Статья 105 пункт 30 ук рф

Какой грозит максимальный срок по ч 3 ст 30 и ч 1 ст 105 УК РФ?

Здравствуйте,подскажите пожалуйста какой максимальный срок по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ ?Читал,что по практики 3/4 т.е. От 15/11,верно или нет?

Ответы юристов (1)

К РФ, Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление

1. При назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца.
2. Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.
3. Срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.
4. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 1

Выдвинуто обвинение по ч.3 ст.30, ч.1 ст. 105

Только на показаниях потерпевших.

Нас было двое, их было двое. Я применил травматик после удара мне по голове камнем. Потерпевшие это отрицают. Говорят, что я целился в голову и кричал убью. На суде могут вменить данную статью основываясь ТОЛЬКО на показаниях потерпевших ?

Экспертизы не готовы. Потерпевший был живой, здоровый на очной ставке. Я факт покушения на убийство отрицаю.

18 Октября 2014, 10:15 Артем, с. Сюмси

Уточнение клиента

И еще вопрос, не подскажете: Я в предъявляемом мне преступлении сказал, что признаю свою вину частично. Но сами показания сказал, как есть, что убивать не хотел, что было нападение с его стороны. Так вот теперь боюсь, что частичное признание вины в материалах дела будет играть против меня. Так ли это или не столь важно ? Заранее спасибо.

18 Октября 2014, 10:21

Ответы юристов (10)

Не вменят… сообщайте на допросах что он вновь собирался ударить вас камнем, т.е. нападение не закончились, и то что от удара по голове вы потеряли ясность зрения и четкий контроль над движениями и целились в грудь.

Почему у вас нет адвоката он вам нужен.

Есть вопрос к юристу?

Сообщите куда попали?

в отношении вас проведено освидетельствование?

на травму головы и на алкоголь?

что говорит ваш друг, другие свидетели.

и обязательно нужен адвокат, хороший.

Уточнение клиента

Доброго времени, Денис.

Произошло это около месяца назад. Сейчас я нахожусь под домашним арестом. Все три выстрела я попал в него, один в корпус, с его слов в область сердца, две пули в руку вроде бы с наружной стороны локтевого сустава. В больницу его не ложили, на следующий день я видел его на очной ставке, с виду как-будто в него и не стрелял. Думаю там синяки и не более того.

Меня возили на суд.мед.экспертизу. Дело в том, что после этого случая я попал в аварию, следователи все мои травмы сваливают на ДТП. Но у меня есть свидетель, который видел мою травму до ДТП, а так же есть ММС сообщение жене, сразу после драки, тоже до аварии отправленное. Я себя сфотографировал с травмой головы. Друг говорит, что мне стукнули по голове и я защищался. Но суть в том, что в СК потерпевшие, как под диктовку, последовательно говорят, что мы их хотели убить. Друг так же обвиняется по такой же статье, он ударил своего потерпевшего ножом в подбородок.

На алкоголь не знаю, вроде бы не было освидетельствования. Те говорят, что мы были пьяные. Дело в том, после ДТП я уехал домой, друга сразу почти приняли. До ареста я успел позвонить в дежурную часть и сообщить о применении травматика и дал устное объяснение по поводу случившегося.

17 Октября 2014, 17:22

Чувствую, тут не все просто, нужно выяснять мотивы каждого, не спроста же это все произошло.

Есть такая экспертиза «ситуационная» если вы уверены в правоте то стоит ее назначить(походотайствовать). показания каждого можно будет проверить.

кроме того раны полученные от камня и полученные в авто будут отличаться, если они качественно описыны. все списать на авто если был камень не получится, в авто нет таких деталей, формой как камень… такую экспертизу можно попросить,

Но в любом случае вы стреляя из травмата знали (были уверены) что не убьете человека поскольку прошли обучение и получили разрешение… то есть были уверены что у вас не летальное средство в руках, А в голову вы не попали. орать можно что угодно в том числе что изнасилуете их всех или вообще всю их улицу Но это состав другого преступления «угроза убийством» оно небольшой тяжести .

нет оснований полагать что вы именно хотели убить их и пытались сделать это.

Есть такое понятие как добровольный отказ от совершения преступления

К примеру вы решили его убить и орали ему об этом, НО! передумали и только стрельнули ему в грудак. Что это? убийство? нет. это угроза, воспринимал он реально и например легкий вред здоровью.

