Проект день за два в сизо

Сизо день за полтора

Если гражданин в настоящее время находится под стражей, то он должен знать, что один день пребывания в СИЗО в соответствии со статьями 72 УК РФ и 60.3 УИК РФ даёт возможность засчитать ему за:

  • 1 день отбывания наказания в виде лишения свободы или привлечения к принудительным работам;
  • 2 дня ограничения свободы;
  • 3 дня исправительных работ;
  • 8 часов обязательных работ.

Эти нормы действуют до момента рассмотрела дела судом, который самостоятельно высчитывает сроки содержания в СИЗО.

В настоящий момент законодательный орган рассматривает поправки в указанные статьи.

Если они будут приняты в 2016 году, то содержание в СИЗО день за полтора будет возможно в случае отбывания срока в колонии общего режима и один день за два при отбывании срока в колонии-поселении. Засчитываться в срок отбывания будут все дни нахождения под следствием до вступления решения суда в законную силу.

Чтобы разобраться во всех этих нюансах и правильно высчитать количество зачтённых судебными органами дней, следует обратиться за помощью к юристам интернет-портала Правовед.ru, которые сделают это строго в соответствии с нормами действующего на этот момент законодательства.

Консультации юристов по законодательству России

СИЗО приблизит к свободе

Один день в СИЗО будет засчитываться за полтора дня в колонии общего режима и за два — в колонии-поселении. Такая норма предусмотрена законопроектом, который в понедельник рассмотрит думский комитет по госстроительству и законодательству, рассказал «Известиям» его глава Павел Крашенинников (ЕР). Сейчас действует правило «день колонии за день СИЗО», исключений не предусмотрено. Ранее в Госдуме подсчитывали, что изменения позволят единовременно выйти на свободу около 100 тыс. осужденным.

Сейчас для фигурантов уголовных дел, которые находились под стражей до суда, отбытый в СИЗО срок засчитывается вне зависимости от назначенного наказания. Неважно, отправляют ли человека в тюрьму строгого режима или колонию-поселение, где режим существенно мягче, проведенное в изоляторе время учитывают по правилу «день за день». В 2008 году Павел Крашенинников и омбудсмен Татьяна Москалькова, занимавшая тогда кресло депутата, предложили внести поправки в Уголовный кодекс и скорректировать это правило. В первом чтении Госдума рассмотрела законопроект в 2015 году, а до второго добралась только сейчас.

В проекте поправок, подготовленном ко второму чтению, один день в СИЗО предлагается учитывать как полтора дня в воспитательной колонии или колонии общего режима. Для тех, кто получил срок в колонии-поселении, день в следственном изоляторе зачтут за два. Схема расчета изменится и для осужденных, которые отсидели в СИЗО, но получили наказание, не связанное с лишением свободы. Сутки в изоляторе приравняют к двум дням ограничения свободы и к трем дням исправительных работ.

При этом для получивших срок в тюрьмах, колониях особого и строгого режима правило «день за день» сохранится. Оно также продолжит действовать для осужденных по террористическим статьям или за особо опасный рецидив.

Новые правила расчета предусмотрены на случай не только пребывания в СИЗО, но и назначения домашнего ареста на время следствия. Пока в таких ситуациях используется правило «день за день». Проект поправок приравнивает два дня на дому к одному дню в колонии — вне зависимости от строгости режима. Ранее такой подход предлагали реализовать справороссы Сергей Миронов и Михаил Емельянов. Они подчеркивали, что условия в СИЗО не сравнимы с домашними и несправедливо засчитывать эти сроки одинаково.

Поскольку закон смягчает положение многих осужденных, судам придется пересчитать сроки уже отбывающим наказание. Единовременно из мест лишения свободы могут быть освобождены около 100 тыс. граждан, оценивал последствия принятия закона в 2015 году теперь уже бывший депутат Госдумы Александр Хинштейн. Однако тем, кто отправился в колонию из-под домашнего ареста, сроки пересчитывать не станут.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Игорь Пастухов отметил, что формально осужденным не придется подавать ходатайства на пересчет сроков — это забота исправительных учреждений. Но при желании ускорить процедуру подать документ можно самостоятельно. Эксперт не сомневается, что такие ходатайства будут рассматриваться и удовлетворяться. Иное повлечет нарушение прав гражданина, а виновному может грозить уголовная ответственность.

