Статья 2151 ук рф

Прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения (ст.2151 УК РФ)

Объектом данного преступления является общественная безопасность в сфере нормального функционирования потребителей электрической энергии. Дополнительные объекты — жизнь и здоровье людей, имущество.

Объективная сторона преступления характеризуется действием — незаконным прекращением или ограничением подачи потребителям электрической энергии либо отключением их от других источников жизнеобеспечения, повлекшее по неосторожности причинение крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия.

По своей конструкции состав преступления является материальным. Преступление считается оконченным с момента наступления последствий, указанных в диспозиции ч.1 этой статьи, т.е. по неосторожности причинение крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия. Между указанными деяниями и наступившими последствиями должна быть установлена причинная связь.

Понятие крупного ущерба дано в примечании к ст. 216 УК РФ, т.е. сумма, превышающая пятьсот тысяч рублей.

Ч. 2 ст.2151 УК РФ предусматривает ответственность за деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека.

Субъект преступления — специальный, т.е. должностные лица, а также лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной виной.

ПРИВЕДЕНИЕ В НЕГОДНОСТЬ ОБЪЕКТОВ ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ (ст. 2151 УК РФ).

Объективная сторона выражается в действиях, которые состоят в разрушении, повреждении или приведении иным способом в негодное для эксплуатации состояние объектов энергетики, электросвязи, жилищного или коммунального хозяйства или других объектов жизнеобеспечения.

По смыслу данной статьи преступление признается оконченным, как правило, при условии причинения значительного материального ущерба. Однако возможно, что приведение в негодное состояние объектов жизнеобеспечения населения будет осуществлено и без значительного их повреждения (например, при условии изъятия важной детали, механизма).

Повреждение может быть выражено в нарушении определенных функций объекта, уничтожении каких-либо его частей.

Под «другими объектами жизнеобеспечения» понимаются такие, отсутствие (повреждение) которых ставит под угрозу жизнь и здоровье населения региона. В связи с этим сюда не могут включаться мосты, путепроводы, тоннели, вертолетные площадки и другие сооружения, находящиеся за пределами населенного пункта.

Негодное для эксплуатации состояние перечисленных объектов жизнеобеспечения означает невозможность их использования по целевому назначению.

К иным способам можно отнести демонтаж, отключение систем управления объекта жизнеобеспечения, что приводит его в негодность.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме умысла. Виновный осознает, что приводит объект жизнеобеспечения в негодное состояние и желает этого либо сознательно допускает такие последствия.

Корыстные побуждения означают стремление виновного завладеть имуществом (оборудованием, приборами, деталями) или иным образом получить выгоду имущественного характера.

Хулиганские побуждения выражают желание виновного показать явное неуважение к обществу и общепринятым нормам морали, пренебрежительное отношение к людям.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста. В ч. 2 ст. 2151 УК предусмотрена ответственность за те же деяния, совершенные

группой лиц по предварительному сговору либо лицом с использованием своего служебного положения, в ч. 3 этой статьи — за те же деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека.

Статья 215.1 УК РФ. Прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения (действующая редакция)

1. Незаконные прекращение или ограничение подачи потребителям электрической энергии либо отключение их от других источников жизнеобеспечения, совершенные должностным лицом, а равно лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, если это повлекло по неосторожности причинение крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 215.1 УК РФ

1. Объективная сторона преступления характеризуется общественно опасным деянием, имеющим альтернативные формы:

1) незаконное прекращение или ограничение подачи потребителям электрической энергии;

2) отключение потребителей от других источников жизнеобеспечения.

Прекращение подачи означает полное (временное или постоянное) отключение потребителей от электросетей; ограничение подачи электроэнергии — уменьшение объема подаваемой энергии до уровня ниже минимально необходимого для потребителя либо ограничение подачи энергии по времени. Отключение потребителей от других источников жизнеобеспечения охватывает прекращение водо-, газо-, а также теплоснабжения в отопительный сезон.

2. Преступление считается оконченным с момента наступления хотя бы одного из перечисленных в ч. 1 статьи последствий: крупного ущерба (на сумму свыше 500 тыс. руб. — примечание к ст. 216 УК); тяжкого вреда здоровью; иных тяжких последствий (например: остановка крупных производств с непрерывным циклом работы; дезорганизация работы предприятий, учреждений или организаций; радиоактивное, химическое или бактериологическое заражение окружающей среды).

3. Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной формой вины.

