степени родства. В четвертый разряд входил переживший супруг (муж после жены или жена после мужа) – при отсутствии родственников первых трех разрядов. Наследование по закону могло наступить не только в том случае, если умерший не оставил завещания, но и в некоторых других случаях: если наследник, назначенный в завещании, умер раньше завещателя и если наследник отказался от принятия наследства.

Юстиниан своими новеллами (№ 118 (543 ), № 127 (548 г.) упростил систему наследования по закону. К наследству стали призываться исключительно когнаты, причем без различия пола. В этот период различались:

– нисходящие родные умершего (сыновья, дочери, внуки от ранее умерших сыновей и дочерей). В данном случае наследство делится поколенно;

– восходящие родные покойного (отец, мать, дед, бабка);

– неполнородные братья и сестры покойного и их дети;

– остальные боковые родственники по порядку близости степеней безо всяких ограничений при условии доказания родства;

– переживший супруг. Но бедная вдова, у которой не было ничего, в том числе приданого, могла получить наравне со всеми наследниками не более одной четвертой части наследства.

Если не оказывалось никого из родственников или супруга наследодателя, то имущество считалось выморочным. Первоначально такое имущество как бесхозяйное мог захватить всякий, т. е. приобрести его на правах наследника в собственность. Позднее, в период принципата, было установлено, что выморочное имущество принадлежит фиску. В ряде случаев таким правом стали обладать церковь и монастыри.

Помимо универсального преемства по случаю смерти существовало еще и так называемое сингулярное преемство в виде легатов и фидеикомиссов, означавшие, что в завещании могли содержаться отказы, т. е. односторонние распоряжения о выдаче наследником известных сумм или вещей определенным или третьим лицам. Могло последовать и распоряжение о том, что наследник должен выполнить определенные действия в пользу третьих лиц. Так и возникло сингулярное преемство, т. е. преемство в отдельных правах наследодателя без возложения на преемника каких‑либо обязанностей. Но отказ был возможен лишь в случае покрытия или уплаты наследственных долгов. Итак, отказ есть одностороннее распоряжение на случай смерти, которое предоставляет третьему лицу право на имущественную выгоду на счет наследственной массы. Отказ возможен, если актив наследства превышает его пассив и только по воле наследодателя. При отказе имеются три субъекта: наследодатель, получатель отказа (легатарий) и обязанное лицо. Для легатов, как древнейшей формы отказа, характерно лицо, в пользу которого устанавливался легат. Исполнение легата возлагалось на назначенного в завещании наследника.

Другой формой отказа был фидеикомисс, возникший в период империи. В ряде случаев наследодатель, нередко в самый момент смерти, обращался к наследнику с неформальной словесной или письменной просьбой выдать что‑либо кому‑либо или совершить действие в пользу третьего лица. На начальном этапе такие просьбы не имели юридической силы, и наследодатель обращался только к чести или совести наследника. Со времени Августа лицо, которому было отказано в форме фидеикомисс, получило исковую защиту. Фидеикомисс устанавливался при помощи кодицилла, т. е. письма на имя наследника. Он мог быть возложен и на наследника по закону и мог быть установлен раньше или позже завещания, в качестве приложения к нему. Если в одностороннем распоряжении наследодателя не было наследника, т. е. он не был назначен, а содержался только завещательный отказ, то говорили о кодицилле, который может дополнять завещание, являться обращением к наследникам по закону. Кодицилл есть приписка, добавление к завещанию, которым наследодатель извещает наследника о том, как он истолковывает и дополняет завещание. Но отменить завещание кодициллом наследодатель не мог.

В преторском праве, т. е. в период поздней республики и принципата, завещательная свобода ограничивалась в пользу определенного круга ближайших родственников. Завещательная свобода сочеталась с интересами наследников по закону, которые имели определенные права на имущество наследодателя. Речь идет о так называемом «необходимом наследовании»: наследодатель не мог распоряжаться определенной долей имущества и не мог ни отменить эту долю своим завещанием, ни уменьшить ее. Эта доля имеет в виду прежде всего интересы детей наследодателя, который обязан был оставить своим законным наследникам не меньше одной четвертой части той доли, которую они бы получили, если бы наследодатель умер без завещания. Если, например, имущество отца оценивалось в 100 тыс. ассов, а он умер без завещания, то при наличии двух сыновей каждый из них получил бы по 50 тыс. ассов. При наличии же завещания сыновья получают не менее одной четвертой части той доли, которая полагалась бы им при отсутствии завещания. Значит, сыновья получат по 12 тыс. ассов (четвертая часть имущества, оцениваемая в 25 тыс. ассов). Итак, наследодатель обязан был обеспечить своих детей и лишь затем мог распорядиться оставшимся имуществом по своему усмотрению.

Различалось формальное необходимое наследование и наследование материальное. В первом случае завещатель, у которого были sui heredes, должен или назначить детей наследниками, или определенно лишить их наследства. Во втором – обойденные в завещании наследники (прямые восходящие и нисходящие братья и сестры) могли подать иск о наследстве hereditas petitio, поскольку таким наследникам полагалась непременная доля (petitio delicta, portio delicta). В интересах кредиторов и наследников установилось правило, что наследник, назначенный в завещании, мог требовать, чтобы одна четвертая часть наследственной массы осталась свободной от отказов – так называемая фальцидиева четверть (quarta falcedia). Эта не обремененная легатом часть наследства была введена в 40 г. н. э.

Таким образом, проведенный анализ римского наследственного права лишний раз свидетельствует о высоком уровне правовой мысли того периода, во многом не утратившей своей актуальности и по сей день.

Развитие и становление наследственного права в России: дореволюционный период

В развитии наследственного права России условно можно выделить пять этапов: переходный, феодальный, императорский, советский и современный.

1. Переходный период от первобытнообщинного строя к государственному (VII‑IX вв.) характеризуется неустойчивостью наследственных начал, влиянием византийского и римского законодательства на развитие правовых устоев, колебанием и борьбой между собственно славянским порядком и традициями наследования и византийскими правилами.

Наиболее ценным памятником истории, отразившим первые представления чисто русского порядка наследования, является Русская правда. Наследство в ней называется «статка» – то, что оставляет после себя умерший. Наследование по завещанию еще не отличается от наследования по закону или обычаю. При перечислении вещей, переходящих к наследникам, в памятнике упоминается движимое имущество: товары, рабы, скот, а также недвижимое – дом, двор. Земля (земельный участок) не указывается в составе наследства, поскольку в тот исторический период она не составляла объекта права частной собственности и не могла переходить по наследству.

