Самоуправство консультант плюс

Проблемы уголовной ответственности за самоуправство (ст.330 УК РФ) (стр. 14 )

49 Сапронов ли российскому обществу уголовная ответственность за самоуправство?. С. 77.

51 Под самосудом автор предлагает понимать внесудебные (внеправовые) способы разрешения социальных конфликтов: самостоятельное присвоение лицом полномочий по осуществлению правосудия и совершением им в связи с этим действий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций.

52Смирнов к уголовной ответственности за внесудебные (внеправовые) способы разрешения социальных конфликтов (самосуд): актуальность постановки проблемы // Вестник Владимирского юридического института. 2014. №3(32). С. 105.

53Витман оспариваемости в составе самоуправства. С. 129.

54 Не считая некоторые изменения санкции статьи, в том числе санкции квалифицированного состава

55 О приемах и правилах законодательной техники в ст.330 УК РФ (самоуправство) // Законотворческая техника современной России. Том 2. 2001. С.264-265.

56 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [Электронный Ресурс] : федер. закон от 01.01.01г. (ред. от 01.01.2001) // Рос. газ. 2001. № 000. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

57, Сплавская квалификации самоуправства с учетом признаков объективной стороны состава // Научно-практический журнал «Государство и право в XXI веке». 2014. № 2. С. 32 ; Феофилактов вопросы квалификации преступного самоуправства. С. 24 ; амоуправство. С. 74.

58Малинин В., головная ответственность за самоуправство. С. 38 ; амоуправство: понятие, признаки, соотношение с самозащитой гражданских прав и злоупотреблением правом. С. 66.

59 О приемах и правилах законодательной техники в ст.330 УК РФ (самоуправство). С. 267.

61Постановление президиума Московского городского суда от 01.01.2001 по делу N 44у-109/09. [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;см. также Кассационное определение Кемеровского областного суда от 01.01.2001 г. [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

62 О приемах и правилах законодательной техники в ст.330 УК РФ (самоуправство). С. 270 ;

, Мотин : уголовно-правовой анализ // Вестник юридического факультета. 2005. Вып.4. С. 36.

63 Вопрос отграничения самоуправства от смежных составов будет детально исследован в 3 главе данной работы ввиду неоднозначности его понимания и трудностей практического разрешения.

64 П.28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.01.2001 №51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

65 См.: амоуправство. С. 74.

66 Там же. С. 75 ; редполагаемое право в уголовном праве России // Уголовное право. 2006. № 1. С. 12 ; С. 11-14 ; Витман или предполагаемое право в составе самоуправства // Закон и право. 2006. № 9. С. 78 – 79 ; Капканов ответственность за самоуправство : Проблемы законодательной регламентации и квалификации :автореф. дис. …канд. юрид. наук. С. 8-9; амоуправство: понятие, признаки, соотношение с самозащитой гражданских прав и злоупотреблением правом. С. 66.

67редполагаемое право в уголовном праве России. С. 12 ; амоуправство: понятие, признаки, соотношение с самозащитой гражданских прав и злоупотреблением правом. С. 66.

68 Витман или предполагаемое право в составе самоуправства. С. 78-79.

69Артюшкина : теоретические и правоприменительные аспекты : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2012. С. 12 ; амоуправство. С. 75.

70Определение Московского городского суда от 01.01.2001 по делу N 22-9714 [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

71 Определение Санкт-Петербургского городского суда от 01.01.2001 N 22-8121/2011 [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

72Определение Верховного Суда РФ от 06.05. 2004 № 50-004-4 [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

73 О приемах и правилах законодательной техники в ст.330 УК РФ (самоуправство). С. 269 ; , Мотин : уголовно-правовой анализ. С. 37.

74Ванеев ответственность за самоуправство по законодательству РФ : автореф. дис. …канд. юрид. наук. С. 16.

75 Там же. С. 17; О приемах и правилах законодательной техники в ст.330 УК РФ (самоуправство). С. 270 ; , Мотин : уголовно-правовой анализ. С. 37.

76 , Мотин : уголовно-правовой анализ. С. 37.

77 О приемах и правилах законодательной техники в ст.330 УК РФ (самоуправство). С. 270.

78В этой связи закономерны вопросы обоснованности отнесения к «иным самоуправным действиям» в рамках ст.330 УК РФ совершения самовольных действий по осуществлению права в чьем-либо интересе без просьбы лица; оказания воздействия при осуществлении права на третьих лиц, а не на самого должника непосредственно. Эти вопросы найдут свое отражение в 3 Главе данной работы.

79Уголовное право России. Особенная часть : учебник для вузов / [и др.] ; под ред. [и др.] ; С.-Петерб. гос. ун-т. Юрид. фак. — препринт. изд. СПб., 2010. 1624 с ; Малинин В., головная ответственность за самоуправство. С. 38 ; головная ответственность за самоуправство. С. 49.