Тот факт того что вы под домашним арестом говорит о том что доказуха против вас есть, но ее мало на покушение на убийство. Поэтому арест.

Кстати из хорошего срок домашнего ареста будет засчитан в срок назначенного наказания.

в общем консультации вам нужны серьезные, дело надо разруливать. и вашему другу тоже… пишите в чат если срочно и адвокат вам точно нужен, но не свой для следака, и желательно чтоб из бывших следаков или прокуроров.

Да и явка с повинной прямой путь в тюрьму… и у друга тоже…

Уточнение клиента

Денис, на явку с повинной меня «уговаривали» руководитель СК и опер, в самом начале, когда меня доставили в СК. Говорили, якобы мой потерпевший с пробитой головой лежит в реанимации и что так я себе минимальный срок получу. Слава богу я отказался.

17 Октября 2014, 19:23

Уточнение клиента

И еще вопрос, не подскажете: Я в предъявляемом мне преступлении сказал, что признаю свою вину частично. Но сами показания сказал, как есть, что убивать не хотел, что было нападение с его стороны. Так вот теперь боюсь, что частичное признание вины в материалах дела будет играть против меня. Так ли это или не столь важно ? Заранее спасибо.

18 Октября 2014, 10:13

1.Четко и последовательно выстройте линию защиты

2юДайте объявление в газете о поиске свидетелей которые подтвердят вышесказанное

3.Требуйте проведения необходимых экспертиз от следователя и САМИ также проведите экспертизы!!

НИКАКИХ ПРИЗНАНИЙ и ЯВОК С ПОВИННОЙ.

Добрый день, Артем!

Я применил травматик после удара мне по голове камнем. Потерпевшие это отрицают.

В Вашем случае нужно делать упор на то, что не Вы первый инициировали драку, умысла на убийство у Вас не было и главное во время драки было очень сложно точно прицелиться, целились Вы не в голову.

На суде могут вменить данную статью основываясь ТОЛЬКО на показаниях потерпевших ?

Нет, одних показаний потерпевших будет недостаточно, должны быть иные показания.

И еще вопрос, не подскажете: Я в предъявляемом мне преступлении сказал, что признаю свою вину частично. Но сами показания сказал, как есть, что убивать не хотел, что было нападение с его стороны. Так вот теперь боюсь, что частичное признание вины в материалах дела будет играть против меня. Так ли это или не столь важно? Заранее спасибо.

Если в целом из первых показаний вытекает, что убивать Вы не собирались, то ничего страшного, что там изначально будет стоять формулировка «вину частично признаю».

Денис, на явку с повинной меня «уговаривали» руководитель СК и опер, в самом начале, когда меня доставили в СК. Говорили, якобы мой потерпевший с пробитой головой лежит в реанимации и что так я себе минимальный срок получу. Слава богу я отказался.

Правильно сделали. Сейчас полностью вину отрицайте, убивать не собирались.

Вы стреляли по всей видимости не с близкого расстояния (более 1 метра), поэтому суд должен квалифицировать Ваши действия по ст.119 ч.1 УК РФ (угроза убийством) и по статье о причинении вреда здоровью в зависимости от тяжести его повреждения: легкий вред (ст.115 ч.1 УК РФ) или средней тяжести (ст.112 ч.1 УК РФ), на большее Ваши действия не тянут даже если суд поверит полностью потерпевшему и его свидетелю. Если удастся доказать нападение потерпевшего, состав преступления в этом случае вообще под вопросом.

Конечно следственная практика идет по максимально возможному обвинению, поэтому и предполагается покушение на убийство.

Но последнее слово всегда за судом. Держитесь!

Я в предъявляемом мне преступлении сказал, что признаю свою вину частично. Но сами показания сказал, как есть, что убивать не хотел

Согласен с Федором Васильевичем. Ходатайствуйте о переквалификации на ст.119 УК РФ.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Статья 105. УК РФ

1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, —

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

  • а) двух или более лиц;
  • б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
  • в) малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека;
  • г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
  • д) совершенное с особой жестокостью;
  • е) совершенное общеопасным способом;
  • е.1) по мотиву кровной мести;
  • ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
  • з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;
  • и) из хулиганских побуждений;
  • к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;
  • л) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
  • м) в целях использования органов или тканей потерпевшего, —
  • н) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Комментарии к статье 105 УК РФ

В соответствии с законом под убийством понимается противоправное умышленное причинение смерти другому человеку. Это определение, впервые закрепленное в российском уголовном законе, позволяет успешно решать вопросы отграничения данного преступления от самоубийства, причинения смерти по неосторожности, правомерных случаев причинения смерти (например, в состоянии необходимой обороны) и уничтожения иных, кроме человека, объектов живой природы.