В завещании допускалось назначение наследниками только тех лиц, которые и без того вступили бы в обладание наследственным имуществом. Завещание в этом смысле слова было призвано не изменить обычный порядок наследования, а лишь распределить имущество между законными наследниками и дать им соответствующий наказ.

В случае смерти лица, не оставившего завещания, к наследованию призывались члены семьи умершего. Однако Русская правда упоминает лишь о наследовании после смерти родителей, и нет никаких указаний на наследование восходящих родственников (родителей после детей), а также боковых наследников (братьев, сестер). Не предусматривалась возможность наследования мужа после жены. Жена также не наследует после мужа, однако остается управлять общим имуществом, пока оно не будет разделено между детьми.

Наследственное имущество матери поступало тому из детей, у кого она жила на дворе и кто ее кормил (ст. 103 Русской правды). В статье 93 отмечается, что если жена после смерти мужа останется во вдовах, то ей дать «выдел», под которым понималось возвращение жене ее имущества, находившегося под опекой мужа. При повторном выходе замуж ей ничего не причиталось из наследства первого мужа.

После смерти отца наследуют дети от жены, но не от рабыни. Не имели наследственных прав и незаконнорожденные дети умершего.

К наследованию призывались сыновья, дочери могли вступить в наследство, но только при отсутствии братьев.

Наследство делится между детьми поровну, без преимуществ старшинства. Однако младший пользовался той привилегией, что в его долю всегда входил дом и двор (ст. 100 Русской правды).

Порядок наследования на Руси носил сословный характер, поэтому дочери зависимых людей (смердов) наследовать не могли. Наследственное имущество крепостного крестьянина (при отсутствии у него сыновей) поступало в распоряжение князя, который обязан был снабдить дочерей умершего приданым при их выходе замуж.

2. С развитием феодального строя в России появились новые памятники русского права XIV‑XV вв.: Псковская судная грамота и Новгородская судная грамота, Судебник 1497 г., Уложение царя Алексея Михайловича 1649 г.

Особую значимость в развитии русского права в период феодальной раздробленности Руси придается Псковской судной грамоте, которая не только развивала основные положения Русской правды, но и формулировала новые правила (XIV‑XV вв.).

Псковская судная грамота уже различает наследование по завещанию – «приказное» и наследование по закону – «отморщина». Завещание, называемое «рукописанием» или «порядной», составляется в письменной форме. В отдельных случаях право на получение наследства по завещанию можно было доказать с помощью четырех–пяти свидетелей, которые присутствовали при устном волеизъявлении завещателя.

Расширился круг наследников по закону. К ним относятся переживший супруг, дети, родители, а по боковой линии – братья и сестры. В первую очередь призывались к наследованию по закону переживший супруг и дети умершего. Если таковые отсутствовали, то наследниками становились родители умершего, в случае их отсутствия – братья, сестры и «ближнее племя».

Псковская судная грамота устанавливала облегченный порядок разрешения споров между наследниками. Родители, дети, братья, сестры или другие близкие родственники имели право предъявлять иск друг к другу на основании «простой доски» по поводу вещей, отданных наследодателем своим родственникам, или по поводу имущества, взятого наследодателем у кого‑либо из его родственников. Однако такой порядок не распространялся на посторонних людей. Закон ставил зависимые слои общества в худшее положение, чем представителей, которые находились у власти. Так, после смерти изорника его жена и дети должны были уплатить феодалу «покруту», которая была в свое время получена от него изорником. В случае отсутствия жены или родственников у умершего изорника феодал имел право продавать его имущество для возврата выданной «покруты». Если впоследствии появлялись родственники изорника, они теряли право требовать с феодала возвращения сумм от проданного имущества.

Наиболее значительным памятником права в Московский период является Судебник 1497 г. Его источниками стали Русская правда, Псковская судная грамота, текущее законодательство московских князей. Судебник не просто обобщил накопившийся правовой материал. Больше половины статей было написано заново, а старые нормы были существенно переработаны. Судебник способствовал внесению единообразия в судебную практику, а главное – он ввел новые общественные порядки.

Судебник 1497 г. ограничил возможность перехода крестьянина от одного помещика к другому сроком «за неделю до Юрьева дня осеннего и в течение недели после Юрьева дня» (26 ноября). В отличие от Русской правды Судебник 1497 г. разрешал и низшим сословиям передачу наследственного имущества (при отсутствии сыновей) дочерям, а при их отсутствии – ближайшим родственникам.

Уложение царя Алексея Михайловича 1649 г. узаконило окончательное закрепощение крестьян. Имущество крестьянина становилось собственностью помещика, а сам крепостной крестьянин и его семья – товаром. Этим же уложением разрешалось наследовать поместья не только лицам, способным нести службу царю, но и несовершеннолетним детям помещика.

Таким образом, в этот период наблюдается тенденция к постепенному расширению круга наследников и правомочий наследодателя. Наследники по завещанию могли предъявлять иски и отвечать по обязательствам наследодателя только при наличии оформленного завещания, подтверждающего эти обязательства («доклады» и «записи»). Наследники же по закону искали и отвечали по таким обязательствам «без записи».

По сравнению с предыдущим периодом в праве наследования стала намечаться большая свобода воли завещателя: завещание мог сделать любой член семьи. В этот период основной круг наследников по закону включал сыновей вместе с вдовой. При наличии сыновей дочери устранялись от наследования недвижимости (ст. 60 Судебника 1497 г.), однако и они постепенно начинают допускаться к законному наследованию вотчин.

3. Существенные изменения в правовом регулировании наследственных отношений наблюдаются в начале императорского периода истории России. Важнейшим законодательным актом в области наследственного права является Указ Петра I 1714 г. «О единонаследии», в котором была установлена система майората, при котором поместья в правовом отношении были уравнены с вотчинами. Вместо деления земель на вотчины и поместья, а вотчины – на родовые, выслуженные и купленные, все земельные владения дворян стали называться недвижимым имуществом. Указом запрещалось дробить недвижимое имущество (землю) при передаче его по наследству. Землю можно было завещать одному из сыновей, а при их отсутствии – одной из дочерей. Если не было составлено завещание, все недвижимое имущество переходило к старшему сыну. Остальные наследники обоего пола получали лишь движимое имущество.