4. Субъект преступления специальный — должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Уголовная ответственность за лишение потребителей источников жизнеобеспечения Хромов Евгений Владиленович

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Хромов Евгений Владиленович. Уголовная ответственность за лишение потребителей источников жизнеобеспечения: диссертация . кандидата Юридических наук: 12.00.08 / Хромов Евгений Владиленович;[Место защиты: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации ].- Москва, 2016

Содержание к диссертации

ГЛАВА I. Зарубежный и отечественный опыт противодейтвия отключению и ограничению пользователей от источников жизнеобеспечения 15

1. Нарушение прав потребителей на надежный доступ к источникам жизнеобеспечения за рубежом: ретроспектива установления и развития юридической ответственности 15

2. Эволюция ответственности за нарушение прав потребителей на нормальное пользование источниками жизнеобеспечения в Российской Федерации 31

ГЛАВА II. Социально–правовая характеристика воспрепятствования пользованию источникамижизнеобеспечения 55

1. Социальная обусловленность уголовно – правового запрета,

предусмотренного ст. 2151 УК РФ 55

2. Характеристика объективных признаков прекращения или ограничения подачи электрической энергии либо отключения от других источников жизнеобеспечения (ст. 2151 УК РФ) 69

3. Характеристика субъективных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 2151 УК РФ 120

ГЛАВА III. Уголовно–правовые проблемы борьбы с отключением и ограничением пользователей от источников жизнеобеспечения 147

1. Проблемы квалификации деяний, предусмотренных ст. 2151 УК РФ.

2. Отграничение незаконного прекращения или ограничения подачи потребителям электрической энергии либо отключения их от других источников жизнеобеспечения от смежных составов преступлений и правонарушений 167

3. Совершенствование уголовно – правовых средств и практики их применения в борьбе с отключением и ограничением пользователей от источников жизнеобеспечения 186

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Существование современного постиндустриального общества невозможно без централизованного, бесперебойного снабжения водой, газом, теплом и электроэнергией. Прекращение или ограничение подачи источников жизнеобеспечения потребителям нарушает их законные права и интересы, вызывая острую отрицательную реакцию. Не случайно охрана энергетической безопасности, как составляющая общественной безопасности, является одной из основных задач уголовного законодательства.

Официальная статистика, отражающая количество

зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 215 1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), фиксирует тенденцию их возрастания до определенного максимума и последующего снижения: в 1998 г. — 5 фактов, в 2000 г. — 29, в 2002 г. — 328, в 2004 г. — 125, в 2010 г. -22, в 2014 г. — 4. Вместе с тем, проведенное исследование показало, что ежедневно на территории РФ происходит более четырехсот отключений от источников жизнеобеспечения, каждое десятое из которых является незаконным и приводит к дестабилизации работы коммунально-бытовых и социально значимых объектов, что в том числе связано с разветвленностью систем энергоснабжения.

С момента введения в действие в 1998 году ст. 215 1 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения и до настоящего времени отсутствует официальное толкование термина «источники жизнеобеспечения», понимание его соотношения с «объектами жизнеобеспечения» (ст. 215 1 УК РФ) и «объектами жизнеобеспечения населения» (ст. 281 УК РФ), энергоресурсами, коммунальными услугами, электросвязью.

Подлежат оценке уголовно-правовые риски новых субъектов правоотношений в области обеспечения потребителей электрической и

тепловой энергии, газа, воды, появившихся уже после дополнения Уголовного кодекса РФ ст. 215 1 УК РФ (управляющие компании, гарантирующие поставщики, газотранспортные, газораспределительные, теплосетевые, теплоснабжающие, сетевые организации и организации, осуществляющие оперативно-диспетчерское управление).

Нормативно-правовая база, определяющая критерии незаконности лишения потребителей энергоснабжения и регулирующая правоотношения в рассматриваемой сфере непостоянна, что отражается на бланкетном содержании состава преступления. В настоящее время общественные отношения в сфере энергоснабжения регулируются 16 федеральными законами, 1 Указом Президента Российской Федерации, 10 постановлениями и 2 распоряжениями Правительства Российской Федерации и иными подзаконными актами. Наличие в ст. 215 1 УК РФ системных противоречий, неясностей привели к тому, что названная норма, обладая высоким превентивным потенциалом, в современной редакции является практически бездействующей.

В правоохранительных и судебных органах отсутствуют необходимые разъяснения, обобщения и рекомендации методического характера по проблемам применения ст. 215 1 УК РФ. Статистические сведения показывают, что примерно в 70% случаев возбужденные уголовные дела рассматриваемой категории, которые не могут быть совершены в условиях неочевидности, приостанавливаются по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ. Это свидетельствует о стремлении правоохранительных и контролирующих органов в кратчайшие сроки погасить социальный конфликт, о проблемах квалификации и недостатках правового регулирования.