Павел Крашенинников заявил, что предложенный законопроект «круче амнистии», обратив внимание на системность предложенных мер. Амнистия зависит от разовых решений, а здесь речь идет об универсальных правилах, объяснил депутат. Он подчеркнул, что новые нормы распространятся и на уже осужденных, и на тех, кто совершит преступление в будущем.

Предложения абсолютно справедливы, считает адвокат Игорь Пастухов. Условия в СИЗО близки к тюремным и тяжелее, чем в большинстве колоний. Это нужно учитывать, особенно если наказание не связано с лишением свободы, говорит адвокат. Однако, по его мнению, проект не лишен и недостатков. В частности, в нем нет нормы о том, как засчитывать срок домашнего ареста человеку, которого приговорили не к лишению свободы, а, например, к обязательным работам.

Такой нормы в документе действительно не хватает, согласен и адвокат Даниил Берман. Он опасается, что срок домашнего ареста вообще не будут засчитывать, и в итоге находившиеся под арестом, пусть и домашним, окажутся в худшем положении по сравнению с теми, кто дожидался приговора в СИЗО. К идее засчитывать два дня домашнего ареста за сутки лишения свободы эксперт относится отрицательно. Ранее Конституционный суд отмечал, что домашний арест и заключение под стражу являются наиболее строгими мерами пресечения, напомнил Даниил Берман. Он также указал и на косвенное противоречие с действующим законодательством: максимальные сроки нахождения в СИЗО и под домашним арестом сейчас одинаковые, но засчитывать их в срок наказания планируется по-разному.

Проект день за два в сизо

Госдума во вторник одобрила во втором чтении поправку в Уголовный кодекс, по которой один день в СИЗО приравнивается к полутора дням в колонии общего режима. Это наиболее важная норма законопроекта, который меняет зачет сроков предварительного заключения в общий срок наказания.

Срок содержания под стражей до вступления приговора суда в законную силу законопроект предлагает засчитывать в срок отбывания наказания в соответствии со следующей схемой:

– при отбывании наказания в дисциплинарном батальоне (для военнослужащих): один день в СИЗО за 1,5 дня;

– если наказание по приговору – ограничение свободы, принудительные работы и арест: один день за 2 дня;

– если наказание по приговору – исправительные работы и ограничение по военной службе: один день за 3 дня;

– если наказание по приговору – обязательные работы: один день содержания под стражей за 8 часов обязательных работ.

Если наказание по приговору – лишение свободы, законопроект предлагает засчитывать один день содержания лица под стражей в СИЗО следующим образом:

– в тюрьме и исправительных колониях строгого и особого режима один день предварительного ареста засчитывается как один день отбытия наказания;

– в исправительной колонии общего режима и воспитательной колонии: один день за 1,5 дня наказания;

– в колонии-поселении: один день за два дня.

Не предусматривается распространение нового порядка на лиц, осужденных за совершение особо тяжких преступлений, связанных с оборотом наркотиков, с посягательством на конституционный строй страны, преступлений террористической направленности при особо опасном рецидиве. Льготного зачета сроков не будет и у осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на 25 лет.

Эта поправка в Уголовный кодекс была внесена еще 10 лет назад, но второе чтение состоялось только сейчас потому, что ее наконец-то удалось согласовать с силовыми ведомствами, говорит собеседник в Госдуме.

В феврале 2015 г., когда Дума принимала инициативу в первом чтении, один из ее авторов — бывший депутат-единоросс Александр Хинштейн подсчитал, что закон приведет к досрочному освобождению до 100 000 заключенных, так как такой закон должен иметь обратную силу и позволит пересчитать сроки людям, уже находившимся в местах заключения к моменту его принятия. Другие депутаты из комитета Думы по законодательству тогда же говорили, что такой закон будет «круче амнистии», так как амнистия, как правило, действует только год и охватывает только прошедшее время, а этот закон будет действовать «и назад, и вперед».

Время пойдет вспять

«Российская газета» публикует резонансный закон: вводятся специальные коэффициенты, по которым время, проведенное в СИЗО, будет засчитываться в общий срок. Например, если суд отправит человека в колонию общего режима, то день ареста засчитают за полтора.

Инициатива обсуждается настолько давно, что в какое-то время начало казаться: надежды на ее принятие потеряны. При этом — удивительный факт — вслух никто идею особо не критиковал. Лишь в кулуарах некоторые эксперты говорили, мол, зачем принимать, как теперь сидящим пересчитывать сроки будем, не запутаемся ли.