Изданием Указа о единонаследии предполагалось достигнуть две цели: «во–первых, младшие сыновья умершего дворянина, лишаясь наследства, должны были добывать средства к существованию на гражданской или военной службе, вследствие чего правительство получало необходимые ему кадры из дворян. Во–вторых, устранялось дробление земельных владений дворян, не выгодное государству» [5] .

Раздел наследственного имущества, особенно недвижимости, представлялся императору чрезвычайно вредным, поскольку дробление имений снижало их экономическую ценность и, кроме того, чрезмерно отягощало крестьян, вследствие чего страдало правильное поступление податей в казну. Немаловажным было и то, что знатные фамилии при этом беднели и теряли свое значение, а наследники всячески уклонялись от государственной службы.

В результате принятия Указа о единонаследии завещательное право, успевшее значительно развиться, возвратилось к исходному пункту: свобода завещания состояла только в выборе члена семьи – одного из сыновей; завещание в пользу других лиц не допускалось. Указом о единонаследии определялось, что завещания должны были оформляться в письменном виде, крепостным порядком.

Позднее этот порядок был несколько упрощен. Законодательство разрешало завещателю изменять свое завещание или даже уничтожать его.

Таким образом, стремление законодателя определять правовой статус каждой социальной группы и нормы наследственного права отражено в Указе о единонаследии 1714 г. («О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах»). Различалось наследование по завещанию и по закону. Наследодатель мог завещать недвижимое имущество только одному сыну по выбору; дочери наследовали недвижимость по завещанию и только при отсутствии сыновей. При отсутствии завещания в силу вступал законный порядок наследования, и майоратный принцип здесь соблюдался строго: недвижимость наследовал старший сын, а движимое имущество делилось поровну между остальными сыновьями.

В 1716 году специальным актом регламентируются наследственные доли, которые получали вдовы, в 1725–м закрепляется право наследования родственников по восходящей линии (матери, отца, деда, бабушки).

В 1731 году императрицей Анной Иоанновной Указ о единонаследии был отменен. По новому закону недвижимое имущество подлежало разделу поровну между всеми сыновьями умершего. Однако сохранился запрет при отсутствии наследников распоряжаться своим родовым имуществом, завещая его посторонним лицам. Отмена Указа Петра I, по мнению некоторых авторов, была вызвана тем, что в связи с расширением территории Российской империи в распоряжении правительства оказался обширный земельный фонд, из которого дворянам щедро раздавались земли. При этом сохранилось и не потеряло своего значения уравнение в правах владельцев вотчин и поместий.

Новым указом было установлено, что при наследовании по закону к наследованию призывались все сыновья умершего и в наследство включалось все имущество наследодателя, как движимое, так и недвижимое. Внуки призывались к наследованию в порядке представления и получали долю своего отца, умершего ранее наследодателя. Вместе с сыновьями к наследованию призывались дочери (которые получали в недвижимом имуществе 1/8 часть, а в движимом – 1/4) и переживший супруг наследодателя (в недвижимом имуществе он получал 1/7 часть, а в движимом – 1/4 часть). Если не было нисходящих наследников, к наследованию призывались братья наследодателя. При отсутствии вышеназванных наследников или их отказе от наследства имущество умершего поступало в казну. Этим же указом были расширены права завещателя [6] .

До 1722 года вопросы наследования относились к компетенции церковных судов, а впоследствии стали предметом рассмотрения только светских судов.

При Екатерине II было установлено, что наследодатель имеет право завещать свое родовое недвижимое имущество только наследникам по закону, а благоприобретенное имущество – любым лицам. При отсутствии законных наследников родовое имущество могло быть завещано постороннему лицу.

Накопившиеся в течение продолжительного исторического периода правила о наследовании были подвергнуты систематизации в Своде законов Российской империи, составленном на основе Полного собрания законов Российской империи, который был издан в 1832 году и 1 января 1835–го вступил в силу.

В Своде законов устанавливалось, что благоприобретенное имущество, как движимое, так и недвижимое, можно было завещать по своему усмотрению. Ограничения касались отдельных местностей, где запрещалось завещать недвижимое имущество полякам, евреям и иностранцам, поскольку они не имели права владеть там недвижимостью.

Завещать родовое имущество запрещалось, за исключением тех случаев, когда владелец родового имения был бездетным. Ему предоставлялось право завещать такое имущество одному из близких или дальних родственников.

По Своду законов был установлен следующий порядок наследования. Ближайшими наследниками умершего являлись его сыновья. Если сыновей и внуков у умершего не было, наследниками становились его дочери и внучки. При отсутствии нисходящих родственников умершего его имущество наследовали братья и племянники, а если их не было, то сестры и их нисходящие родственники. Если у умершего отсутствовали боковые родственники, тогда к наследованию призывались его родители. Это было предписано статьей 1121 Свода законов: «Порядок наследования по закону между родственниками определяется вообще по линиям. Ближайшее право наследования имеет линия нисходящая; в недостатке оной, наследство обращается или в побочные линии, или в определенных случаях к родителям и восходящим родственникам умершего» [7] .

Следовательно, наследниками первой очереди являлись нисходящие родственники. При отсутствии нисходящих к наследованию призывались ближайшие родственники по боковой линии, т. е. братья и сестры умершего (ст. 1134), и наследство между ними делилось поровну. Если у наследодателя не было таковых и их потомков (племянников и племянниц с их детьми, которые призывались к наследованию в порядке представления), то к наследованию призывались родственники по второй боковой линии: дяди, тетки и их потомство. При отсутствии боковых родственников второй линии к наследованию призывались боковые родственники третьей линии (двоюродные дед и бабка и их нисходящие).

Царский закон не признавал наследниками родителей и других восходящих родственников. Родителям предоставлялось лишь право пожизненного владения имуществом, приобретенным умершими детьми, и только в случае, если у наследодателя не было детей. Признавая наследником самого отдаленного родственника по боковой линии, с которым наследодатель при жизни не имел ничего общего, закон в то же время отстранял от наследства наиболее близких наследодателю лиц – родителей.

До издания закона от 3 июня 1912 г. наследственные права мужчин и женщин в России не были равными. В статье 1130 указывалось, что «каждая дочь при живых сыновьях, т. е. сестра при брате, получает из всего наследственного имения четырнадцатую часть, а из движимого – восьмую часть».

