Последствия расторжения лицензионного договора

Содержание:

досрочное расторжение лицензионного договора

Договор прекращает свое действие по истечении его срока, однако, как показывает практика, многие сталкиваются с необходимостью досрочного расторжения договора.

Досрочное расторжение лицензионного договора возможно по соглашению сторон в той же форме, в которой заключался договор, или по инициативе одной из сторон в судебном порядке по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством или договором.

По общему условию договор может быть расторгнут на основании ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон по решению суда при существенном нарушении условий договора.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Было ли действительно нарушение договора существенным, суд в каждом отдельном случае решает в зависимости от обстоятельств дела и представленных истцом доказательств. Для разрешения дела в свою пользу при требовании расторжения договора на данном основании необходимо обосновывать, что понесенный ущерб для истца был действительно таковым.

Помимо вышеизложенного, расторжение договора досрочно в судебном порядке возможно на основании ст. 451 ГК РФ при существенном изменении тех обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора.

В этом случае расторжение лицензионного договора по решению суда возможно при наличии одновременно следующих условий:

— в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

— изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

— исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

— из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Как и при расторжении договора в связи с существенным нарушением его условий, истец должен доказать, что действительно произошло существенное изменение обстоятельств.

При наличии соглашения о расторжении договора договор считается расторгнутым с момента подписания такого соглашения или с момента, указанного в самом соглашении. При разрешении спора о расторжении лицензионного договора в судебном порядке, такой договор считается расторгнутым с момента вступления в силу решения суда по данному вопросу.

досрочное расторжение лицензионного договора: судебный порядок

Если есть основания для расторжения договора по требованию одной из сторон, и заключения соглашения о расторжении договора добиться не удается, прежде чем обращаться в суд, необходимо соблюсти досудебный порядок урегулирования возникшего спора.

Так, в соответствии с гражданским законодательством, прежде чем требовать досрочного расторжения договора, другой стороне должно быть направлено предложение расторгнуть договор, а обращение в суд возможно после получения отказа другой стороны на предложение расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок. Уведомлять необходимо либо путем личного вручения, либо почтовым отправлением. При личном вручении уведомления второй экземпляр необходимо оставить у себя с подтверждающей получение документа подписью уполномоченного лица. Если Вы решили воспользоваться услугами почты, то необходимо отправлять письмо с уведомлением и описью вложения, что в случае возникновения спора докажет в суде надлежащее уведомление лица.

Также в силу ст. 310 ГК РФ законом или договором может быть предусмотрено право на односторонний отказ от договора (исполнения договора). В этом случае судебный порядок не обязателен, а право на отказ от исполнения договора может быть осуществлен управомоченной стороной путем уведомления другой стороны о таком отказе. Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не предусмотрено договором.

Однако на основании п. 5 ст. 450.1 ГК РФ в случаях, если при наличии оснований для отказа от договора (исполнения договора) сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, последующий отказ по тем же основаниям не допускается.

Так, согласно п. 4 ст. 1237 ГК РФ при существенном нарушении лицензиатом обязанности выплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицензиар может отказаться в одностороннем порядке от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных его расторжением.

В соответствии с п. 2 статьи 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

На основании существенного нарушения обязанности по выплате вознаграждения лицензионный договор прекращается по истечении тридцатидневного срока с момента получения уведомления об отказе от договора, если в этот срок лицензиат не исполнил обязанность выплатить вознаграждение.

При этом указанное право на односторонний отказ от лицензионного договора и на возмещение причиненных его расторжением убытков не зависит от продолжительности допущенной просрочки.

Кроме того, как указывалось выше, условиями договора могут быть установлены также основания для одностороннего расторжения договора или предусмотрен односторонний отказ от договора. Причем такая возможность отказа от исполнения договора не обязательно должна быть связана с нарушением договора. Например, условием договора может быть предусмотрена возможность отказа от договора одной из сторон при условии уведомлении об этом другой стороны за определенный срок..

досрочное расторжение лицензионного договора: последствия

Во избежание негативных последствий, связанных с расторжением договора, наша компания советует уделять особое внимание условиям договора. Как видно из изложенного выше, закон предусматривает лишь некоторые основания для расторжения договора, кроме того, в большинстве случаев, такое расторжение возможно лишь в судебном порядке. Если ни одна из сторон не допускает нарушений, которые гражданским законодательством предусмотрены как основание для расторжения договора, и в договоре не предусмотрены иные условия, позволяющие расторгнуть договор досрочно, добиться этого в судебном порядке практически невозможно. В связи с этим от того, какие условия досрочного прекращения правоотношений сторонами предусмотрены в самом договоре, во многом зависит то, насколько легко будет расторгнуть лицензионный договор при возникновении такой необходимости. Кроме того, внимание к деталям договора снижает риск возникновения конфликтов между контрагентами.

Наша компания имеет большой опыт сопровождение сделок, связанны с объектами интеллектуальной собственности. Мы успешно представляем интересы клиентов в судах, составляет договоры и консультируем клиентов на протяжении долгих лет. Мы поможем решить вопрос о досрочном расторжении договора, а также достигнуть и обратного результата.

Последствия расторжения лицензионного договора

В предыдущей теме мы рассмотрели вопрос как правильно расторгнуть лицензионный договор. Теперь кратко обсудим тему последствий прекращения лицензии на программное обеспечение.