Да, публичных противников проекта не было, но в разговорах не для печати многие эксперты высказывали сомнения, что подобный закон когда-либо будет принят. Они ошиблись. Это случилось, и теперь спецчасти казенных домов должны поднять дела всех осужденных, кто во время следствия сидел под арестом. Их сроки будут пересчитаны. Принимать решение по каждому человеку будет суд. Уже стало расхожей фразой, что принятый закон круче амнистии. Таких больших амнистий давно не было.

К тому же любая амнистия это по определению разовая акция. А принятый закон касается и тех, кто сидит, и тех, кто будет осужден в будущем. Введена гибкая система зачетов. Если человек из СИЗО отправляется в тюрьму или колонию строгого или даже особого режима, никакие коэффициенты не применяются. Как и прежде, день пойдет за день. Если же суд назначит отбывать срок в колонии-поселении, то день СИЗО засчитают за два.

Кстати, по данным Федеральной службы исполнения наказаний на 1 июня, в следственных изоляторах содержалось 104 тысячи 315 человек. Всего за решеткой находилось 592 тысячи 467 человек. Из них 485,4 тысячи в колониях общего режима, 35,1 тысяча — в колониях-поселениях.

Сколько человек выйдет сейчас на свободу благодаря тому, что после принятия закона их срок сократится, данных пока нет. Но таких будет много. Тысячи, десятки тысяч людей, полагают специалисты. Кроме того, у большой массы осужденных новые правила приблизят срок, когда они вправе претендовать на условно-досрочное освобождение или смягчение наказания.

Общественный уполномоченный по делам предпринимателей Александр Хуруджи обращает внимание, что закон затронет и предпринимателей, попавших под суд.

«Есть надежда, что принятие этого закона заставит следователей отказаться от практики затягивания дел и давления на обвиняемых, — полагает Александр Хуружди. — Теперь у них будет явная мотивация к избранию меры пресечения, которая не ограничивает свободу обвиняемого».

Должно, по его мнению, и заметно снизиться количество запросов на заключение под стражу. Он также надеется, что будет доработана мера пресечения в виде залога, увеличатся объемы поступлений в бюджет.

Интересный момент: под домашним арестом время пойдет медленнее. Два дня на домашнем диване приравняют к одному дню колонии вне зависимости от режима. Понятно, что такие правила расстроили многих правозащитников. Кстати, изначально в проекте такой нормы не было, день домашнего ареста шел за день. Но, как посчитали законодатели, под домашним арестом сидеть гораздо лучше, чем в СИЗО. Будет ли кто-то с этим спорить? Поэтому и был введен понижающий коэффициент. Данное правило обратной силы не имеет, так как оно ухудшает положение. Соответственно, тот, кто во время следствия находился под домашним арестом и уже получил срок, тому новых дней к отсидке не добавят. Но в будущем в срок будут засчитывать лишь половину дней домашнего ареста.

Как ни парадоксально, это тоже может сыграть на расширение применения альтернативных мер. Отпадет возражение скептиков, мол, разве справедливо, когда человек сидит дома, гуляет по улицам, если суд разрешил прогулки, а потом ему засчитают все это так, будто бы он сидел по-настоящему.

«В целом надо шире применять альтернативные меры пресечения, в том числе залог и домашний арест, — говорит председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — Недавно был принят закон, который вводит новую меру пресечения: запрет определенных действий, причем ее можно применять и отдельно, и вместе с другими альтернативными мерами пресечения. Этот закон — шаг вперед в развитии альтернативных мер пресечения».

Кстати, по данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году суды удовлетворили 6,4 тысячи ходатайств об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. Причем отказывали редко: удовлетворено 87 процентов таких ходатайств.

Проект день за два в сизо

​Госдума в среду, 20 июня, поддержала во втором чтении поправки в статью Уголовного кодекса о зачете времени содержания под стражей до приговора суда в срок отбывания наказания в виде лишения свободы после приговора (ст. 72 УК РФ), сообщается на сайте нижней палаты парламента. В четверг Госдума рассмотрит поправки в третьем чтении.

В случае принятия документа правила зачета ареста в срок лишения свободы изменятся. ​Если суд приговорит подсудимого к сроку в исправительной колонии общего режима (в случае несовершеннолетних — воспитательной колонии), то каждый день в СИЗО будет считаться за полтора дня в исправительном учреждении. Если же суд отправит в колонию-поселение, то день в СИЗО будет приравниваться к двум дням лишения свободы.