Супруги наследовали друг после друга в размере 1/7 недвижимости и 1/14 движимого имущества.

Для некоторых видов имущества (заповедных и временно–заповедных имений, имений, находящихся в Западных губерниях на праве майоратов, крестьянского имущества и др.) был установлен особый порядок наследования. Так, порядок наследования имущества крестьян регулировался не законом, а обычаем, который основывался на семейно–трудовом начале. Крестьянский надел мог быть отчужден только крестьянину. Он не мог быть продан за долги, не мог быть объектом залога (ст. 38, 110 Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, от 19 февраля 1861 г.).

Наследниками по завещанию могли быть лица, не ограниченные в правоспособности. Закон предоставлял завещателю право распорядиться своим имуществом как в пользу наследников по закону, так и в пользу посторонних лиц.

Ограничение завещательного распоряжения допускалось только в части родового имущества. По общему правилу родовые имения не подлежали завещанию. Однако завещатель мог распорядиться о передаче родового имения одному или нескольким своим нисходящим наследникам по закону.

Разрешалась только письменная форма завещания, а устное распоряжение не признавалось таковым. Допускалось домашнее и нотариальное завещание, которое стало наиболее распространенной формой. Оно составлялось завещателем в присутствии нотариуса и двух или трех свидетелей, которые удостоверяли и личность завещателя. Домашнее завещание могло быть написано как рукой завещателя, так и рукой другого лица. Оно обязательно подписывалось завещателем и двумя или тремя свидетелями. Если завещатель был неграмотен или не мог подписать завещание в силу болезни, то по его просьбе завещание подписывало в присутствии свидетелей другое лицо.

Помимо указанных общих форм завещания в исключительных случаях могли быть составлены такие виды завещания, как военно–походное, военно–морское, военно–госпитальное, заграничное и др.

Охрана прав отсутствующих наследников обеспечивалась с помощью описи, опечатывания и сбережения наследственного имущества до явки наследников, а также путем их вызова. Срок давности для принятия наследства был установлен в 10 лет с момента публикации об открытии наследства (ст. 1244). Воля наследника о принятии наследства могла быть выражена путем вступления в управление наследственным имуществом, либо путем утверждения судом завещания, либо путем выражения своей воли о принятии наследства перед кредиторами, или публикации в газете.

Наследникам предоставлялось право отречься от наследства, подав в суд заявление.

Законодательство Российской империи рассматривало наследство как совокупность прав и обязанностей, оставшихся после умершего (ст. 1104). Поэтому закон возлагал на наследников полную ответственность по долгам наследодателя без ограничения ее стоимостью полученного наследства.

Наследник, получивший наследство, должен был уплатить все долги наследодателя. Если наследственного имущества было недостаточно для уплаты долгов наследодателя, наследник должен был погасить задолженность из своего собственного имущества. Д. И. Мейер объяснял это тем, что «по осуществлении права наследования лицо признается субъектом обязательственных отношений, уже независимо от основания, по которому сделалось их субъектом» [8] , подчеркивая при этом, что в результате такого правила во многих случаях для наследника могло быть затруднительно вступить в наследство.

Наследственное имущество считалось выморочным, если у умершего не было наследников или если никто из наследников не являлся для принятия наследства в течение 10 лет. Выморочное имущество поступало в казну или к определенным юридическим лицам. К примеру, имущество офицера, погибшего на войне, передавалось в госпиталь; движимое имущество монахов – в монастырь; имущество мещанина – в доход города и т. д.

Таким образом, наследование по закону в дореволюционной России строилось на началах кровного родства. Наследником по закону мог быть самый отдаленный родственник (но не свойственник), если не оставалось более близких родственников.

Русское дореволюционное законодательство не рассматривало наследственное имущество как единое целое, а подразделяло его на две самостоятельные наследственные массы с особым порядком их преемства. Родовое имущество могло переходить только к наследникам по закону, а для остального имущества существовал общий порядок наследования.

Гражданское законодательство царской России допускало наследование по закону и по завещанию. Наследование по закону допускалось: 1) если после смерти наследодателя оставалось родовое имение; 2) если умерший не оставил завещания; 3) если завещано не все имущество – в оставшейся части имущества; 4) если наследники по завещанию не приняли наследства; 5) в случае признания завещания недействительным. Наследование по закону, равно как и по завещанию, имело место не только после смерти наследодателя, но и после лишения лица всех прав состояния, пострижения в монашество, признания лица безвестно отсутствующим.

Советский период развития наследственного права

В истории советского периода институт наследования подвергался изменениям, причем предпринимались даже попытки его ликвидации. Так, например, ВЦИК РСФСР 27 апреля 1918 года издал Декрет «Об отмене наследования». Этот Декрет и специальное постановление Наркомюста РСФСР от 21 мая 1919 г. по сути отменили наследование частной собственности и распространялись в равной мере как на городскую семью, так и на крестьянскую.

Статья 1 Декрета определяла: «Наследование как по закону, так и по духовному завещанию отменяется. После смерти владельца имущество, ему принадлежавшее (как движимое, так и недвижимое) становится государственным достоянием Российской Советской Федеративной Социалистической Республики». Судьбу оставшегося после смерти имущества определяла статья 2 Декрета, которой закреплялся временный, «впредь до издания декрета о всеобщем социальном обеспечении», порядок использования бывшей «наследственной массы»: нуждающиеся нетрудоспособные родственники по прямой нисходящей и восходящей линии, полнородные и неполнородные братья и сестры, а также супруг умершего могли получать из оставшегося имущества содержание.

Супруг и ближайшие родственники умершего (нисходящие, восходящие, братья и сестры), если они являлись нетрудоспособными и не имели прожиточного минимума, получали от государства содержание из имущества, оставшегося после смерти (ст. 2 Декрета).

Однако содержание нуждающихся нетрудоспособных членов семьи умершего из оставшегося после него имущества нельзя признать особой формой наследования, поскольку законом отменялось наследование крупной буржуазной собственности.

Вполне логично, что если имущество умершего переходит к наследнику, то он содержал или обязан был содержать нуждающихся нетрудоспособных супруга и ближайших своих родственников.