80амоуправство: понятие, признаки, соотношение с самозащитой гражданских прав и злоупотреблением правом. С. 66 ; , Мотин : уголовно-правовой анализ. С. 37.

81 , Мотин : уголовно-правовой анализ. С. 37.

82Например, обязанность, возникающая из деликтного обязательства, по возмещению виновником ДТП вреда, причиненного потерпевшему, может заключаться в восстановлении автомобиля потерпевшего за счет виновника ДТП. Однако, при исполнении этой обязанности им могут быть внесены в конструкцию авто такие изменения, которые причинят существенный вред его владельцу, что, в свою очередь, может являться самовольным исполнением обязанности. См.: Сапронов ответственность за самоуправство. С. 41.

83 Некоторые проблемы квалификации самоуправства // Труды Санкт-Петербургского юридического института генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2002. № 4.С. 61 ; амоуправство: понятие, признаки, соотношение с самозащитой гражданских прав и злоупотреблением правом. С. 67 ; Малинин В., головная ответственность за самоуправство. С. 39.

84Михеева самоуправства с хищениями в уголовном законодательстве. С. 48 ; головная ответственность за самоуправство. С.49 ; Скорилкина Н., Дадонов С., тграничение самоуправства от вымогательства // Законность. 2001. № 2. С. 8.

85Обзор кассационной практики Верховного суда Республики Коми по уголовным делам за март 2007 г. [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» ; Обзор кассационной и надзорной практики судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда за 2005 год (извлечение) от 01.01.2001[Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» ;

Кассационное определение Московского городского суда от 01.01.2001 по делу N 22-12998-2011 [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» ;Кассационное определение Московского городского суда от 01.01.2001 по делу N 22-12670/12 [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Кассационное определение Московского городского суда от 01.01.2001 по делу N 22-1141/13[Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» ; Апелляционное определение Московского городского суда от 01.01.2001 по делу N 10-16694/2015[Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

86Малинин В., головная ответственность за самоуправство. С. 40.

87Сапронов ответственность за самоуправство. С. 42.

88 Постановление Президиума Калужского областного суда от 01.01.2001 [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

89 Витман оспариваемости в составе самоуправства. С. 130.

90 амоуправство. С. 75; Феофилактов вопросы квалификации преступного самоуправства. С. 25 ; амоуправство: понятие, признаки, соотношение с самозащитой гражданских прав и злоупотреблением правом. С. 67.

91 Витман оспариваемости в составе самоуправства. С. 131.

92В соответствии со ст.20 УПК РФ состав самоуправства (ст.330 УК РФ) не относится к делам частного либо частно-публичного обвинения, перечень которых является закрытым.

93 Самоуправство: основные сложности установления признаков деяния // Уголовный процесс. 2010. № 1. С. 48; Феофилактов вопросы квалификации преступного самоуправства C. 23. амоуправство. С. 73.

94 Оспариваемость правомерности самоуправных действий, как признак объективной стороны состава преступления, подлежит обязательному установлению в совершенном деянии. В противном случае, отсутствие указанного признака влечет за собой отсутствие состава преступления.

95Определение Верховного Суда РФ от 01.01.2001 N 80-008-18сп [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

96 Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 01.01.2001 N 81-АПУ13-53сп [Электронный Ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

97Ванеев ответственность за самоуправство по законодательству РФ : автореф. дис. …канд. юрид. наук. М, 2006. С. 17; , Можегова преступления, предусмотренного ст.330 УК РФ (самоуправство): пути решения теоретических проблем // Вестник КРАГСиУ. 2013. №16. С. 59; Малинин В., головная ответственность за самоуправство. С. 40 ; Михеева оспариваемости действий в правовой норме о самоуправстве // Право и экономика. 2010. № 3. С. 68.