По общему правилу при расторжении договора обязательства сторон прекращаются в полном объеме, если соглашением сторон не предусмотрено иное. Хотя в последнем случае правильнее говорить об изменении договора.

С какого момента расторгается лицензионный договор

Момент прекращения обязательств по лицензионному договору определяется в следующем порядке:

  • При расторжении по соглашению сторон — с момента его заключения, если иное не вытекает из такого соглашения,
  • При расторжении договора в судебном порядке — с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении договора;
  • В случае отказа от исполнения договора – в срок, установленный договором (когда отказ основан на положениях расторгаемого договора) либо в уведомлении (когда возможность отказа в одностороннем порядке предусмотрена законом).

Каковы последствия расторжения лицензионного договора

Последствия расторжения лицензионного договора зависят от оснований его прекращения.

По общему правилу стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон (см. п.4 ст.453 ГК РФ). Т.е. стороны вправе договориться об обратном либо закон может предусматривать обязанность возврата исполненного. Например, лицензионное вознаграждение уплачено в фиксированной сумме за использование ПО в течение определенного периода времени. В таком случае (при отсутствии виновных действий со стороны лицензиата)можно потребовать возврата вознаграждения за период с момента расторжения договора до момента истечения установленного в договоре срока лицензии.

Если основанием для расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора. Таким образом, лицензиат при нарушении со стороны лицензиара вправе требовать возврата уплаченного вознаграждения, а лицензиар в случае нарушения со стороны лицензиара может удерживать уплаченное вознаграждение за оставшийся срок использования ПО, а в случае его не полной оплаты – требовать его взыскания в судебном порядке в качестве упущенной выгоды.

Помимо этого, безусловно, расторжение лицензионного договора на программное обеспечение влечет одновременное прекращение предоставленного по договору права на его использование. Помимо этого в случае передачи по лицензионному договору экземпляров ПО, право владения ими также утрачивается, а сам экземпляр должен признаваться контрафактным. Поэтому лицензиат должен его незамедлительно возвратить или уничтожить.

Расторжение лицензионного договора в одностороннем порядке

Вопрос-ответ по теме

Как можно расторгнуть досрочно лицензионный договор в одностороннем порядке?

Договор заключен на срок 5 лет. Предметом договора является предоставление прав Лицензиату на распространение канала Fashion TV по кабельной системе расположенной на определенной территории. Также по условиям договора сказано, что договор можно расторгнуть только по следующим причинам:

  1. Существенное нарушение
  2. Прекращение деятельности
  3. Существенные нарушения условий договора (такие как — платежи, отчетность, распространение, нарушение прав).

Должен ли быть данный договор зарегистрирован в Роспатенте?

Если Лицензиат не нарушал условия договора, то его можно расторгнуть только по суду. Например, в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

При нарушении лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства (гл. 70 ГК РФ) либо объектов смежных прав (гл. 71 ГК РФ) лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора (п. 4 ст. 1237 ГК РФ). Лицензионный договор подлежит государственной регистрации в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 1232 настоящего Кодекса.

Ваш договор не подлежит государственной регистрации. В случаях, когда результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации подлежит в соответствии с настоящим Кодексом государственной регистрации, отчуждение исключительного права на такой результат или на такое средство по договору, залог этого права и предоставление права использования такого результата или такого средства по договору, а равно и переход исключительного права на такой результат или на такое средство без договора, также подлежат государственной регистрации, порядок и условия которой устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Несоблюдение письменной формы или требования о государственной регистрации влечет за собой недействительность лицензионного договора (п. 2 ст. 1235 ГК РФ).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

«Изменить и расторгнуть договор можно лишь по соглашению сторон или по решению суда (а если такого соглашения или решения нет — то по воле одной из сторон, но только в тех исключительных случаях, которые прямо названы в законе). Это вызвано тем, что одна из задач гражданского законодательства — обеспечить стабильность оборота.

При этом соглашение сторон в данном случае может означать, что:

  • стороны заранее предусмотрели и прописали в договоре, что он может быть расторгнут по взаимному согласию или по требованию одной из сторон при наступлении определенных условий или же безусловно (отказ от исполнения);
  • в самом договоре возможность расторжения не упоминается, но по взаимному согласию стороны его расторгают.

Частным случаем расторжения является отказ от исполнения договора одной из сторон. Контрагентам, заинтересованным в гибкости договора, важно при его заключении предусмотреть ситуации, при которых допустимо изменение или расторжение договора. Это позволит контрагентам показать друг другу, какое развитие ситуации является для них приемлемым, и создаст основу для решения возможных конфликтов без обращения в суд. Ведь несмотря на то, что контрагенты вправе требовать изменения или расторжения договора в судебном порядке, это довольно сложная процедура, не гарантирующая истцу достижения искомого результата.

Суд вправе изменить или расторгнуть договор в следующих случаях (п. 2 ст. 450 ГК РФ):

  • при существенном нарушении условий договора другой стороной;
  • при существенном изменении обстоятельств;
  • в иных случаях, предусмотренных законом или договором.

Существенное нарушение договора другой стороной

Нарушение договора одной из сторон будет считаться существенным, если оно влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Это определение содержится в пункте 2 статьи 450 Гражданского кодекса РФ.