Если все имущество умершего поступало к государству, то государство принимало на себя обязанность из полученного имущества содержать нуждающихся нетрудоспособных супруга и ближайших родственников. Народный комиссариат юстиции рассматривал право нетрудоспособных нуждающихся лиц на получение содержания из средств умершего как право на алименты.

Отменив право наследования капиталистической частной собственности (равно как и весь институт буржуазного наследственного права), Декрет от 27 апреля 1918 г. установил новый порядок наследования трудовой собственности. В статье 9 было записано: «Если имущество умершего не превышает 10 тыс. руб. и состоит из усадьбы, домашней обстановки и средств производства трудового хозяйства в городе или в деревне, то оно поступает в управление и распоряжение имеющихся налицо супруга и указанных выше родственников» [9] . Это положение вызвало различное толкование правового акта.

В цивилистической науке Декрет «Об отмене наследования» вызвал оживленную дискуссию, не прекращающуюся по сегодняшний день. По мнению одних авторов (Я. Бранденбургский, А. Приградов–Кудрин), Декрет представлял собой документ отменявший наследование как по закону, так и по завещанию. С точки зрения других (Т. Г. Орловский, М. Рейхель), Декрет упразднил лишь наследование частной собственности, в отношении же трудовой собственности наследование сохранялось. При этом сторонники этой позиции ссылались на статью 9 Декрета, в которой устанавливалось, что имущество, переходит в непосредственное управление и распоряжение лиц, упомянутых в статье 2 Декрета. На основании этого делался вывод об утверждении в Декрете начал нового советского наследственного права – права наследования трудовой собственности.

Наиболее правильной и убедительной представляется первая точка зрения. Не вызывает сомнения то, что законодатель отменил наследование, руководствуясь стремлением Советской власти ограничить источники возникновения права частной собственности наряду с попытками централизованного распределения продуктов, уничтожения денежного обмена и другими способами кардинального изменения общественных отношений. И. А. Покровский в свое время подчеркивал, что «наследование принципиально отвергается социализмом: наследование во всех его видах, конечно, тесно связано с нынешней частноправовой организацией хозяйства, и отрицательное отношение к последней неизбежно должно влечь за собой отрицание наследования» [10] .

В результате дальнейшего анализа судебной практики по применению статьи 9 Декрета установилась общепринятая в настоящее время точка зрения, что Декрет от 27 апреля 1918 г. не только отменил наследование буржуазной собственности, но и установил новый порядок наследования трудовой собственности. Переход трудовой собственности в «непосредственное управление и распоряжение» судебная практика рассматривала как переход имущества в порядке наследования.

Статья 9 Декрета от 27 апреля 1918 г. устанавливала два признака, необходимых для перехода имущества умершего в порядке наследования: 1) чтобы стоимость имущества не превышала 10 тыс. руб.; 2) чтобы имущество умершего являлось трудовой собственностью. По поводу первого признака 21 мая 1919 г. последовало разъяснение Наркомюста, где указывалось: «Установление предельной стоимости в 10 тыс. руб. для имуществ, переходящих в непосредственное управление и распоряжение родственников, не относится к трудовым хозяйствам. Оставшиеся после умершего трудовые хозяйства переходят в непосредственное управление и распоряжение родственников, независимо от того, превышают ли указанные имущества стоимость 10 тыс. руб. или не превышают» [11] .

Что касается второго признака, то судебная практика применяла статью 2 Декрета лишь к крупной нетрудовой собственности, если же она не превышала установленных 10 тыс. руб. применительно к существовавшим в момент издания декрета ценам, судебная практика применяла статью 9 Декрета, т. е. допускала переход ее по наследству.

Статья 9 Декрета указывает, что трудовая собственность умершего поступает в управление и распоряжение «имеющихся налицо» (все наследники) супруга и ближайших родственников и определяет следующий круг наследников: 1) переживший супруг; 2) родственники по прямой нисходящей линии; 3) родственники по прямой восходящей линии; 4) полнородные и неполнородные братья и сестры. Указанные лица получали имущество независимо от их трудоспособности и нуждаемости.

Институт наследования был вновь введен в России Декретом от 22 мая 1922 г. «Об основных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР». Он получил дальнейшую разработку в Гражданском кодексе 1922 г., но нормы наследственного права все‑таки носили ограниченный, ущербный характер. В соответствии с ними наследниками признавались самые близкие родственники наследодателя. Зато иждивенцы умершего являлись первоочередными наследниками и, даже при отсутствии супруга и детей наследодателя, устраняли от наследования его трудоспособных родителей, братьев и сестер. Запрещалось завещать в пользу посторонних лиц даже при отсутствии наследников по закону. В этом случае имущество переходило к государству как выморочное. Фактически завещатель мог только перераспределить наследственное имущество, изменив доли наследников, либо лишить наследства одного или нескольких из них.

В отличие от Декрета от 27 апреля 1918 г. «Об отмене наследования», в котором правопреемство трудовой собственности формулировалось как передача имущества умершего «в непосредственное управление и распоряжение», Гражданский кодекс отказался от такой формулировки, называя правопреемство определенным, издавна сложившимся и понятным для всех граждан словом – наследование.

Поскольку крупная частная собственность, являвшаяся экономической базой капитализма, была уже национализирована, Гражданский кодекс 1922 г. отказался от дальнейшего подразделения имущества умершего на трудовую и нетрудовую собственность, подразумевая наследование обеих.

Чтобы не допустить возрождения былой экономической мощи буржуазии, законом был установлен ряд ограничений в правопреемстве имущества. В частности, статья 416 ГК РСФСР 1922 г. допускала наследование по закону и по завещанию «в пределах общей стоимости наследственного имущества не свыше 10 тыс. золотых рублей, за вычетом всех долгов умершего».

Следующее ограничение наследственного преемства выражалось в установлении узкого круга наследников. Согласно статье 418 ГК РСФСР 1922 г. наследниками по закону и по завещанию могли быть:

1) прямые нисходящие родственники умершего (дети, внуки, правнуки);

2) переживший супруг;

3) нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти.