Самоуправство консультант плюс

Данная курсовая работа посвящена самоуправству и проблеме правоприменения уголовной ответственности по данному преступлению. Работа касается изучению понятия самоуправства, уголовной ответственности по данному преступлению, а также проблемам, возникающим во время рассмотрения судебной практики. Актуальность темы заключается в том, что переход Российской Федерации со старой социалистической системы на новые капиталистические концепции не прошел абсолютно гладко. Экономические и социальные проблемы особенно остро проявили себя во времена построения независимого государства, были ненадолго решены в начала века, но вновь начали о себе напоминать с началом мирового финансового кризиса. Рост количества самоуправств фиксируется всеми правоохранительными органами без исключения. Например, статистические данные, представленные Генеральной Прокуратурой Российской Федерации, гласят, что преступления по ст.330 превышают установленные нормы в более, чем два раза. Аналогичная статистика исходит из органов внутренних дел. Все это наглядно демонстрирует, что проблема самоуправств является крайне важной для государства. Актуальность данного исследования обусловлена также еще и важностью рассмотрения вопросов изменения в правоприменении, касающегося самоуправств. Законодатель вынужден проводить реформы и ревизии существующих юридических норм, т.к. правовая характеристика самоуправств постепенно изменяется. Судебная практика демонстрирует, что с каждым годом данный состав преступления становится все сложнее, а схемы совершения преступления изменяются. Безусловно, общеизвестные факты самоуправств становятся достоянием общественности не только благодаря слаженной работе правоохранительных органов, но и с помощью развития информационных технологий. Повсеместное появление мобильных телефонов, способных вести фото, видео и аудиосъемку, облегчили поиск подозреваемых и раскрываемость преступлений. К тому же, сам факт фиксации нарушенного права является важным доказательством на судебном процессе, поэтому субъекты данного преступления больше не могут надеяться, что смогут избежать заслуженной кары. Целью данной курсовой работы является уголовно — правовой анализ самоуправства. Для достижения поставленной цели автором сформулированы следующие задачи: рассмотреть понятие самоуправства, исследовать уголовную ответственность за данный состав преступления, изучить судебную практику по данному делу. Научная новизна исследования состоит в анализе автором комплексной теоретико-практической базы законодательства о самоуправстве. Объект исследования — общественные отношения, складывающиеся во время совершения преступных самоуправных действий. Предметом исследования являются теоретические положения науки уголовного права о самоуправстве, судебная практика по данным делам, а также иные научные публикации по этой теме. В процессе написания курсовой работы использовались труды таких отечественных авторов: П.В. Агапова, С.А. Балеева, Н.А. Богдановича и других авторов. В процессе исследования автором были применены теоретико-эмпирические методы научного познания, включая аналитический, классификационный, сравнительный методы. Данные исследования были основаны на применении следующих нормативно-правовых актов: Конституции Российской Федерации, Уголовного Кодекса Российской Федерации и международных актов. Структура курсовой работы состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе изучено понятие данного термина. Во второй главе рассмотрены объективные и субъективные признаки самоуправства, а также рассмотрена судебная практика по данному вопросу. В заключении курсовой работы сделаны основные выводы и подведены итоги результатов исследования. 1. Определение самоуправства 1.1. Понятие самоуправства С целью наиболее глубокого понимания самоуправства следует, в первую очередь, разобраться с историей возникновения данного состава преступления. Самоуправство как преступление было известно еще в античные времена1 Агапов П.В. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник, с.33 . Уже в древнем Вавилоне и Ассирии существовали правовые нормы, запрещавшие совершение тех или иных действий со стороны кредитора, которые вредили бы должнику. Следует понимать, что законы того времени были не совершены и часто не учитывали всех обстоятельств дела. К тому же, по общему правилу должник всегда приходился виновным по отношению к кредитору и законодатель вручал последнему достаточно широкие правомочия, превысить которые было крайне сложно. Во многом именно это объясняет тот факт, что самоуправство как преступление в те времена практически не рассматривалось2 Балеев С.А. Уголовное право России. Особенная часть: учебник, с.123 . Аналогичные правила существовали во времена Российской Империи. Царские нормативно — правовые акты не выделяли самоуправство как отдельный состав преступления, было практически невозможно найти точное определение самоуправства. С приходом революции 1917, большевиками все законы были отменены. Новое коммунистическое законодательство находилось на стадии своего формирования, поэтому судьям было рекомендовано при принятии решений руководствоваться революционным правосознанием. За этим достаточно абстрактным термином существовали сотни самых разных толкований. Следует помнить, что теоретической базы тогда тоже не существовало, советские юристы еще не успели написать значимые труды, поэтому каждый судья трактовал самоуправство по своему.

Результаты проведенного анализа показывают, что уголовная ответственность за самоуправство является достаточно сложным юридическим явлением. Правовой анализ показал, что данный тип ответственности достаточно часто применяется на практике. Анализируя научные и практические материалы было замечено, что история данного состава преступлений является достаточной запутанной. Сначала его относили к одной категории преступлений, а затем переквалифицировали в другую категорию. Было установлено, что субъекты преступлений против правосудия — вменяемые лица, достигшие 16 лет. Было выявлено, что самоуправство практически всегда предусматривает наличие имущественного вреда, т.е. всегда имеет место материальный вред, который был нанесен преступным деянием. В результате анализа научной литературы был сделан вывод, что единого мнения касательно объективной стороны данного преступления нет. Одни ученые считают, что данное преступление всегда выражается только в качестве активного действия, т.е. пассивное бездействие вообще не может рассматриваться как элемент данного состава преступления. С другой стороны, другие ученые подчеркивают, что преступление данное может совершаться и путем бездействия, т.е. не совершения обязательных действий. Автором была рассмотрена судебная практика по рассматриваемым общественным отношениям. Было выявлено, что обвиняемые, как правило, охотно признают свою вину. На основании проведенного исследования было определено, что суды обычно не применяют максимальные степени наказания и ограничиваются назначением наказания в виде условного лишения свободы либо наложением небольшого штрафа. При этом отмечается, что суды иногда непоследовательны в вынесении своих приговоров. Сначала они подчеркивают, что не усматривают снижения общественной опасности в совершенном деянии, а потом все равно налагают небольшую сумму штрафа.