Следовательно, истцу необходимо подробно описать, почему нарушение, допущенное контрагентом, повлекло для него именно такой ущерб. Устанавливать, является ли нарушение существенным, будет суд в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела.

Пример из практики: суд расторг договор поставки текстильной продукции в связи с существенным нарушением договора продавцом

Существенное изменение обстоятельств

Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях (абз. 2 п. 1 ст. 451 ГК РФ). Как и в случае с расторжением договора из-за существенного нарушения, истец должен доказать, что его случай полностью подпадает под приведенное определение.*

Пример из практики: суд расторг договор использования рекламного места по требованию одной из сторон. Существенным изменением обстоятельств суд признал необходимость демонтажа рекламного щита, так как он мешал эксплуатации новой железнодорожной линии

Администрация г. Владивостока и ООО «А.» заключили договор, по которому ООО «А.» было предоставлено право возмездного использования муниципального рекламного места, предназначенного для установки и эксплуатации (размещения) средства наружной рекламы и информации — рекламного щита. Впоследствии ООО «А.» было заменено на ООО «Л.».

16 апреля 2010 года отделение ОАО «РЖД» направило в адрес администрации предписание, в котором указало на необходимость открытия организованного движения грузовых поездов на железнодорожной линии Владивосток-Гайдамак для транспортировки строительных материалов по объекту строительства мостового перехода на о. Русский. В связи с этим отделение просило произвести демонтаж либо перенос указанного рекламного щита.

На основании данного предписания администрация направила ООО «Л.» уведомление о необходимости в срок до 12 мая 2010 года выполнить демонтаж либо перенос спорной рекламной конструкции. 17 июня 2010 года администрация повторно предложила ООО «Л.» произвести демонтаж рекламной конструкции, а также обратиться в управление регулирования рекламной деятельности для подписания соглашения о расторжении договора.

Поскольку договор расторгнут не был, а рекламный щит не демонтирован, администрация обратилась в суд с иском о расторжении договора в связи с существенным изменением условий и обязании ответчика демонтировать рекламный щит. Суд иск удовлетворил, признав доказанным существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении спорного договора. При заключении спорного договора и размещении рекламного щита близко к неиспользуемым по назначению железнодорожным путям по линии Владивосток-Гайдамак стороны не могли предвидеть, что указанная железнодорожная линия будет открыта для эксплуатации. Дальнейшее размещение спорного рекламного щита препятствует нормальному и безопасному движению поездов по данной железнодорожной линии (постановление ФАС Дальневосточного округа от 29 июня 2011 г. № Ф03-1654/2011 по делу № А51-13081/2010).

При существенном изменении обстоятельств сторонам необходимо достигнуть соглашения о приведении договора в соответствие с новыми обстоятельствами или о его расторжении (п. 2 ст. 451 ГК РФ). Если такое соглашение не будет достигнуто, то суд расторгает договор по требованию заинтересованной стороны при одновременном наличии следующих условий:

  • в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
  • изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
  • исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
  • из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Суды не очень охотно идут на расторжение договора в связи с существенным изменением условий и обычно ссылаются на отсутствие доказательств, которые подтверждали бы наличие всех приведенных условий.

Часто, но далеко не всегда (отсутствие однозначной позиции ВАС РФ по этому вопросу приводит к вынесению прямо противоположных решений в разных округах) суды не считают существенным изменением обстоятельств следующие случаи:

  • аномальную засуху, снижение качественных показателей ячменя, снижение урожайности и увеличение закупочной цены зерна урожая (определение ВАС РФ от 27 октября 2011 г. № ВАС-12626/11);
  • признание недействительными или расторжение сделок, связанных со спорными договорами (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22 декабря 2011 г. по делу № А11-1711/2011);
  • изменение финансового положения заинтересованной стороны, в том числе в результате неблагоприятных последствий, вызванных финансовыми или экономическими причинами, кризисом (определение ВАС РФ от 27 апреля 2010 г. № 2912/10,постановление ФАС Уральского округа от 4 июля 2011 г. № Ф09-3781/11 по делу № А34-5828/2010);
  • изменение нормативно-правового регулирования (постановление ФАС Уральского округа от 4 августа 2011 г. № Ф09-3449/11 по делу № А76-8012/2010).

Изменить договор в связи с существенным изменением обстоятельств суд может только в исключительных случаях. Для этого необходимо, чтобы расторжение договора противоречило общественным интересам либо влекло для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях (п. 4 ст. 451 ГК РФ).

Пример из практики: суд удовлетворил требование подрядчика о продлении срока исполнения инвестиционного контракта. Существенным изменением обстоятельств суд признал возложение инвестором на подрядчика дополнительных обязательств по договору, без исполнения которых подрядчик не мог приступить к исполнению основных обязательств

ЗАО «В.» обратилось с иском к правительству Москвы о внесении изменений в инвестиционный контракт в части продления срока его реализации в отношении объекта.