Объектом убийства являются общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, подтвержденного международными и конституционными актами права на жизнь и обеспечивающие безопасность жизни . Уголовный закон в равной мере охраняет жизнь каждого лица независимо от состояния его здоровья, моральных свойств и т.д.

«Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни» (ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах, 16 декабря 1966 г.); «Каждый имеет право на жизнь» (ст. 20 Конституции РФ).

Согласно предписаниям ч. 1 ст. 53 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ред. от 25 июня 2012 г.) , моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов. Это правило подтверждено Приказом Минздравсоцразвития России от 27 декабря 2011 г. N 1687н «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи» (ред. от 16 января 2013 г.) , в котором определены критерии рождения и понятие живорождения. Живорождением признается момент отделения плода от организма матери посредством родов при сроке беременности 22 недели и более при массе тела новорожденного 500 грамм и более (или менее 500 грамм при многоплодных родах) или в случае, если масса тела ребенка при рождении неизвестна, при длине тела новорожденного 25 см и более при наличии у новорожденного признаков живорождения (дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры независимо от того, перерезана пуповина и отделилась ли плацента).

Собрание законодательства РФ. 2011. N 48. Ст. 6724.

РГ. 2012. 23 марта. N 64.

Важно подчеркнуть, что эти критерии и признаки имеют значение для констатации юридического факта рождения ребенка и констатации его живорождения. Однако они не могут быть в полной мере использованы для определения момента начала уголовно-правовой охраны жизни. В качестве объекта уголовно-правовой охраны жизнь появляется до официального установления момента живорождения ребенка.

Согласно утвердившейся в науке и подтвержденной предписаниями ст. 106 УК РФ точке зрения в качестве объекта охраны жизнь существует не только с момента отделения плода от тела матери, но и в самый момент родов. Начало жизни определяется временем начала родов, при этом, как показывает практика, убийство во время родов объективно становится возможным в момент прорезания плода из тела матери. Уничтожение плода до начала родов следует квалифицировать при наличии к тому оснований по ст. 123 УК РФ.

Установление возможности живорождения в ситуации убийства во время родов является обязательным условием правильной квалификации содеянного . При констатации объективной невозможности живорождения ребенка действия, направленные на лишение его жизни во время родов, следует квалифицировать исходя из направленности умысла виновного как покушение на убийство (по правилам квалификации при ошибке).

Важно, чтобы этот момент был достоверно установлен судом, в том числе посредством проведения судебно-медицинской экспертизы. Практика строго придерживается этого требования; см., например: Приговор (1-37/2013) Октябрьского районного суда г. Саранска (Республика Мордовия), Приговор (1-725/2012) Центрального районного суда г. Тюмени (Тюменская область), см.: http://www.rospravosudie.com.

Момент окончания жизни определяется смертью человека. В соответствии со ст. 66 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и принятым в ее развитие Постановлением Правительства РФ от 20 сентября 2012 г. N 950 «Об утверждении Правил определения момента смерти человека, в том числе критериев и процедуры установления смерти человека, Правил прекращения реанимационных мероприятий и формы протокола установления смерти человека» , моментом смерти человека является момент смерти его мозга или его биологической смерти (необратимой гибели человека).

СЗ РФ. 2012. N 39. Ст. 5289.

Формально не отмененная, хотя фактически и утратившая силу в связи с изменениями законодательства Инструкция по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий, утвержденная Приказом Минздрава России от 4 марта 2003 г. N 73, также разграничивает смерть головного мозга и биологическую смерть как стадии процесса умирания .

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2003. N 25.

Биологическая смерть человека устанавливается на основании наличия ранних и (или) поздних трупных изменений и характеризуется посмертными изменениями во всех органах и системах, которые носят постоянный, необратимый, трупный характер.

Смерть мозга наступает при полном и необратимом прекращении всех его функций, регистрируемом при работающем сердце и искусственной вентиляции легких.