Нормативно — правовые акты 1. Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. (с поправками и изменениями от 21.07.2014)./ Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». 2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 07.02.2017) / Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». 3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 19.12.2016) / Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». 4. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 № 51-ФЗ / Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». 5. Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ / Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». 6. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 03.07.2014 / Доступ из справ.-правовой системы «Закон». 7. Уголовный кодекс РСФСР от 26.05.1922 (утратил силу)/ Доступ из справ.-правовой системы «Викитека». 8. Уголовный кодекс СССР от 26.05.1926 (утратил силу)/ Доступ из справ.-правовой системы «Викитека». 9. Уголовный кодекс РСФСР от 22.11.1926 (утратил силу)/ Доступ из справ.-правовой системы «Викитека». 10. Уголовный кодекс РСФСР от 27.10.1960(утратил силу) / Доступ из справ.-правовой системы «Викитека». Материалы судебной практики 1. Решение по делу 1-23/2017 от 14.02.2017. Судебный участок № 55 Железнодорожного района/ Доступ из справ.-правовой системы «Росправосудие». 2. Решение по делу 1-3/2017 от 14.02.2017. Судебный участок №2 г.Юрьев-Польский и Юрьев-Польского района / Доступ из справ.-правовой системы «Росправосудие». Научная и учебная литература Учебники 1. Агапов П.В. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник. – Москва: Инфра–М, 2012 – 679 с. 2. Балеев С.А. Уголовное право России. Особенная часть: учебник. – Москва: Статут, 2012. – 941 с. 3. Богданович Н.А. Уголовное право и уголовный процесс. – Минск: Издательство МИУ, 2012. – 186 с. 4. Галиакбаров Р.Р. Уголовное право России. Часть Общая. – Москва: Проспект, 2013. – 563 с. 5. Грачева Ю.В. Уголовное право. Особенная часть. – Москва: Проспект, 2012. – 511 с 6. Журавлев М.П. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник.– Москва: Проспект, 2012. – 722 с. 7. Иванова Я.Е. Уголовное право России в схемах и определениях: учебное пособие. – Москва: Проспект, 2012. – 227 с. 8. Иногамова-Хегай Л.В. Уголовное право Российской Федерации. – Москва: Инфра–М, 2013. – 350 с. 9. Иванова Н.Г. Уголовное право. Общая часть. — М.: Юрайт, 2016. — 560 с. 10. Котов Е.Н. Уголовное право. – Минск: БГЭУ, 2012. – 111 с. 11. Круглов В.А. Уголовное право. Особенная часть. – Минск: Амалфея, 2012. – 591 с. 12. Лупу А. А. Международное уголовное право: учебное пособие. – Москва: Дашков и К?, 2012. – 311 с. Периодические издания 1. Бытко С.Ю. Сущность уголовного наказания // Вестн. Казанского юрид. ин-та МВД России. — 2015. — № 4 (22). — С.39-44 2. Воробьев А. Институт амнистии в российском уголовном праве // ЭЖ-Юрист. — 2015. — № 44. — С. 16. 3. Головко Л.В. Разграничение административной и уголовной ответственности по российскому праву // Lex Russica. — 2016. — № 1. — С. 139 – 145 4. Гнеушева Т.Б. Понятие и правовая природа наказания // Вестн. БГУ. — 2015. — № 2-2. — С.245-248 5. Дружинин Р.А. К вопросу о понятии субъективных признаков состава преступления: историко-правовой и философский аспекты // Соврем. проблемы науки и образования. – 2015. — № 2-2. 6. Кирин А.В. Еще раз о генезисе административной ответственности в российском праве (или ответ сторонникам «широкого» уголовного права) // Административное право и процесс. — 2013. — № 7. — С. 53 – 57 7. Кисин В.Р. Состояние границы между административной и уголовной ответственностью // Административное право и процесс. — 2016. — № 7. — С. 12-16. 8. Комольцева А.А. Институт амнистии: правовая природа и проблемы применения в современной России // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. — 2012. — № 3. — С. 22 — 25. 9. Маркова-Мурашова С. А. Сравнительно-правовой аспект наказания как юридической категории и института уголовного права // Изв. ТулГУ. Экон. и юрид. науки. — 2012. — № 1/2. — С.112-118 10. Маркунцов С.А. Запрещенность и наказуемость как самостоятельные признаки преступления // Академический юрид. журнал. – 2012. — № 4. – С. 30-35.