Суд иск удовлетворил, сославшись на следующее. В ходе реализации инвестиционного проекта ответчик возложил на истца дополнительные обязательства, ранее инвестиционным контрактом не предусматривавшиеся. Без выполнения этих обязательств истец не мог приступить собственно к реконструкции инвестиционного объекта. В силу этого реализация проекта в установленные сроки оказалась невозможной. При этом истец при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась, не мог преодолеть причины возникновения обстоятельств, которые препятствовали реализации инвестиционного проекта в установленные сроки (постановление ФАС Московского округа от 8 февраля 2012 г. по делу № А40-94314/10-64-867).

Иные случаи судебного расторжения договора, предусмотренные законом

Некоторые договоры можно расторгнуть в судебном порядке по более простой процедуре, чем описано выше. Но это допускается, только если закон прямо предусматривает такую возможность и только при наличии тех условий, которые указаны в законе для данного вида договора. В частности, Гражданский кодекс РФ предоставляет суду право расторгать следующие договоры по требованию одной из сторон.

1. Расторжение договора дарения по требованию дарителя, если обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, создает угрозу ее безвозвратной утраты (п. 2 ст. 578 ГК РФ).

4. Расторжение договора банковского счета по требованию банка возможно в следующих случаях (п. 2 ст. 859 ГК РФ):

  • когда сумма денежных средств, хранящихся на счете клиента, окажется ниже минимального размера, предусмотренного банковскими правилами или договором, если такая сумма не будет восстановлена в течение месяца со дня предупреждения банка об этом;
  • при отсутствии операций по этому счету в течение года, если иное не предусмотрено договором.

Стороны могут сослаться на основания расторжения, установленные не только в Гражданском кодексе РФ, но и в федеральных законах.

Может ли банк расторгнуть договор банковского счета по своей инициативе, если клиент не сообщил банку о смене идентификационных признаков (131,4379)

Досудебный порядок урегулирования спора

Прежде чем обратиться в суд, сторона, заявляющая иск, должна соблюсти досудебный порядок. Для этого ей необходимо обратиться к другой стороне с предложением изменить или расторгнуть договор. Другая сторона должна ответить в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором. Если такой срок не установлен, то он считается равным 30 дням. После получения ответа или истечения установленного срока первая сторона вправе предъявить иск (п. 2 ст. 452 ГК РФ).

При этом истец должен представить суду доказательства того, что им действительно соблюден досудебный порядок (п. 60 постановления от 1 июля 1996 г. Пленума Верховного суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Такими доказательствами могут служить, например, письма, претензии и т. п. с приложением документов, подтверждающих получение ответчиком предложений истца.

Если таких доказательств представлено не будет, суд оставит иск без рассмотрения (п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ).

Последствия изменения и расторжения договора

При изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде (п. 1 ст. 453 ГК РФ). При расторжении договора обязательства сторон прекращаются (п. 2 ст. 453 ГК РФ).

Обязательства считаются измененными, а договор прекращенным с момента вступления в законную силу соответствующего решения суда (п. 3 ст. 453 ГК РФ).

По общему правилу стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора. Если же одна сторона по договору исполнила его больше, чем другая, или другая сторона не исполнила его вообще, то первая сторона вправе требовать возврата исполненного как неосновательного обогащения (ст. 1103 ГК РФ). Это значит, например, что при расторжении договора продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества на основании статей 1102, 1104 Гражданского кодекса РФ (абз. 4 п. 65 постановления от 29 апреля 2010 г. Пленума Верховного суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»; далее — постановление № 10/22).

Пример из практики: суд удовлетворил иск о расторжении договора купли-продажи и возврате имущества, переданного по сделке

Если договор расторгнут или изменен в связи с тем, что одна из сторон нарушила свои обязательства, то вторая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора (п. 5 ст. 453 ГК РФ). Например, заказчик оплатил услуги по договору, однако исполнитель их не предоставил. В этом случае заказчик вправе требовать расторжения договора, возврата исполненного по договору (перечисленной суммы денег) и уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами (определение ВАС РФ от 21 октября 2010 г. № ВАС-13206/10).

Иные последствия наступают, если договор расторгнут судом из-за существенно изменившихся обстоятельств. В этом случае любая сторона вправе требовать справедливого распределения расходов, понесенных в связи с исполнением этого договора (п. 3 ст. 451 ГК РФ). Например, суд расторг государственный контракт по требованию заказчика и взыскал в его пользу уплаченный аванс за вычетом суммы расходов, понесенных подрядчиком в интересах заказчика. В удовлетворении встречного иска подрядчика о взыскании убытков в виде реального ущерба и упущенной выгоды было отказано (определение ВАС РФ от 13 января 2012 г. № ВАС-17087/11).

Последствия расторжения лицензионного договора

28 сентября 2018

Мистический геймдизайн девяностых

27 сентября 2018

Поступательное движение

Последствия расторжения договора об отчуждении исключительного права и лицензионного договора

Статья посвящена проблемам правового регулирования последствий расторжения договора об отчуждении исключительного права и лицензионного договора.

В статье рассматривается форма договоров, касающихся распоряжения исключительными правами. Здесь применимы общие положения о форме сделок, если иное не предусмотрено законом. Договор об отчуждении исключительного права всегда заключается в письменной форме под страхом недействительности. Лицензионный договор заключается в письменной форме под страхом недействительности, если иное не предусмотрено в ГК. Авторский лицензионный договор заключается в письменной форме под страхом запрета ссылаться на свидетельские показания. Лицензионный договор об использовании произведений в периодическом печатном издании может быть заключен в устной форме.