Смерть мозга не эквивалентна биологической смерти, но дает основание для констатации гибели организма как целого. В соответствии с Законом РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» (в ред. Закона от 29 ноября 2007 г.) заключение о смерти выдается на основе констатации факта необратимой гибели всего головного мозга. Подтверждено это правило Инструкцией по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга, утвержденной Приказом Минздрава России от 20 декабря 2001 г. N 460 , согласно которой смерть мозга эквивалентна смерти человека.

Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 62.

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2002. N 5.

Установление факта смерти человека с позиций уголовно-правовой оценки содеянного является необходимым:

а) для квалификации убийства как оконченного преступления;

б) для отграничения правомерных случаев трансплантации органов и (или) тканей от убийства;

в) для квалификации как покушения на убийство действий, направленных на причинение смерти уже умершему человеку.

Объективная сторона убийства выражается деянием в форме действия или бездействия, последствий в виде наступления смерти и причинной связи между ними.

Как правило, убийство совершается путем активных физических действий, нарушающих анатомическую целостность органов и (или) тканей человека. В ситуации, когда умысел на убийство возникает у виновного непосредственно во время совершения иного преступления против здоровья потерпевшего и таким образом преступление, начатое как менее тяжкое, перерастает в более тяжкое, все содеянное охватывается составом убийства и не требует дополнительной квалификации по статьям об ответственности за преступления против здоровья . Равным образом не требуется дополнительной квалификации, если в процессе лишения потерпевшего жизни избирается способ, связанный с причинением ему вреда здоровью.

Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ N 1-038/2000 по делу Дударева и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 4.

Возможно совершение убийства путем информационного воздействия (например, как убийство следует квалифицировать повлекшее смерть умышленное провоцирование сердечного приступа у потерпевшего путем сообщения ему неприятных известий).

Ответственность за убийство, совершенное путем бездействия, возможна лишь в случае, когда виновный должен был и мог выполнить те или иные действия, направленные на сохранение жизни потерпевшего (например, как убийство путем бездействия следует квалифицировать причинение смерти новорожденному ребенку в результате отказа матери от его кормления).

Оконченным убийство признается в момент наступления смерти потерпевшего. Между деянием и последствием возможен промежуток во времени. При этом, как указывает Верховный Суд РФ, значительный промежуток во времени, прошедший между умышленным причинением телесного повреждения и смертью потерпевшего, сам по себе не исключает возможности умысла виновного на лишение жизни потерпевшего .

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Грядунова М.А. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1958. N 2; Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Н. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 6.

Ответственность за убийство исключается, если между деянием виновного и наступившей смертью отсутствует причинная связь (например, если в драке виновный нанес потерпевшему тяжелые ранения, но его смерть наступила от удара головой о землю при падении ). Причинная связь — объективная, не зависящая от нашего сознания связь между двумя явлениями, одно из которых (деяние) предшествует другому (последствию) во времени и создает реальную возможность его наступления, являясь его необходимым условием.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971. N 6.

Нанесение повреждений жизненно важным органам тела, которые, как правило, влекут гибель потерпевшего, но в конкретном случае не привели к смертельному исходу в силу случайного стечения обстоятельств, не зависевших от воли виновного, надлежит квалифицировать как покушение на убийство . При этом покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Михина // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Сост. С.В. Бородин, И.Н. Иванова. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 359.

С субъективной стороны убийство характеризуется только умыслом (прямым или косвенным). Виновный осознает общественную опасность деяния, направленного на лишение жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти и желает либо сознательно допускает или безразлично относится к возможной смерти потерпевшего.

Лицо, имевшее умысел на убийство определенного лица, по ошибке убившее другое лицо, несет ответственность за убийство , поскольку ошибка субъекта преступления относительно фактических обстоятельств, не относящихся, помимо его воли, к составу данного преступления, не оказывает никакого влияния на форму вины. Такая ошибка не может устранить умышленной вины, так как для наличия умысла при убийстве необходимо предвидение, что от совершаемых действий может последовать смерть человека .

Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Михина // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Сост. С.В. Бородин, И.Н. Иванова. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 359.

Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Трофимова // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1973. N 11.

Особого внимания при квалификации заслуживает вопрос об отграничении убийства с косвенным умыслом от неосторожного причинения смерти , а также от случаев причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть . В Постановлении Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (в ред. от 3 декабря 2009 г.) указано, что при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (п. 3). При определении содержания умысла виновного по делам о преступлениях против личности суд должен исходить не только из объяснений обвиняемого, но и из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Шибанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 2; Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ по делу Смирнова и Иванова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 3.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ по делу Эдильханова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 12.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Н. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 6.