Проблемы квалификации самоуправства (Соколова О.)

Дата размещения статьи: 30.05.2015

Прежде чем остановиться на теоретическом анализе некоторых признаков основного и квалифицированного составов самоуправства, на вопросе о конструировании ст. 330 УК РФ, а также на одной из наиболее актуальных проблем применения данной нормы, представляется целесообразным в целях введения в круг рассматриваемых вопросов привести пример из судебной практики.
В приговоре Октябрьского районного суда г. Иваново действия Ф. были квалифицированы по ч. 1 ст. 330 УК РФ. Ф., будучи водителем такси, осуществив перевозку пассажирки Б., потребовал оплаты проезда, на что Б. ответила ему отказом. С целью реализации своего предполагаемого права и получения оплаты за проезд, Ф., осознавая, что действует незаконно и самоуправно, схватил сидящую на переднем пассажирском сиденье Б. руками за куртку и стал трясти, затем рукой схватил ее за волосы и с применением силы наклонил ее голову вниз. В момент, когда Б. попыталась выйти из машины, обеими руками схватился за верхнюю часть двери и трижды ударил потерпевшую по ноге, затем вытащил ее из машины и нанес 4 удара кулаком по спине. Б. попыталась убежать, но Ф. догнал ее, ударил по спине, ногам, нецензурно выражался, толкнул ее в багажник, закрыл его и проследовал в направлении ОМ N 2 УВД по г. Иваново. По прибытии на место сообщил о конфликте сотрудникам милиции. Согласно предъявленному Ф. обвинению, в том виде, как оно сформулировано органами расследования, Ф. причинил «существенный вред в виде нанесения побоев, физическую боль и телесные повреждения. которые относятся к категории повреждений, не причинивших вреда здоровью. Ф. нарушил конституционные права Б., закрепленные в ч. 2 ст. 21 Конституции РФ. «
Суд, однако, указал, что применение насилия к потерпевшей Б. отнесено следствием к существенному вреду, т.е. к неотъемлемой, обязательной части объективной стороны самоуправства. Указание на те же самые действия как на квалифицирующий признак, предусмотренный ч. 2 ст. 330 УК РФ, недопустимо. Поэтому суд не согласился с предложенной государственным обвинителем квалификацией действий Ф. по ч. 2 ст. 330 УК РФ .
———————————
Архив Октябрьского районного суда г. Иваново Ивановской области. Дело N 1-63/2011.

Как следует из приведенного примера, правоприменители не исключают возможности отнесения к существенному вреду как признаку самоуправства физического вреда в случаях, когда преступление совершено с применением насилия, или психофизического (морального) вреда, если самоуправные действия сопряжены с угрозой применения насилия. Данный признак считается на практике достаточным для вменения состава самоуправства в том смысле, что иного вреда, подпадающего под понятие существенного, например, имущественного, организационного, морального, потерпевшему может быть и не причинено. Под психофизическим вредом (личным нематериальным вредом) понимается вред, наступивший в результате высказываемых в адрес потерпевшего унижений, оскорблений, угроз ненасильственного характера (например, угроз уничтожения имущества).
Например, действия Т. и Ч., истребовавших у К. долг вопреки установленному законодательством РФ порядку и применивших насилие в виде побоев, а также угрожавших применением насилия, были квалифицированы по ч. 2 ст. 330 УК РФ в связи с тем, что ими в адрес потерпевшего высказывались также угрозы уничтожения принадлежащего ему имущества — угрозы поджога сарая и жилого дома. При этом при оценке причиненного вреда как существенного суд принял во внимание, что агрессивные и насильственные действия продолжались на протяжении длительного времени — более полугода, сопровождались визитами в вечернее время в дом потерпевшего К., что способствовало созданию в его семье нервозной обстановки. Опасаясь угроз поджога, его родные (включая троих детей, родственника-инвалида) не могли спокойно спать ночью . Таким образом, содержание последствий самоуправных действий выразилось в причинении психофизического вреда. В свою очередь, насильственный способ совершения самоуправства предопределил квалификацию действий Т. и Ч. по ч. 2 ст. 330 УК РФ.
———————————
Архив Фурмановского городского суда Ивановской области. Дело N 1-151/2008.

Следует отметить, что вменение квалифицированного состава самоуправства не вызывает сложностей при наличии всех признаков основного состава деяния, включая общественно опасные последствия. Чаще всего на практике насильственный способ совершения самоуправных действий сопряжен: 1) с изъятием имущества у потерпевшего, т.е. причинением имущественного вреда, либо 2) с нарушением иных конституционных прав, например, права на неприкосновенность жилища, т.е. причинением «социального» вреда , а также 3) с причинением психофизического вреда (не связанного с угрозами причинения какого-либо вреда здоровью).
———————————
О понятии социального вреда см., например: Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / Науч. ред. и предисл. В.Н. Кудрявцева. М.: Городец, 2007. С. 176, 183.