Глава описывает опыт ГК «Росатом» в деле создания корпоративной СУЗ. Описываются предпосылки ее создания, ход обсуждения вариантов и последовательность шагов по определению концепции СУЗ. Подробно описывается организация разработки Программы создания СУЗ, проблемы и сложности, возникавшие в ходе этой работы. Детально разбирается содержание основных функциональных блоков СУЗ: управление научно-техническими сообществами, научно-техническим контентом, правами на РИД. Представлена дорожная карта создания СУЗ в «Росатоме» на период до 2015 года. Содержанию и ходу работ по каждому функциональному блоку посвящены отдельные разделы. Наиболее важные проекты каждого блока описаны в виде отдельных кейсов. Вся глава основана на личных интервью авторов книги с непосредственными участниками работ, наиболее яркие цитаты из которых сопровождают весь ее текст.

В статье проводится анализ практики применения категории «предпринимательский риск» по спорам об изменении или расторжении договоров в связи с существенным изменением обстоятельств. Автор приходит к выводу о необходимости ограничения обращения к указанной категории при применении ст. 451 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Книга представляет собой постатейный научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Росийской Федерации.

Обеспечение государством наиболее благоприятного правового режима в международном коммерческом обороте во многом обусловлено участием этого государства в мероприятиях мирового уровня. Одним из наиболее эффективных путей достижения этой цели является активное участие государств в разработке универсальных унифицированных документов, которые обеспечивают единообразие правового регулирования и тем самым минимизацию различий в правовом регулировании торговых операций участников внешнеэкономической деятельности. Весьма заметным достижением в этой области в современных условиях является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (Венская конвенция). Темой статьи являются отношения продавца и покупателя (кредитора и должника) по договору международной купли-продажи товаров, возникающие вследствие нарушения договора должником, а также способы реализации средств правовой защиты с позиции интереса кредитора при выборе им варианта расторжения договора.

Второе издание книги содержит подробный анализ правовой охраны музыкальных произведений, исполнений музыкальных произведений и фонограмм с учетом произошедших за последние годы изменений в законодательстве и правоприменительной практике. По сравнению с предыдущим изданием в представленном издании значительное внимание уделено вопросам распоряжения авторскими и смежными правами на результаты интеллектуальной деятельности в области музыки.

Книга А.И. Савельева – своевременное, полезное и качественное исследование комплекса проблем правовой̆ охраны компьютерных программ, но ее главным достоинством является то, что она по своему реальному наполнению далеко выходит за пределы, обозначенные в названии.

Фокус внимания автора не ограничивается анализом российского законодательства, доктрины и практики. По сути, это сравнительно-правовое исследование, где отечественные реалии правового регулирования соотнесены с опытом решения аналогичных проблем в североамериканском и европейских правопорядках.

Представленный̆ в книге материал позволит насытить конкретным содержанием ряд более общих дискуссий в сфере авторского права, в частности, о критериях охраноспособности и уровне требований к творческому характеру произведений, об объеме их охраны, способах предотвращения монополизации всеобщего достояния, а также о перспективах «экономизации» авторского права.

Книга написана ясным, понятным языком, выводы автора интересны и аргументированы.

Для специалистов в области правовой̆ охраны интеллектуальной̆ собственности.

В сборнике публикуются доклады участников X Региональной научной конференции молодых ученых Сибири в области гуманитарных и социальных наук «Актуальные проблемы гуманитарных и социальных исследований». Книга рассчитана на специалистов в области социальных исследований, философии и теоретических проблем права, а также всех интересующихся проблемами и перспективами социальных и гуманитарных исследований. Труды изданы при финансовой поддержке Совета научной молодежи ННЦ СО РАН.

Как расторгнуть лицензионный договор

Нам часто задают вопрос о порядке и последствиях расторжения лицензионного (сублицензионного) договора на программное обеспечение.

По общему правилу односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства (ст.310 ГК РФ).

С учетом положений гл.29 можно выделить 4 общих основания расторжения лицензионного договора:

  • Соглашение сторон (п.1 ст.450 ГК РФ);
  • Существенное нарушение договора (п.2 ст.450 ГК РФ);
  • Отказ от исполнения договора (п.3 ст.450, п.4 ст.1237 ГК РФ); и
  • Существенное изменение обстоятельств (ст.451 ГК РФ).

Соглашение о расторжении договора заключается в той же форме, что и лицензионный договор. Таким образом для расторжения лицензионного договора на ПО достаточно подписания соглашения обеими сторонами или обмена письмами, которые подтверждают намерение обеих сторон прекратить его действие. Там же стороны, обычно определяют дату и порядок вступления соглашения в силу и его последствия (взаиморасчеты, обязанность возвратить или уничтожить экземпляры программного обеспечения и документации и т.д.).

Во втором случае речь идет о судебном порядке расторжения договора в связи с его нарушением одной из сторон. Такое нарушение должно быть существенным. Законом прямо предусмотрено, что существенным признается такое нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Например, для лицензиата поводом для расторжения лицензионного договора может послужить нарушение обязательства по предоставлению прав или экземпляров ПО и согласованной документации на него, предоставление некачественных программ, нарушение гарантий по договору, вт.ч. по принадлежности лицензиару необходимых прав на лицензируемое ПО. Для лицензиара основанием для расторжения лицензионного договора, например, может быть нарушение лицензиатом способов и территории использования лицензионных программ.

Требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок (п.2 ст.252 ГК РФ).

Отказ от исполнения лицензионного договора может быть прямо предусмотрен соглашением сторон, в т.ч. в тексте самого договора, а также законом. Так на основании п.4 ст.1237 ГК РФ, при нарушении лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства (глава 70) либо объектов смежных прав (глава 71) лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора.

Последнее основание расторжения договора применяется в случае, когда не подходит ни одно из перечисленных выше. Т.е. стороны не могут достигнуть соглашения о расторжении лицензионного договора в добровольном порядке, существенное нарушение отсутствует, и договор или закон не предусматривает возможность одностороннего отказа от его исполнения.

Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

В таком случае лицензионный договор может быть расторгнут по решению суда при одновременном наличии следующих условий:

  1. в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
  2. изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
  3. исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
  4. из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

В качестве примера можно привести случай из судебной практики, когда лицензионный договор на программное обеспечение был расторгнут в связи с отказом от заключения смежного договора на техподдержку ПО (см. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-15090/2013-ГК).

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 июля 2009 г. N А56-17127/2008 Апелляционный суд правомерно отменил решение суда первой инстанции в части отказа в иске и удовлетворил требование Предприятия о расторжении лицензионного договора, придя к выводу, что Общество, не уплачивая лицензионные платежи и не осуществляя финансирование судебных процессов за рубежом более 10 месяцев, допустило существенные нарушения лицензионного договора, в результате чего Предприятие в значительной степени лишилось того, на что было вправе рассчитывать при заключении договора

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 14 июля 2009 г. N А56-17127/2008

См. также постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 сентября 2009 г. N А56-17127/2008

См. также определение Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 июля 2009 г. N А56-17127/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 08 июля 2009 года.

Полный текст постановления изготовлен 14 июля 2009 года.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Грачевой И.Л., судей Захаровой М.В., Сергеевой И.В.,

при участии от закрытого акционерного общества «Ливиз» Воюшина П.С. (доверенность от 10.12.2008), Рыбакова С.С. (доверенность от 22.06.2009), от федерального казенного предприятия «Союзплодоимпорт» Цветкова А.С. (доверенность от 07.07.2009) Лукьянова В.Н. (доверенность от 11.01.2009), Мозговенко Г.А. (доверенность от 11.01.2009),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Ливиз» на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.04.2009 по делу N А56-17127/2008 (судьи Медведева И.Г., Слобожанина В.Б., Черемошкина В.В.),

Федеральное казенное предприятие «Союзплодоимпорт» (далее — Предприятие) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к закрытому акционерному обществу «Ливиз» (далее — Общество) о расторжении заключенного сторонами лицензионного договора от 05.03.2007 N 2-л/э, ссылаясь на нарушение ответчиком предусмотренных названным договором обязательств по уплате лицензионных платежей, налогов и расходов по проведению мероприятий, необходимых для реализации продукции под товарными знаками со словесными элементами «Stolichnaya» и «Moskovskaya», а также на существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора от 05.03.2007.

Решением от 16.01.2009 (судья Маркин С.Ф.) суд оставил без рассмотрения требование в части расторжения лицензионного договора по основаниям наличия задолженности по уплате налогов и существенного изменения обстоятельств; в остальной части иска отказал.

Апелляционная инстанция постановлением от 15.04.2009 отменила решение суда в части отказа в иске, расторгла лицензионный договор от 05.03.2007 N 2-л/э; в остальной части решение от 16.01.2009 оставила без изменения.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на нарушение судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, несоответствие его выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит отменить постановление от 15.04.2009 в части удовлетворения исковых требований и оставить в силе решение от 16.01.2009. Общество указывает следующее: правоотношения сторон касаются использования товарного знака и подлежат регулированию нормами параграфа 2 главы 76 Гражданского кодекса Российской Федерации; апелляционный суд ошибочно признал нарушение сроков выплаты лицензионного вознаграждения и финансирования зарубежных судебных расходов существенным нарушением условий договора; вывод суда апелляционной инстанции о том, что погашение задолженности по указанным платежам не имеет значения, противоречит правовой позиции Высшего арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в пункте 8 информационного письма от 05.05.1997 N 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров»; вывод апелляционного суда о том, что задолженность погашена по судебному решению в рамках другого дела, не соответствует фактическим обстоятельствам дела; Предприятие не представило надлежащих доказательств того, что просрочка по оплате услуг юридических фирм негативно отразилась на исходе каких-либо юридических процессов за рубежом.

В отзыве на кассационную жалобу Предприятие, считая принятое по делу постановление законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а жалобу Общества — без удовлетворения.

В судебном заседании представители Общества поддержали доводы жалобы, а представители Предприятия — доводы, приведенные в отзыве на нее.

Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, Предприятие (лицензиар) и Общество (лицензиат) 05.03.2007 заключили лицензионный договор N 2-л/э, по условиям которого лицензиар предоставил лицензиату неисключительную лицензию на использование двух товарных знаков, содержащих словесные элементы «Stolichnaya» и «Moskovskaya» (далее — товарные знаки), указанных в приложении N 1 к договору, при производстве алкогольной продукции, предназначенной для экспорта на территории стран, определенных сторонами в приложении N 3 к данному договору.