Срок в СИЗО также будут учитывать при отбывании других видов наказания. Так, день в изоляторе будет приравниваться к двум дням принудительных работ, ограничения свободы или ареста; к полутора дням в дисциплинарном батальоне, к трем дням исправительных работ и ограничения по военной службе или восьми часам обязательных работ.

​При этом коэффициент зачета для домашнего ареста уменьшится. Сейчас домашний арест полностью засчитывается в срок лишения свободы, но в случае принятия законопроекта день домашнего ареста будет приравниваться лишь к половине дня в колонии.

Особо тяжкий законопроект

Проект поправок был внесен в Госдуму в 2008 году, первое чтение прошел еще в 2015 году; 20 июня ему исполнилось ровно десять лет, отметил в беседе с РБК его инициатор, председатель комитета Думы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. Возвращение к документу не было внезапным, рассказал депутат: «У нас были поправки ко второму чтению, и, конечно, мы очень много согласовывали. Эти согласования все десять лет в повестке были. Все очень тяжело, но сейчас мы вышли на какие-то соглашения».

Изменения коснутся «не одной сотни тысяч» человек, прогнозирует Крашенинников; при этом он отмечает, что речь идет «не о выходе, а именно о пересчете сроков». «Сравнивать с одной или двумя амнистиями — это просто бессмысленно. Мы можем по одним и тем же статьям постоянно проводить амнистии, но мы отпускаем и потом снова заводим людей. Не легче ли какие-то универсальные правила предлагать?» — пояснил депутат.

Закон в случае принятия будет иметь обратную силу: пересчету будут подлежать сроки уже осужденным людям, но только в сторону уменьшения. Исключение — те, кто до суда находится (или сейчас находится) под домашним арестом, поскольку пересчет ухудшил бы их положение, объяснил депутат: «Поэтому [режиссеру Кириллу] Серебренникову и остальным беспокоиться нечего. Им срок будет зачтен «один к одному».

Новые нормы не коснутся приговоренных к лишению свободы в колонии строгого или особого режима, следует из законопроекта. В 2017 году суды в полтора раза чаще отправляли осужденных в колонии строгого режима, чем общего, и почти в пять раз чаще, чем в колонии-поселения. Это следует из статистики Судебного департамента Верховного суда. В зоны строгого режима отправились 97,8 тыс. осужденных, общего — 69,2 тыс., в колонии-поселения — 20 тыс. Еще 8,9 тыс. человек будут отбывать наказания в колониях особого режима (это зоны для пожизненно осужденных, а также тех, кто признан особо опасным рецидивистом).

Всего по состоянию на 1 июня 2018 года совокупно в колониях строгого и общего режима содержались 485,4 тыс. человек, из них в колониях общего режима — немногим более 120 тыс. человек, сообщили РБК в пресс-бюро Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). В колониях-поселениях находились 35,1 тыс. человек.

Кого не коснутся новые правила перезачета сроков

— осужденных при особо опасном рецидиве преступлений;

— пожизненно осужденных и тех, кому смертная казнь заменена на лишение свободы;

— заключенных, у которых есть дисциплинарные взыскания;

— осужденных по статьям УК о теракте, содействии и публичным призывам к терроризму, прохождении обучения в целях террористической деятельности, создании террористического сообщества или организации; акте международного терроризма;

— осужденных за захват заложников — организованной группой или повлекший тяжкие последствия (например, смерть человека);

— осужденных за захват воздушного судна в террористических целях;

— осужденных за незаконное приобретение, хранение и перевозку наркотиков в крупном и особо крупном размере; сбыт, производство, хищение и вымогательство наркотиков в любом размере;

— осужденных за госизмену и шпионаж;

— осужденных за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, насильственный захват власти, вооруженный мятеж или нападение на лицо или учреждение под международной защитой, если они сопряжены с террористической деятельностью.

Решение об освобождении по перезачтенному сроку будет приниматься судом, предполагает автор законопроекта: суд будет обязан запросить из учреждения сведения о взысканиях осужденного, и в случае их отсутствия принять решение об освобождении, объясняет Крашенинников.

«У нас сейчас сплошная уравниловка — что домашний арест, что СИЗО, и неважно, какой режим человек получил. Но я был в разных учреждениях — это совершенно разные условия, разная жизнь, разная экология в прямом и переносном смысле. С учетом того, что у нас в крупных городах еще до революции половина СИЗО была построена, там находиться просто невозможно, особенно летом», — прокомментировал Крашенинников.