При отсутствии указанных наследников имущество умершего признавалось выморочным и поступало в доход государства. Наследственное преемство ограничивалось также и Декретом ВЦИК от 11 ноября 1922 г. «О наследственных пошлинах», установившем, что если отдельный наследник (как по закону, так и по завещанию) получает долю наследственного имущества стоимостью от 6 до 10 тыс. руб. золотом, то он обязан платить пошлину в размере 4% стоимости наследственной доли. Если же стоимость превышала указанную стоимость (в случаях, предусмотренных примечанием к статье 416 ГК РСФСР и статье 17 Положения о государственных сберегательных кассах), с каждых следующих 10 тыс. золотых рублей пошлина повышалась на 4%, однако общая сумма наследственной пошлины не могла превышать 50% стоимости наследства.

Чтобы не допустить в обход закона передачу наследственного имущества по договору дарения, статья 138 ГК РСФСР признавала недействительным договор дарения на сумму более 10 тыс. руб. золотом.

Гражданский кодекс 1922 г. допускал наследование по закону и по завещанию. Наследование по закону имело место во всех случаях, если не было изменено завещанием.

При наследовании по закону к наследованию призывались одновременно все наследники, т. е. дети, внуки, правнуки умершего, переживший супруг, а также нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти. Наследство делилось между ними в равных долях.

При наследовании по завещанию имущество умершего не выходило за пределы круга наследников по закону.

В случае отсутствия завещания, определявшего раздел наследственного имущества, оставшегося вне завещания, имущество распределялось в равных долях между всеми наследниками по закону.

В примечании к статье 422 ГК РСФСР указывалось: «Завещатель может лишить прав законного наследования одного, нескольких или всех лиц, указанных в статье 418. В этом случае наследственное имущество в целом или в части переходит к государству в порядке статей 417 и 433». Эта норма права, так же как и статья 418 ГК, установившая чрезвычайно узкий круг наследников, расширяла возможность перехода наследства к государству. Гражданский кодекс 1922 г. (ст. 423, 424) разрешал завещателю возложить на наследника исполнение какого‑либо обязательства в пользу одного или нескольких наследников по закону, указать в завещании другого наследника (из числа наследников по закону) на тот случай, если бы назначенный по завещанию наследник умер раньше открытия наследства или не принял его.

Закон допускал лишь письменную форму завещания. Завещание признавалось действительным в том случае, если оно подписано завещателем и представлено в нотариальный орган для внесения в актовую книгу (ст. 425 ГК РСФСР). Если завещатель не мог подписать завещание в силу неграмотности, болезни или физических недостатков, то по его просьбе завещание подписывалась другим лицом – рукоприкладчиком.

Гражданский кодекс 1922 г. подразделял наследников на присутствующих и отсутствующих. Если присутствующий в месте открытия наследства наследник в течение 3 месяцев со дня принятия мер охранения не заявлял суду об отказе от наследства, он считался принявшим наследство (ст. 429). Отсутствующий наследник признавался принявшим наследство лишь в том случае, если он в течение 6 месяцев со дня принятия мер охранения наследственного имущества заявлял народному суду по месту открытия наследства о своем желании принять наследство.

Нормы наследственного права, изложенные в Гражданском кодексе 1922 г., не применялись к имуществу крестьянского двора. Что касается имущества личного пользования членов двора, приобретенного ими на личные средства, то оно могло быть завещано в соответствии с нормами Гражданского кодекса РСФСР.

Сузив круг наследников по закону и по завещанию, Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. ограничил и свободу завещательного распоряжения: наследодатель мог завещать имущество лишь членам семьи, иждивенцам и государству. Наследодателю предоставлялось право лишить всех или части наследников по закону их доли, при этом допускалась возможность лишить наследства несовершеннолетних и нетрудоспособных граждан.

Тем не менее Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. заложил основы для советского наследственного права. «Основной задачей законодателя являлось максимальное ограничение возможности передачи по наследству крупной собственности. Отношение к мелкой собственности было иное. Имущество, включавшее обычную домашнюю обстановку и предметы обихода, согласно статье 421, вообще не входило в предельную сумму стоимости имущества, которое можно было передать по наследству». Таким образом, трудовая собственность граждан, за исключением крестьян, могла передаваться без каких‑либо ограничений. Ограничения касались наследования промышленных, торговых предприятий, денежных капиталов, строений, предметов роскоши. «При общем сравнительно низком жизненном уровне населения Советской России переход по наследству имущества такого рода подлежал контролю и ограничению со стороны государства, чтобы не создавать в условиях социализма резкой разницы в имущественном положении граждан, тем более что в основе богатства в этом случае лежал не добросовестный труд, а «счастливое» родство. В. И. Серебровский, характеризуя институт наследования в Гражданском кодексе 1922 г., отмечал: «Установление предельного размера стоимости имущества, которое могло переходить по наследству, и узкого круга наследников по закону, ограничение свободы завещания, довольно широкое допущение возможности перехода к государству наследственного имущества в качестве выморочного – все это препятствовало образованию крупной капиталистической частной собственности и тем самым способствовало вытеснению и ликвидации капиталистических элементов. Вместе с тем нормы наследственного права Гражданского кодекса, обеспечивая переход по наследству к членам семьи умершего его трудовых сбережений и другого принадлежащего ему имущества, способствовали укреплению личной собственности и советской семьи» [12] .

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 29 января 1926 г. был отменен (с 1 марта 1926 г.) максимум наследования. В результате стало допускаться наследование по закону и по завещанию всего наследственного имущества независимо от его стоимости. Наследники, проживавшие совместно с умершим, получали имущество, относящееся к обычной домашней обстановке и обиходу (за исключением предметов роскоши), сверх причитавшейся им доли из имущества умершего.

Следующее изменение в наследственном праве произошло в связи с введением с 1 марта 1926 года института усыновления. Усыновленные и их потомство по отношению к усыновителям в личных и имущественных правах и обязанностях приравнивались к родственникам по происхождению, в связи с чем стали наследовать после усыновителей.

Дальнейшее расширение круга наследников произошло с принятием постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 6 апреля 1928 г., которым было разрешено завещать имущество не только наследникам, указанным в статье 418 ГК РСФСР, но и государственным органам, а также общественным организациям.

В результате дальнейшего совершенствования наследственного права в 1928 году появляется институт обязательной наследственной доли. Согласно постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 28 мая 1928 г. независимо от содержания завещания несовершеннолетние наследники стали получать не менее 3/4 той доли, которая им причиталась бы при наследовании по закону.

С 1 апреля 1935 года Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. был дополнен статьей 436, в которой указывалось, что вкладчикам, вносящим вклады как денежные, так и в ценных бумагах в кредитные учреждения, предоставляется право указывать лиц, которым вклад должен быть выдан в случае смерти вкладчика.