Договор зарегистрирован в Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам 19.04.2007.

В соответствии с пунктом 4.3 лицензионного договора за использование товарных знаков лицензиат ежемесячно, но не позднее 15 числа каждого календарного месяца, следующего за календарным месяцем, за который производится оплата, обязался в течение срока действия договора выплачивать лицензиару лицензионное вознаграждение в размере, рассчитанном исходя из фактически поставленных за соответствующий месяц объемов продукции под каждым из товарных знаков и ставок лицензионного вознаграждения, согласованных путем подписания протокола. При этом размер таких ставок не может быть менее 1,5 доллара США, включая налог на добавленную стоимость, за каждый декалитр поставленной продукции.

В протоколах от 24.04.2007 N 1-5, от 29.06.2007 N 6, от 13.09.2007 N 7, 8 и от 08.10.2007 N 9 стороны согласовали дистрибьюторов, а также объемы подлежащей производству продукции под товарными знаками и ставки лицензионного вознаграждения для каждого из государств, указанных в приложении N 3 к договору, на территорию которых осуществляется поставка продукции под товарными знаками.

Пунктами 2.1.13 и 2.1.14 лицензионного договора предусмотрено, что Общество обязуется самостоятельно обеспечивать создание условий, которые позволят ему осуществлять поставку продукции под указанными товарными знаками на территорию иностранных государств, а также проводить мероприятия по устранению обстоятельств, мешающих поставке такой продукции, в том числе путем инициирования судебных и административных процессов; за свой счет осуществлять оплату расходов, возникающих в ходе проведения указанных мероприятий и не допускать просрочек по их оплате.

Для реализации указанных условий лицензионного договора Общество заключило с иностранными компаниями «De Brauw Blackstone Westbroek N.V.», «Quinn Emanuel», «Harmsen Utescher», «Felsberg, Pedretti, Mannrich e Aidar» договоры об оказании юридических услуг. Протоколом от 24.04.2007 N 1/1 стороны лицензионного договора установили размеры денежных средств, в пределах которых должно осуществляться финансирование расходов на ведение судебных и административных процессов.

В пункте 8.3 лицензионного договора указано, что лицензиар имеет право досрочно расторгнуть договор по решению суда, вступившему в законную силу, как в случаях, предусмотренных законодательством, так и в иных случаях, а именно: при наличии просроченной задолженности по уплате налогов и иных обязательных платежей в бюджеты всех уровней и/или внебюджетные фонды, по договорам на выполнение работ и оказание услуг, связанных с использованием товарных знаков, более чем на 6 месяцев; просрочки выполнения лицензиатом обязательств, предусмотренных пунктами 2.1.13, 2.1.14 и 2.1.15 лицензионного договора, на срок более чем два месяца.

Невыполнение Обществом обязательств по лицензионному договору повлекло возникновение задолженности по уплате лицензионных платежей в размере, эквивалентном 70 019,36 доллара США частично за июль 2007 года и за период с августа 2007 по март 2008 года, а также задолженности по выплате иностранным компаниям вознаграждения по договорам об оказании юридических услуг в размере 460 576,40 евро и 100 199,13 доллара США по состоянию на 17.03.2008.

Предприятие направило 23.11.2007 Обществу претензионное письмо N 01-09/768 с требованием устранить допущенные нарушения условий лицензионного договора. В связи с тем, что Общество оставило указанную претензию без удовлетворения, Предприятие направило в его адрес письмо от 25.03.2008 N 01-09/238 с предложением расторгнуть лицензионный договор, приложив проект соответствующего соглашения.

Не получив от Общества согласованного и подписанного им соглашения о расторжении лицензионного договора и считая, что Общество допустило существенные нарушения условий лицензионного договора в части своевременной выплаты лицензионного вознаграждения, финансирования работы по созданию за рубежом условий для реализации продукции под товарными знаками, Предприятие обратилось в арбитражный суд с иском о расторжении лицензионного договора.

При рассмотрении дела Предприятие также указало следующие дополнительные основания для расторжения договора: по условиям заключенного сторонами лицензионного договора ответчик является единственным российским экспортером алкогольной продукции под брендами «Stolichnaya» и «Moskovskaya»; на основании подписанных с различными странами протоколов об объемах предполагаемой к поставке продукции размер лицензионного вознаграждения истца мог составить 189 500 долларов США; поскольку ответчик произвел и поставил на территорию иностранных государств значительно меньший объем продукции, то размер лицензионного вознаграждения истца составил 82 068, 15 доллара США, однако и эти денежные средства ответчик не уплачивал более 10 месяцев; с 31.12.2007 Общество прекратило производство алкогольной продукции в связи с реконструкцией комплекса; при таких обстоятельствах Предприятие лишилось возможности получать те платежи, на которые оно рассчитывало при заключении спорного договора; определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 06.03.2008 по делу N А56-5817/2008 в отношении Общества введена процедура наблюдения; в реестр требований кредиторов включена задолженность по налогам в размере 3 592 777 928 руб., наличие которой в силу пункта 8.3 лицензионного договора является основанием для его досрочного расторжения.