Что касается квалификации самоуправных насильственных действий, не причинивших вышеперечисленных разновидностей вреда, то она в юридической литературе представлена по-разному. Так, Е.В. Витман полагает, что правоприменитель при рассмотрении дел о насильственном самоуправстве, описывая причиненные этим деянием последствия, может констатировать наличие в действиях виновного этого признака уголовно наказуемого самоуправства (существенности нарушения прав), если в результате самоуправных действий причинен вред жизни, здоровью либо телесной неприкосновенности потерпевшего даже при отсутствии иных последствий. Ученый предлагает квалифицировать подобные действия по ч. 2 ст. 330 УК РФ, сам состав именовать формальным .
———————————
Витман Е.В. Самоуправство: проблемы квалификации. Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 78.

Действительно, в практике встречаются дела, в которых правоприменитель при оценке вреда как существенного упоминает также и о примененном насилии. Но здесь хотелось бы заметить, что при этом фигурирует и иная разновидность существенного вреда, например, имущественного. К примеру, в приговоре по уголовному делу в отношении Л.И. и Л.Л. отмечается, что подсудимые, пытаясь истребовать долг у С., действуя совместно и самоуправно, нарушая конституционные права потерпевшего на неприкосновенность частной собственности, завладели принадлежащим ему телевизором марки «Самсунг» стоимостью 21000 руб., с которым с места происшествия скрылись. Своими действиями причинили существенный вред в виде «физической боли путем нанесения побоев и унижения личного достоинства, путем нарушения его конституционного права на неприкосновенность частной собственности и путем причинения ему значительного имущественного вреда в указанном выше размере» .
———————————
Архив Фурмановского городского суда Ивановской области. Дело N 1-23/2011.

Уголовные дела в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 330 УК РФ, в которых бы факт физического насилия использовался для определения признаков основного и квалифицированного составов, нами выявлены не были. Встречаются примеры, в которых признак вреда как существенного конкретно не описывается. Приведем один из таких примеров.
Судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда установила: осужденный М., действуя в интересах В., своего друга, нарушил установленный порядок реализации гражданами своих прав, требуя возместить ущерб В., причиненный, как он считал, действиями А. (речь шла о краже сотового телефона В., в которой обвиняли А.). Умысел М. не был направлен на безвозмездное изъятие чужого имущества. Судом был установлен факт требования подсудимым передачи 1000 руб. и причинения в связи с этим потерпевшему легкого вреда здоровью. Действия виновного М. были переквалифицированы с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ .
———————————
Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Костромского областного суда от 2 июня 2005 г. Дело N 22-603.

Как видим, в данном примере реального имущественного вреда установлено не было, о моральном вреде также речи не идет, фигурирует лишь вред физический. Вышестоящая инстанция сделала акцент на отграничении составов и на исправлении ошибок применения материального закона судом нижестоящей инстанции, а не на описании признака существенного вреда. Поэтому считать эту ситуацию примером приведенной выше точки зрения Е.В. Витмана не совсем корректно.
Другой автор, И.П. Титенков, характеризует насильственное самоуправство как сложное преступление, предполагающее причинение двух последствий: а) существенного вреда в результате посягательства на управленческие отношения и б) физические последствия, обусловленные применением физического или психического насилия . Как видим, автор предполагает возможным вменять в вину деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 330 УК РФ, только при наличии существенного вреда.
———————————
Титенков И.П. Уголовная ответственность за самоуправство: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Красноярск, 2009. С. 18.