В результате построения социализма полностью исчезла частная собственность. Основным объектом наследования стала личная собственность граждан.

Являясь производной от социалистической собственности, личная собственность пользуется всемерной защитой со стороны Советского государства. Право наследования личной собственности граждан согласно статье 10 Конституции СССР 1936 г. охранялось законом. На этом конституционном принципе и было основано дальнейшее развитие советского наследственного права.

С ликвидацией частной собственности отпала необходимость в дальнейшем существовании различных ограничений наследственного правопреемства. Назревала потребность привести наследственное право в соответствие с теми изменениями, которые произошли в социально–экономической жизни страны. Однако решение этой задачи было отложено из‑за начала Великой Отечественной войны, и лишь в конце ее у Советского государства появилась возможность внести существенные изменения в наследственное право. Эти изменения были изложены в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию».

Данным указом было установлено три очереди наследников. К первой очереди относились дети (в том числе усыновленные), супруг и нетрудоспособные родители умершего, а также другие нетрудоспособные, состоящие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. При этом иждивенцы умершего не только были оставлены в числе наследников первой очереди, но и могли быть наследниками, даже если находились не на полном его иждивении. Такой порядок просуществовал до введения в действие Основ гражданского законодательства 1961 г. Во вторую очередь наследовали трудоспособные родители, а в третью очередь – братья и сестры умершего.

Указ 1945 г. расширил также свободу завещания. Однако завещания в пользу посторонних наследодателю лиц могли совершаться только при отсутствии наследников по закону.

В условиях военного времени возникла неотложная необходимость упростить форму завещания военнослужащих. Согласно постановлению СНК СССР от 15 сентября 1942 г. «О порядке удостоверения доверенностей и завещаний военнослужащих в военное время» завещания военнослужащих, удостоверенные командованием отдельных воинских частей (полков, эскадрилий, кораблей 1, 2, 3–го рангов, соединений кораблей 4–го ранга, отдельных батальонов, дивизионов, рот, батарей, отрядов и других соответствующих им воинских частей) приравнивались к нотариальным завещаниям.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1942 г. «О государственной пошлине» был изменен размер пошлины за выдачу свидетельства, подтверждающего право наследования. 9 января 1943 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об отмене налога с имуществ, переходящих в порядке наследования и дарения, и предоставлении льгот по государственной пошлине наследникам лиц, погибших при защите Родины».

С изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об усилении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного знака «Мать–героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства» только зарегистрированный брак стал порождать права и обязанности супругов (ст. 19 Указа). Лица, состоявшие в фактических брачных отношениях до издания этого Указа и не оформившие свои отношения путем регистрации брака, не признавались супругами и не могли наследовать друг после друга.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. и внесенными в соответствии с этим Указом изменениями в гражданские кодексы союзных республик гражданам предоставлялись более широкие права для распоряжения своей собственностью на случай смерти. Наследственное имущество стало, как правило, оставаться в семье умершего. Значительно сократилось число случаев, когда имущество признавалось выморочным.

Действие этого Указа было распространено на наследства, открывшиеся до его издания, но не принятые наследниками и не перешедшие в собственность государства.

Наследственное право с внесенными в него в 1945 году изменениями действовало без каких‑либо существенных дополнений или изъятий вплоть до принятия в 1961 г. Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. До этого времени развитие наследственного права шло путем разъяснений отдельных норм права со стороны Пленума Верховного Суда СССР и издания нормативных актов со стороны отдельных министерств.

Среди изданных в этот период подзаконных нормативных актов, регулирующих наследственные отношения, следует отметить инструкцию Министерства финансов СССР от 14 марта 1947 г. № 160 «О государственной пошлине».

Утвержденные Верховным Советом СССР 8 декабря 1961 г. Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, были введены в действие с 1 мая 1962 г., где в статьях 117—121 закреплены основные принципиальные положения наследственного права.

С принятием Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. институт наследования приобретает более существенное значение, хотя правила наследования резко отличались от общемировых. Это было связано с тем, что принятие кодекса проходило в условиях ограничения видов имущества и даже его количества, которое могло принадлежать гражданам на праве собственности и, следовательно, переходить по наследству. Завещание рассматривалось как особенный акт, составляемый лишь в редких случаях. При его отсутствии к наследованию по закону призываются только ближайшие родственники. В первую очередь наследников по–прежнему вошли дети, супруг и родители умершего, во вторую очередь – братья и сестры умершего, его дед и бабка, внуки наследуют по праву представления. Эти нормы устанавливались ввиду «близкой победы коммунизма и отмирания частной собственности», а соответственно, и «буржуазного института наследования».

Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. предусмотрел две формы наследования: по закону и по завещанию. Наследование по закону имело место, когда и поскольку оно не было изменено завещанием. Закреплялось право каждого гражданина оставить по завещанию все свое имущество или часть его одному или нескольким лицам, как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, а также государству или отдельным государственным, кооперативным и другим общественным организациям. Завещатель мог в завещании лишить права наследования одного, нескольких или всех наследников по закону. Ему предоставлялось также право в любое время изменить или отменить сделанное им завещание, составив новое завещание, либо отменить завещание путем подачи заявления в нотариальную контору. Завещание требовало письменной формы с указанием места и времени его составления, собственноручного подписания завещателем и нотариального удостоверения.

За несовершеннолетними или нетрудоспособными детьми наследодателя, а также нетрудоспособным супругом, родителями и иждивенцами умершего закреплялось право на обязательную долю в наследстве, составлявшую не менее двух третей доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону.

При наследовании по закону устанавливалось две очереди наследников. В первую очередь наследовали дети, переживший супруг и родители умершего, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти. Во вторую очередь призывались к наследству братья и сестры умершего, его дед и бабка как со стороны отца, так и со стороны матери. Наследники второй очереди призывались к наследованию по закону лишь при отсутствии наследников первой очереди или при непринятии ими наследства, а также в случаях, когда все наследники первой очереди были лишены завещателем права наследования.

К числу наследников по закону относились и нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. Внуки и правнуки наследодателя являлись наследниками по закону, если к моменту открытия наследства не было в живых того из родителей, который был бы наследником.

В разделе «Наследственное право» Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. регламентировались вопросы принятия наследства, отказа от принятия наследства, охраны наследственного имущества, ответственности наследников по долгам наследодателя и многие другие.