Правильная уголовно-правовая оценка убийства предполагает точное установление факультативных признаков субъективной стороны (мотива, цели, эмоционального состояния виновного). Верховный Суд РФ прямо указывает, что тезис о возможности совершения убийства безмотивно противоречит требованиям закона , а содержание мотива и цели является одним из критериев дифференциации ответственности и индивидуализации наказания.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу П. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1964. N 1; Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Ш. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. N 2; Постановление Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Роговцева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 11.

Субъект убийства общий — физическое, вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.

По ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 106, 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений, убийство из сострадания).

Квалифицированным закон признает убийство при наличии хотя бы одного из признаков, предусмотренных п. п. «а» — «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Убийство, совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание же в таких случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких квалифицирующих признаков. В случаях, когда подсудимому вменено совершение убийства при квалифицирующих признаках, предусмотренных несколькими пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, и обвинение по некоторым из них не подтвердилось, в описательной части приговора достаточно с приведением надлежащих мотивов сформулировать вывод о признании обвинения по тем или иным пунктам необоснованным (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой действия виновного, состоящие в одновременном или последовательном лишении жизни нескольких человек независимо от того, связаны ли совершаемые убийства единством умысла, мотива, намерений, при условии что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Предложенные в 2008 г. Верховным Судом РФ правила квалификации убийства двух или более лиц оцениваются нами критически. Более предпочтительной представляется рекомендация, содержавшаяся в первоначальной редакции Постановления Пленума от 27 января 1999 г. N 1, согласно которой по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ следовало квалифицировать убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом. Умышленное причинение смерти двум или более лицам, не связанное единством умысла, мотивов и намерений, на наш взгляд, целесообразно квалифицировать по совокупности преступлений.

В соответствии со ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц не образует совокупности преступлений. Такое убийство следует рассматривать как единое преступление, в связи с чем срок давности привлечения к уголовной ответственности должен исчисляться с момента совершения последнего преступного акта.

Равным образом покушение на убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части второй данной статьи, при условии, что ни за одно из этих деяний лицо ранее не было осуждено .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2012 года (Определение N 48-Д11-25) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 10.

Убийство одного человека и покушение на убийство другого, как указал Верховный Суд РФ, не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц . В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)») .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по делу Чаловой // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1977. N 1; Постановление Президиума Верховного Суда РФ по делу Белкина // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 11.

Вместе с тем такая рекомендация представляется спорной. Более убедительна позиция специалистов, предлагающих квалифицировать содеянное в данном случае только по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Убийство двух лиц не может квалифицироваться по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, если одно из них совершено при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерными или аморальными действиями потерпевшего (аффекта) .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Кулиева // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1968. N 1.

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой умышленное лишение жизни указанных лиц, совершенное с целью воспрепятствования их деятельности (в этой ситуации убийство предшествует деятельности потерпевшего или совершается при ее исполнении) либо по мотивам мести за такую деятельность (в этом случае убийство следует за окончанием деятельности потерпевшего).

Сам по себе факт нахождения потерпевшего при исполнении своего служебного или общественного долга еще не является достаточным основанием для вменения п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ; обязательна связь убийства с деятельностью потерпевшего. При этом ответственность за убийство в связи с выполнением потерпевшим служебной деятельности или общественного долга наступает независимо от того, когда были совершены действия, послужившие поводом к убийству .

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Пайдулаева // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 5.

Под осуществлением служебной деятельности, как указал Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга — осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

Правоприменитель должен точно выяснить, какие именно конкретные действия потерпевшего послужили поводом к убийству. Важно также, чтобы деятельность потерпевшего носила правомерный характер. В случае установления факта незаконности действия потерпевшего и при отсутствии иных квалифицирующих признаков содеянное при наличии к тому оснований должно квалифицироваться как простое убийство по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Потерпевшим от данного преступления может выступать не только лицо, выполняющее служебную деятельность или общественный долг, но и его близкие. К близким потерпевшему лицам наряду с близкими родственниками могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

Пункт «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует рассматривать в качестве общего предписания по отношению к некоторым специальным составам преступлений (ст. ст. 277, 295, 317 УК РФ); возможная конкуренция согласно ч. 3 ст. 17 УК РФ разрешается в пользу специальной нормы.

Убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет собой три близких, но несовпадающих вида убийств.