Данная позиция представляется правильной. Думается, что нынешняя редакция ч. 2 ст. 330 УК РФ (то же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения) четко ориентирует правоприменителя на обязательное определение всех признаков основного состава, в том числе вреда, его существенности, а также способа совершения преступления. Если констатируется насильственный способ совершения самоуправства, то применению подлежит ч. 2 ст. 330 УК РФ.
Теперь вернемся к приведенному в начале статьи примеру. Было отмечено, что суд, не выявив наличия признаков имущественного, психофизического, социального, организационного вреда, квалифицировал насильственные самоуправные действия по ч. 1 ст. 330 УК РФ, т.е. расширил содержание существенного вреда как признака основного состава деяния за счет вреда физического.
Такая квалификация может считаться приемлемой и с точки зрения теоретиков — к существенному вреду исследователи А.В. Наумов , Т.Ю. Орешкина , В.В. Палий относят и вред физический. К сожалению, формат современных комментариев и учебных пособий не позволяет определить, какой объем примененного виновным насилия охватывается, по мысли авторов, ч. 1 ст. 330 УК РФ .
———————————
Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. Статут, 2012; СПС «КонсультантПлюс».
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). 7-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.И. Рарог. М.: Проспект, 2011; СПС «КонсультантПлюс».
Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2013; СПС «КонсультантПлюс».
В свое время некоторые ученые при анализе ответственности за самоуправство по УК РСФСР 1960 г. или при изучении понятия «существенный вред» в общетеоретическом плане высказывали свои соображения относительно квалификации данного деяния в случае, если оно совершалось с применением насилия. Напомню, что ст. 200 УК РСФСР 1960 г. не включала в себя квалифицированный вид — насильственное самоуправство. Так, Г.В. Тимейко писал о том, что понятием существенности вреда охватывается и «физический вред, который подразумевает легкий вред или иной меньший вред здоровью потерпевшего» (Тимейко Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления. Ростов: Ростов. ун-т, 1977. С. 99). Г.Н. Борзенков также высказывал подобное мнение, подчеркивая, что лишь совершение в процессе самоуправства другого более тяжкого преступления (здесь он называл причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения) требует дополнительной квалификации.(Комментарий к УК РСФСР (по состоянию на 15 декабря 1993 г.). М., 1994. С. 378.) Закон этого конкретно не предусматривал, а практика находилась в затруднительном положении, когда самоуправные действия были сопряжены с причинением вреда. Поэтому правоприменитель чаще всего включал факт причинения физической боли в содержание существенного вреда.

Вернемся к обсуждаемому приговору суда. В данном случае речь шла о применении насилия, не опасного для жизни или здоровья. Санкция ч. 1 ст. 330 УК РФ вполне соответствует степени общественной опасности самоуправства, совершенного с причинением физической боли (в результате побоев), если сравнивать санкции ст. 116 и ч. 1 ст. 330 УК РФ. Но какова была бы квалификация самоуправных действий, если бы речь шла о легком вреде или о средней тяжести вреда здоровью? Напомню, что суд в данном примере пояснил: ч. 2 ст. 330 УК РФ неприменима, так как физическая боль должна быть включена в понятие существенного вреда, а иного вреда установлено не было. Получается, что если не будут установлены признаки основного состава самоуправства, то в случае причинения, например, легкого или средней тяжести вреда здоровью действия виновного должны квалифицироваться по статьям о преступлениях против личности. В итоге действия субъекта, действующего самовольно и с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, или с угрозой применения такого насилия, будут квалифицироваться по ч. 1 ст. 330 УК РФ, а действия лица, также действующего самовольно, но с применением насилия опасного — дополнительно по ст. 115 УК РФ или, например, по ст. 112 УК РФ. Хотя вполне очевидно, что законодатель, включая в статью о самоуправстве соответствующий квалифицирующий признак, полагал, что квалифицированный состав самоуправства сможет охватывать практически все случаи самоуправства насильственного (за исключением тех, в результате которых был причинен тяжкий вред здоровью или наступила смерть потерпевшего) и правоприменителю не понадобится обращаться к иным статьям о преступлениях против личности. Во избежание квалификационных ошибок, а также разногласий в трактовке признака существенного вреда можно предложить два возможных варианта решения.
Первое находится исключительно в области правоприменения. Возможно, данное решение более рационально, так как не разрушает устоявшихся представлений о специфике самоуправных действий. Приведенный в начале статьи пример из практики наталкивает на мысль о том, что незаслуженно был обойден вниманием вред моральный — нравственные страдания потерпевшей, испытавшей не только физическую боль, но и переживания относительно ограничения своей личной свободы, свободы передвижения. Думается, что действия субъекта должны были быть квалифицированы по ч. 2 ст. 330 УК РФ с учетом того, что в содержание существенного вреда органам обвинения следовало бы включить нравственные страдания жертвы. И тогда были бы установлены все признаки основного состава преступления, а насилие было бы расценено как квалифицирующее обстоятельство.
В теории уголовного права отмечается, что физический вред непосредственно связан с вредом психофизическим, а категория морального вреда — это не что иное, как совокупность нравственных и физических страданий (ст. 151 ГК РФ) . Отрицательные эмоции переживаются организмом в целом как его общее неблагополучное состояние, предполагающее различные по своему негативному содержанию степени. Для самоуправства имеет значение существенный моральный вред. Субъективное восприятие потерпевшим переживаний от совершения кем-либо самоуправных действий будет являться для суда ориентиром для признания названного вреда существенным. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. .
———————————
Кузнецова Н.Ф. Указ. соч. С. 144, 176.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» (в ред. от 6 февраля 2007 г.) // Российская газета. 1995. 8 февраля. N 29.