С принятием нового законодательства произошли следующие существенные изменения в наследственном праве:

1) еще более увеличился объем права завещателя. По действующему закону гражданин стал иметь возможность завещать свое имущество любому лицу, как входящему, так и не входящему в круг наследников по закону, а также государству или отдельным государственным, кооперативным и общественным организациям;

2) расширился круг наследников по закону. Согласно статье 532 ГК РСФСР 1964 г. к наследникам по закону стали относиться усыновители, а также дед и бабка умершего как со стороны отца, так и со стороны матери;

3) расширился круг наследников по закону, в него были включены трудоспособные родители умершего. Раньше эти лица призывались к наследованию во вторую очередь;

4) расширились права наследников по закону, проживавших совместно с наследодателем не менее одного года до его смерти. По действующему закону все эти лица, независимо от их очереди и наследственной доли, получают предметы домашней обстановки и обихода;

5) наследникам предоставлено право отказаться от наследства в пользу других лиц из числа наследников по закону или по завещанию, а также в пользу государства или юридических лиц;

6) уменьшен размер обязательной доли в наследстве нетрудоспособных детей наследодателя (в том числе усыновленных), а также нетрудоспособных супруга, родителей (усыновителей) и иждивенцев умершего;

7) сужен круг наследников, имеющих право на обязательную долю;

8) установлен единый порядок принятия наследства для присутствующих и для отсутствующих наследников;

9) при отсутствии наследников по закону и по завещанию или при отказе их принять наследство, а также в случае, если все наследники лишены права наследования, наследственное имущество стало переходить к государству не как выморочное, а по праву наследования.

Современный этап развития наследственного права

В конце 80–х – начале 90–х годов был взят курс экономических, политических и социальных преобразований, имевших целью переход от тоталитарного государственного социализма к рыночной экономике, создание развитого правового гражданского общества. Гражданское право, призванное обслуживать товарную экономику, должно было быть приведено в соответствие со спецификой нарождавшихся рыночных отношений, постепенно освобождавшихся от административных ограничений. В связи с этим возникла необходимость принципиальных качественных изменений в гражданском праве, появились предпосылки для последовательного и развернутого выражения его внутренних закономерностей. Указанное в полной мере относится к такой важной подотрасли гражданского права, как наследственное право. Нормы наследственного права нуждались в приведении в соответствие со статьями 2, 8, 35, 36 Конституции Российской Федерации, статьями 18, 23, 213 и другими нормами части первой ГК РФ.

Первым шагом в этом направлении стало утверждение 31 мая 1991 года Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик. В разделе 6 Основ, посвященном правовому регулированию наследственных отношений, определялось, что наследование имущества гражданина осуществляется по закону или по завещанию. Для наследования по закону Основы определили круг наследников первой очереди, предоставив право республикам, входящим в состав СССР, устанавливать других лиц, входящих в круг наследников первой очереди и последующих очередей. Гражданам предоставлялось право оставить по завещанию все свое имущество или часть его одному или нескольким гражданам, как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, а также право лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону. За нетрудоспособными и несовершеннолетними наследниками по закону первой очереди закреплялось право на обязательную долю в наследстве. Ее размер, а также круг иных обязательных наследников определялись законодательными актами республик.

В соответствии с постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 3 марта 1993 г. «О некоторых вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации» Основы подлежали применению на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 года к тем гражданским правоотношениям, которые возникли после указанной даты.

Прекращение существования Советского Союза породило целый ряд проблем правового регулирования отношений, в том числе наследственных, с участием граждан бывших союзных республик, которые приобрели государственный суверенитет. 19 мая 1994 года вступила в силу Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам Содружества Независимых Государств, в которой закреплен ряд правил, касающихся наследственных прав. Конвенция, в частности, определила, что граждане каждой из договаривающихся сторон могут наследовать на территории других договаривающихся сторон имущество или права по закону или по завещанию на равных условиях и в том же объеме, как и граждане данной договаривающейся стороны. Право наследования имущества, кроме недвижимого, определялось по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой наследник имел последнее постоянное место жительства. Право наследования недвижимого имущества определяется законодательством той договаривающейся стороны, на территории которой оно находится. Если наследником является государство, то входящее в состав наследства движимое имущество переходит договаривающейся стороне, гражданином которой в момент смерти был наследодатель, а недвижимое имущество переходит договаривающейся стороне, на территории которой оно находится. Способность лица к составлению и отмене завещания, а также форма завещания определяются по праву той страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям права места его составления.

По делам о наследовании, в том числе по наследственным спорам, дипломатические представительства или консульские учреждения каждой из договаривающихся сторон компетентны представлять (за исключением права на отказ от наследства) без специальной доверенности в учреждениях других договаривающихся сторон граждан своего государства, если они отсутствуют или не назначили представителя.

Некоторые нормы наследственного права, закрепленные в Гражданском кодексе РСФСР, были признаны постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 16 января 1996 г. № 1–П не соответствующими Конституции России. Дальнейшее совершенствование наследственного законодательства связано с принятием Федерального закона от 14 мая 2001 г. № 51–ФЗ «О внесении изменений в статью 532 ГК РСФСР», который вступил в силу со дня его опубликования, т. е. с 17 мая 2001 года. Число очередей наследников по закону было увеличено с двух до четырех, причем состав наследников первой и второй очереди не изменился. К первой очереди наследников были отнесены дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти; ко второй очереди – братья и сестры умершего, его дед и бабка как со стороны отца, так и со стороны матери; к третьей очереди – братья и сестры родителей умершего (дяди и тети наследодателя); к четвертой очереди – прадеды и прабабки умершего как со стороны деда, так и со стороны бабки.

Все эти факторы предопределили необходимость реформирования норм наследственного права. Но при этом следовало не только актуализировать действовавшую систему наследственного преемства на основе достижений законодательства последних лет, но и механизмы перераспределения наследственного имущества.

С 1 марта 2002 года вступила в силу часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации, раздел V которой посвящен наследственному праву.

Ныне действующее законодательство о наследовании в ключевых своих положениях (например, в части приоритета наследования по завещанию) основано на римском праве, что лишний раз подчеркивает преемственность и известную стабильность в правовом регулировании данной сферы общественных отношений.


ShopIsle поддерживается WordPress