Убийство малолетнего означает умышленное причинение смерти лицу, которое на момент совершения преступления не достигло 14 лет. Смысл выделения категории малолетних в ряду жертв преступлений против жизни и здоровья (ст. ст. 105, 111, 112 УК РФ) состоит в том, чтобы в определенной степени «вывести» их из общего массива лиц, находящихся в беспомощном состоянии. В соответствии с действующим законодательством, если в ситуации убийства фигурирует малолетняя жертва, нет необходимости выяснять, находилась ли она в беспомощном состоянии или нет. Кроме того, закон сегодня не связывает усиление ответственности за убийство малолетнего с наличием исключительно прямого умысла; по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ можно квалифицировать убийства малолетнего как в том случае, когда виновный достоверно знал о возрасте жертвы, так и в том случае, когда такой заведомости не было и виновный лишь осознавал (в том числе и на основании косвенных объективных данных), что потерпевшему не исполнилось 14 лет. При этом, если субъект преступления уверен в малолетии жертвы, которой на самом деле было более 14 лет, содеянное квалифицируется как покушение на убийство малолетнего (в данном случае будет иметь место юридическая фикция — оконченное преступление будет квалифицироваться как неоконченное). Если же субъект был уверен, что объективно малолетняя жертва старше 14 лет, содеянное должно квалифицироваться как простое убийство (при отсутствии иных квалифицирующих признаков).

Как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному или уклониться от посягательства, когда последний, совершая убийство, достоверно сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Много проблем на практике возникает в связи с возможностью признания сна и опьянения видами беспомощного состояния. В судебной практике Верховного Суда РФ утвердилась позиция, согласно которой нахождение потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения не может свидетельствовать о его беспомощном состоянии и служить основанием для квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ при условии, что в конкретном случае это состояние не лишало потерпевшего возможности оказать сопротивление или уклониться от посягательства. Что касается состояния сна, то здесь практика противоречива. В одном случае высшая судебная инстанция признала правильной квалификацию убийства спящего потерпевшего по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ , в другом случае — нет . Представляется, что при оценке того или иного состояния в качестве беспомощного следует исходить из субъективного отношения виновного к ситуации убийства: если он сознательно использует состояние потерпевшего для облегчения убийства, п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует вменять, если такого использования нет, то квалификация по рассматриваемому пункту исключается.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Пайдулаева // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 5.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Быченкова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 8.

Не может квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку беспомощного состояния потерпевшего убийство, при котором приведение потерпевшего в беспомощное состояние составляло часть объективной стороны преступления (например, убийство потерпевшего, совершенное после его связывания, убийство потерпевшего, потерявшего сознание в процессе избиения, убийство потерпевшего, предварительно опоенного снотворным, и т.д.) .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2011 г. по уголовным делам (Определение N 58-Д11-15) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 2.

При квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 126 УК РФ (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Убийство, сопряженное с похищением человека, может быть совершено до момента совершения «сопряженного» преступления, в момент его совершения либо после того, как похищение было уже совершено.

В случае, когда захват и перемещение человека являлись частью объективной стороны убийства, квалификация по рассматриваемому признаку исключается.

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет повышенную общественную опасность.

Закон не связывает квалификацию содеянного по рассматриваемому пункту с особой целью и мотивами виновного (беременность потерпевшей не обязательно служит мотивом убийства, равно как избавление от плода не обязательно является его целью). Они могут быть любыми (месть, ревность, личная неприязнь и т.д.), а потому и умысел в этом преступлении может быть как прямым, так и косвенным.

Обязательным условием квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ является заведомое знание виновным о состоянии беременности потерпевшей. Заведомость предполагает достоверное знание. Лицо, достоверно не знавшее о беременности потерпевшей, не может нести ответственность по данной норме, даже если объективно потерпевшая была беременна. Источник знания виновного о беременности потерпевшей не имеет значения для квалификации (это могут быть внешние проявления беременности, сообщения самой потерпевшей или посторонних лиц и т.д.). Равным образом не влияет на оценку содеянного срок беременности.

В ситуации, когда лицо, будучи субъективно уверенным в беременности потерпевшей, лишает жизни женщину, которая фактически не была беременна, содеянное следует квалифицировать исходя из направленности умысла как покушение на убийство, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ .

В практике Верховного Суда РФ это предложение не находит своего подтверждения. Президиум Верховного Суда РФ в Постановлении N 420-П07 квалифицировал действия Г., причинившего смерть женщине, ошибочно принятой им за беременную, как «простое» убийство. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2008 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 8.

Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет собой ситуацию, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.).

Всякое убийство является тяжким и жестоким. Однако для квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ требуется совершение убийства с особой жестокостью. При этом установление признака особой жестокости относится к исключительной компетенции правоприменителя и не может быть возложено на судебно-медицинских экспертов. Признавая осужденного виновным в убийстве с особой жестокостью, суд должен в приговоре привести основания и мотивы, согласно которым он пришел к такому выводу.

Как правило, особая жестокость при убийстве связана именно со способом его совершения. Наиболее распространенным при этом является нанесение множества ударов (например, ножом в жизненно важные органы потерпевшей), что указывает на проявление виновным особой жестокости. Однако само по себе нанесение множества телесных повреждений не является основанием для квалификации действий виновного лица по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ (иногда оно может быть лишь результатом возбужденного состояния виновного, проявлением желания ускорить наступление смерти, активным сопротивлением жертвы и т.д.). Необходимо установить, что виновный, нанося множество телесных повреждений потерпевшему, сознавал, что причиняет ему особые мучения и страдания.

Понятие особой жестокости связывается не только со способом убийства, но и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости, например с обстановкой совершения преступления. Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц (при этом перечень близких лиц не ограничен перечнем близких родственников, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Однако сам по себе факт присутствия близких лиц при совершении убийства еще не дает оснований для вменения рассматриваемого признака; необходимо, чтобы близкие лица осознавали факт лишения жизни потерпевшего и чтобы сам виновный осознавал это обстоятельство.

При квалификации убийства по рассматриваемому признаку требуется установить осознание виновным особой жестокости совершаемого убийства. Практика идет по пути квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ при наличии как прямого, так и косвенного умысла на лишение потерпевшего жизни с особой жестокостью . Верховный Суд РФ указал, что для квалификации действий по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо установить, что виновный предвидел, желал или сознательно допускал особую жестокость.

Однако представляется более предпочтительной позиция, доказывающая необходимость квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ только в том случае, если виновный преследовал цель причинения особых мучений или страданий жертве, т.е. действовал с прямым умыслом.

Глумление над трупом (например, уничтожение трупа путем сожжения с целью сокрытия преступления) не является основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.

Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет собой умышленное причинение смерти таким способом, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица, например путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Об общеопасном способе может свидетельствовать, например, и использование автомототранспортных средств для лишения человека жизни. Однако при оценке деяния как совершенного общеопасным способом следует исходить не только из оценки поражающих свойств орудия преступления, но и из конкретной обстановки происшествия (к примеру, в зависимости от обстановки производство выстрела из огнестрельного оружия может создавать или не создавать опасность для жизни иных, кроме потерпевшего, лиц).

Убийство может быть квалифицировано по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ лишь в том случае, если опасность для жизни других людей была реальной, а не предполагаемой. Если умыслом виновного охватывалось убийство лишь конкретного лица, при этом реальной опасности подвергался только этот потерпевший, действия виновного не могут быть квалифицированы по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Для квалификации убийства по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ важно, чтобы: а) умысел виновного был направлен на лишение жизни конкретного потерпевшего (или нескольких потерпевших); б) им осознавался общеопасный характер способа преступления. Необходимо установить, что виновный, реализуя умысел на убийство конкретного лица, применил такой способ причинения смерти, который заведомо для него был опасен для жизни многих людей. Если виновный, нарушая правила обращения с источниками повышенной опасности, не предвидел возможности наступления смерти потерпевшего, он при наличии к тому оснований должен нести ответственность по ст. 109 УК РФ. В ситуации, если виновный, совершая общеопасные действия (взрыв, поджог и т.д.), не имеет умысла на лишение жизни конкретного лица, но предвидит возможность наступления смерти потерпевшего и в результате его действий потерпевшему (потерпевшим) причиняется смерть, содеянное при наличии к тому оснований может быть квалифицировано по ст. ст. 205, 213 УК РФ (или иным) и по совокупности по соответствующему пункту ст. 105 УК РФ за убийство с косвенным умыслом, без учета общеопасного способа совершения убийства.

Отношение виновного к последствиям избранного им общеопасного способа причинения смерти может характеризоваться прямым или косвенным умыслом. А потому, если в результате п