К. с целью самовольного завладения деньгами в счет возмещения ущерба за ремонт своего автомобиля, получившего механические повреждения в результате ДТП, имевшего место между ним и Ш., пришел к дому Ш. и потребовал от потерпевшего деньги в сумме 10000 руб. Получив отказ, К. в ответ на предложение Ш. обратиться в суд по факту ДТП нанес Ш. 4 удара кулаком по голове, сбил его с ног и нанес несколько ударов ногами по различным частям тела, причинив легкий вред здоровью. Прекратив наносить удары, К. продолжал требовать деньги и сказал, что придет через месяц. Суд определил, что Ш. был причинен моральный вред в виде физических и нравственных страданий, понесенных от К., в связи с расстройством здоровья, который сам Ш. считает для него существенным. Суд согласился с мнением потерпевшего и указал, что здоровье имеет очень большое значение. А в результате его расстройства человек не может полноценно жить, работать, отдыхать и т.п., а значит, ему причинен существенный вред .
———————————
Архив Тейковского районного суда Ивановской области. Дело N 1-289/2005.

Что касается самоуправства, то моральный вред может быть также связан с нарушением волевой сферы деятельности, одним из важных признаков которой является осознание свободы осуществления действия. При самоуправстве преступное поведение виновного, превосходство последнего, осознание потерпевшим того, что виновный прибегнул в отношении его к агрессивным действиям, являются теми обстоятельствами, которые сковывают волевые качества личности, понуждают подчиниться требованиям виновного. Если потерпевший, не согласный с требованиями лица, все же подчиняется самоуправному поведению, значит, его психическая деятельность протекала аномальным образом, а он находился в стрессовом состоянии: переживания были настолько существенны, что человек не смог проявить свои волевые качества.
Моральный вред также может быть связан и с иными нравственными переживаниями, которые возникают вследствие нарушения виновным каких-либо (конституционных, гражданских и т.д.) прав потерпевших. Например, лицо переживает в связи с допущенной по отношению к нему несправедливостью, нарушением его права на судебное разрешение дела, что, конечно, порождает в человеке неуверенность и чувство незащищенности от неправомерных действий. Здесь подразумевается неправильное поведение виновного, т.е. поведение, не соответствующее предусмотренному законом порядку.
Спектр нравственных страданий довольно широк, поскольку негативное воздействие на психику определяется индивидуальными особенностями психологии лица. В подтверждение наличия морального вреда суд должен конкретно обозначить те права и интересы, которые нарушаются виновным, подчеркнуть их важность для потерпевшего и определить, были ли ему причинены нравственные страдания. Нельзя ограничиваться лишь констатацией факта причинения вреда здоровью, необходимо уделять должное внимание тем психическим страданиям, которые испытывал потерпевший, например, в результате расстройства здоровья или нарушения иных конституционных прав.
При этом моральный или социальный вред должны быть по своему содержанию существенными. Тогда и насильственное самоуправство получит должную юридическую оценку и будет квалифицировано по ч. 2 ст. 330 УК РФ.
Возможно, что такая рекомендация для правоприменителя будет воспринята критически в силу оценочности морального вреда, зависимости суда от субъективных восприятий потерпевшего, сложности квалификации. Ведь в итоге мы приходим к тому, что факт физического насилия используется для установления признаков как основного, так и квалифицированного составов (в частности, для выявления возможных психических страданий жертвы и способа совершения преступления).
Поэтому возможен другой вариант — внесение изменений в ст. 330 УК РФ. Предлагается следующая редакция статьи:
1. Самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или
иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред и (или) они совершены с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой его применения, —
2. Самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой его применения, —
Данная редакция нормы 1) вписывается, на мой взгляд, в общетеоретические представления о правилах построения (конструирования) основного и квалифицированных составов. В частности, типовая степень общественной опасности самоуправства в квалифицированном виде предполагает повышение объема насилия;
2) позволяет не только дифференцировать ответственность за различные виды насильственного самоуправства, но и квалифицировать самовольные действия, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения и не причинившие иного существенного вреда, по той части статьи 330 УК РФ, которая соответствует объемам насильственных действий.

Пристатейный библиографический список

1. Витман Е.В. Самоуправство: проблемы квалификации. Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006.
2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). 7-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.И. Рарог. М.: Проспект, 2011; СПС «КонсультантПлюс».
3. Комментарий к УК РСФСР (по состоянию на 15 декабря 1993 г.). М., 1994.
4. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / Науч. ред. и предисл. В.Н. Кудрявцева. М.: Городец, 2007.
5. Тимейко Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления. Ростов: Ростов. ун-т, 1977.
6. Титенков И.П. Уголовная ответственность за самоуправство: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Красноярск, 2009.
7. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. М.: Статут, 2012; СПС «КонсультантПлюс».
8. Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2013; СПС «КонсультантПлюс».