Суд первой инстанции отказал в расторжении лицензионного договора по основаниям наличия долга по уплате лицензионных платежей и вознаграждения иностранным юридическим компаниям, исходя из того, что на момент рассмотрения дела задолженность ответчика погасили иные лица и истец не доказал, что несвоевременное внесение платежей негативно отразилось на исходе каких-либо юридических процессов. Требование истца о расторжении лицензионного договора по дополнительно заявленным в ходе судебного разбирательства основаниям суд первой инстанции оставил без рассмотрения по причине несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора, поскольку в письме от 25.03.2008 N 01-09/238 с предложением расторгнуть договор не приводились указанные основания.

Апелляционный суд постановлением от 15.04.2009 отменил решение суда первой инстанции в части отказа в иске и удовлетворил требование Предприятия о расторжении лицензионного договора на основании пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, придя к выводу, что Общество, не уплачивая лицензионные платежи и не осуществляя финансирование судебных процессов за рубежом более 10 месяцев, допустило существенные нарушения лицензионного договора, в результате чего Предприятие в значительной степени лишилось того, на что было вправе рассчитывать при заключении договора; данные нарушения в силу пункта 8.3 договора являются самостоятельными основаниями для его расторжения.

Кассационная инстанция считает, что апелляционный суд, всесторонне и полно исследовав обстоятельства дела и правильно применив нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, обоснованно расторг лицензионный договор.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: 1) при существенном нарушении договора другой стороной; 2) в иных случаях, предусмотренных данным Кодексом, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что вправе была рассчитывать при заключении договора.

Пунктом 2 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок.

Статьей 1235 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность лицензиата по лицензионному договору уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное.

Условиями лицензионного договора от 05.03.2007 предусмотрено право лицензиара требовать досрочного расторжения договора в случае просрочки на срок более чем два месяца исполнения лицензиатом обязательств по уплате лицензионных платежей и по оплате расходов, возникающих в ходе проведения мероприятий, необходимых для реализации продукции на территории иностранных государств.

Исследовав представленные Предприятием акты сверок от 10.07.2007, 10.10.2007, письма и счета иностранных компаний «De Brauw Blackstone Westbroek N.V.», «Quinn Emanuel», «Harmsen Utescher», «Felsberg, Pedretti, Mannrich e Aidar», подтверждающие нарушение Обществом сроков внесения лицензионных платежей и выплаты вознаграждения иностранным компаниям по договорам об оказании юридических услуг и свидетельствующие о возникновении у Общества в течение 10 месяцев задолженности в размере 70 019,36 доллара США по лицензионным платежам, в размере 460 576,40 евро и 100 199,13 доллара США по выплате вознаграждения иностранным компаниям, наличие которой им не оспаривается, суд апелляционной инстанции обоснованно признал данные нарушения достаточными основаниями для расторжения лицензионного договора.

Апелляционный суд правильно отклонил довод Общества о том, что погашение 12.09.2008 указанной задолженности свидетельствует об устранении нарушений лицензионного договора и является основанием для отказа в удовлетворении требования о его расторжении. Просрочка названных видов задолженности более чем на два месяца является самостоятельным основанием для расторжения договора. К тому же ответчик не устранял данные нарушения в течение длительного периода, несмотря на неоднократные требования истца. Кроме того, в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Общество не представило в материалы дела доказательств полного погашения указанной в исковом заявлении задолженности по финансированию услуг иностранных компаний. По утверждению истца, Общество уплатило вознаграждение иностранным компаниям не в полном объеме.

Ссылка ответчика на то, что нарушение им обязательств по финансированию юридических расходов на зарубежные судебные и административные процессы не повлекло негативных последствий, не может служить основанием для отказа в расторжении договора при наличии длительного нарушения его условий.

Обоснованным является вывод апелляционного суда о том, что из-за ненадлежащего исполнения Обществом условий лицензионного договора, а также отсутствия возможности заключить аналогичный договор с иными производителями алкогольной продукции в силу действия данного договора Предприятие в значительной степени лишилось того, на что было вправе рассчитывать при его заключении.

Довод подателя жалобы о том, что апелляционная инстанция нарушила нормы процессуального права, рассмотрев апелляционную жалобу, не дожидаясь результатов рассмотрения кассационной жалобы компании «ASTROMEX LIMITED» на определение апелляционного суда от 19.02.2008 о возвращении апелляционной жалобы данной компании на решение от 16.01.2009 по настоящему делу, несостоятелен. Общество не указало, каким образом это обстоятельство нарушило его права с учетом того, что оно просит оставить в силе решение от 16.01.2009 и, согласно пояснениям представителей ответчика в судебном заседании кассационной инстанции, не считает, что судебными актами по настоящему делу принято решение о правах и обязанностях компании «ASTROMEX LIMITED», не привлеченной к участию в деле и не являющейся стороной по спорному договору.

При таком положении кассационная инстанция не находит предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены постановления от 15.04.2009 и удовлетворения жалобы.

В связи с принятием настоящего постановления подлежит отмене приостановление исполнения постановления апелляционного суда от 15.04.2009.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.04.2009 по делу N А56-17127/2008 оставить без изменения, а кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Ливиз» — без удовлетворения.

Приостановление исполнения постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.04.2009 отменить.