Особенно важна инициатива для бизнеса, убежден парламентарий: «Мы знаем, что арест — это фактически наказание до приговора, и такое наказание позволяет выбивать любые показания. Недобросовестные правоохранители этим, конечно, пользуются».

«Законопроект урезанный и, более того, наплевательский по отношению к позиции Конституционного суда по домашнему аресту. КС не раз говорил, что домашний арест — исключительная мера, такая же по значимости, как стража. Люди, которые были под домашним арестом, подтвердят, что разница только в условиях, а так — и психологически, и физически все это очень тяжело. В любом случае ты теряешь социальные связи и бизнес, и в итоге получается, что ты просидел год под домашним арестом и это превратилось всего в полгода колонии», — заявил РБК руководитель юридического департамента организации «Русь сидящая» Алексей Федяров.

По его словам, поправки могут превратиться в «дополнительное оружие» и станут «репрессивной мерой» в отношении бизнесменов, которым чаще стараются избирать в качестве меры пресечения домашний арест: «Человек будет понимать, что в СИЗО у него хотя бы день за день шел к строгому режиму».

Одобрен закон о новом порядке зачета дней в СИЗО в срок лишения свободы

«Предлагаемый новый порядок основывается на применении коэффициента при исчислении срока отбывания наказания, а также вида исправительного учреждения, назначаемого судом. Изменения должны послужить гуманизации уголовно-исполнительной системы и реализации принципа справедливости», — пояснил один из авторов законопроекта председатель думского комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

Время содержания лица под стражей до вступления в силу судебного приговора предлагается засчитывать в срок отбывания наказания следующим образом. «При вынесении приговора в виде лишения свободы предлагается засчитывать один день содержания лица в СИЗО — при отбывании наказания в тюрьме и исправительных колониях особого и строгого режима — за один день. При отбывании наказания в исправительной колонии общего режима и воспитательной колонии — за полтора дня. При отбывании наказания в колонии-поселении — за два дня», — пояснил Павел Крашенинников.

Кроме того, при отбывании наказания в дисциплинарной воинской части из расчета один день за полтора дня. В случае ограничения свободы, принудительных работ и ареста — один день за 2 дня. Для исправительных работ и ограничения по военной службе — один день за 3 дня. В случае обязательных работ — из расчета один день содержания под стражей за 8 часов обязательных работ

При этом не предусматривается распространение предлагаемого порядка на осужденных за совершение особо тяжких преступлений; преступлений, связанных с террористической деятельностью; при особо опасном рецидиве; а также в отношении осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы. «Предложено также не применять повышающий коэффициент в период нахождения осужденного в штрафном либо дисциплинарном изоляторе, помещении камерного типа, либо едином помещении камерного типа в случае применения мер взыскания к осужденным», — отметил депутат Крашенинников.

В то же время период нахождения лица под домашним арестом, включаемый в срок его содержания под стражей до судебного разбирательства, предлагается засчитывать из расчета 2 дня за один день лишения свободы в следственном изоляторе.

«Что касается домашнего ареста, то очевидно, что приравнивать его ни к какой-то колонии, ни к следственному изолятору нельзя. На слуху было несколько громких историй, когда фигурантам резонансных дел время пребывания под домашним арестом шло в зачет впоследствии вынесенного приговора. И они либо избегали колонии, либо проводили там считанные дни. Это, конечно, сыграло свою роль. Резонанс был мощный. Законодатели, как выразители общественного мнения, на все эти истории отреагировали», — пояснил «Российской газете» Павел Крашенинников.

Напротив, в следственных изоляторах подозреваемые и обвиняемые содержатся в камерах и практически не имеют возможности для занятий каким-либо видом деятельности. «В течение дня им предоставляется только часовая прогулка в прогулочном дворе. Хотя большая часть из них впоследствии приговариваются к отбыванию наказания в исправительные учреждения, условия содержания в которых значительно гуманнее», — указал Павел Крашенинников.

«Надеюсь, что данная новелла также приведет к более взвешенному подходу при избрании такой меры пресечения, как взятие под стражу», — заключил Павел Крашенинников.

Немаловажно, что в случае принятия закон будет иметь обратную силу. То есть срок отбывания наказания уменьшится у значительного числа уже осужденных лиц.