Таким образом, существует настоятельная необходимость в системном изучении уголовно-правовых проблем теоретического и прикладного характера, касающихся ответственности за лишение потребителей источников жизнеобеспечения, а также в разработке на этой основе предложений по совершенствованию уголовного законодательства и

практики его применения в данной сфере, что свидетельствует об актуальности избранной темы исследования.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблемам уголовной ответственности за прекращение (отключение) или ограничение подачи источников жизнеобеспечения в настоящее время на фоне проблем правоприменения и несовершенства законодательных норм уделяется явно недостаточно внимания: теоретический анализ ограничивается лишь кратким комментированием уголовного закона. Ранее общие вопросы наступления уголовно-правовой ответственности за лишение потребителей источников жизнеобеспечения вскользь затрагивались в монографических работах А.Э. Жалинского, В.В. Романовой, Р.В. Закомолдина, Ю.С. Жарикова, рассматривались в немногочисленных статьях Г.А. Есакова, К.С. Маштакова, К.Ю. Пашкова, Ю.Д. Денисова, В.А. Фалилеева и некоторых других авторов.

Степень научной разработанности темы исследования на сегодняшний день является недостаточной и фрагментарной. С момента введения в УК РФ ст. 215 1 отечественная уголовно-правовая доктрина пополнилась лишь одним диссертационным исследованием, 1 затрагивающим отдельные аспекты наступления уголовной ответственности по анализируемой норме.

Объект исследования — общественные отношения в сфере уголовно-правовой охраны интересов потребителей источников жизнеобеспечения.

Предмет исследования — незаконные прекращения или ограничения подачи электрической энергии либо отключения от других источников жизнеобеспечения как преступления, предусмотренные ст. 215 1 УК РФ, уголовно-правовые нормы и нормы других отраслей отечественного и зарубежного законодательства (гражданского, административного, энергетического), направленные на обеспечение бесперебойного снабжения потребителей источниками жизнеобеспечения, практика применения

1 Погосова З.М. Уголовно-правовая охрана потребительского рынка электрической энергии: дис. канд. юрид. наук.: 12.00.08. -М., 2010. -282 с.

указанных норм правоохранительными, контролирующими органами и судами Российской Федерации.

Цель и задачи исследования. Цель исследования — провести комплексное исследование теоретических и прикладных аспектов уголовной ответственности за прекращение или ограничение подачи электрической энергии, отключение от других источников жизнеобеспечения.

Указанная цель конкретизируется в постановке и решении ряда следующих задач:

проанализировать социальную обусловленность правовой охраны бесперебойного снабжения потребителей источниками жизнеобеспечения и общественную опасность их лишения;

рассмотреть элементы состава преступления, предусмотренного ст. 215 ] УК РФ, и его квалифицирующие признаки, выявить законодательные пробелы и недостатки данной нормы;

изучить проблемы квалификации прекращения или ограничения подачи электрической энергии либо отключения от других источников жизнеобеспечения и отграничения от смежных составов преступлений и правонарушений;

обобщить и проанализировать судебно-следственную практику по делам данной категории и практику контролирующих органов, изучить мнение практических работников в аспекте повышения эффективности применения ст. 215 1 УК РФ;

разработать и обосновать рекомендации по совершенствованию действующего законодательства и практики его применения, в сфере уголовно-правовой охраны обеспечения прав потребителей на бесперебойное энергоснабжение, с позиций его социальной обусловленности, зарубежного и отечественного опыта, правил квалификации и отграничения от смежных составов преступлений и правонарушений.

Методологической основой диссертационного исследования выступает диалектический метод научного познания. Сбор, обработка,

обобщение, интерпретация исследовательского материала осуществлялись с применением различных частных научных методов: индукции, дедукции, сравнения, исторического, статистического, сравнительно-правового анализа.

Нормативной основой исследования явились Конституция Российской Федерации, положения отечественного и зарубежного уголовного, административного, гражданского законодательства, иных нормативных правовых актов, постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации. Кроме того, исследовано содержание ранее действовавшего отечественного уголовного, административного и гражданского законодательства.

Теоретическую основу исследования составили положения теории уголовного, административного и гражданского права, логики, криминологии, социологии, психологии, уголовного процесса и других отраслей научных знаний, относящихся к теме диссертации.

Утверждения, высказанные в работе, опираются на труды таких ученых, как С.С. Босхолов, А.В. Бриллиантов, В.В. Векленко, P.P. Галиакбаров, Л.Д. Гаухман, П.С. Дагель, А.И. Долгова, О.С. Капинус, Л.Л. Кругликов, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, П.Г. Лахно, В.М. Лебедев, Н.А. Лопашенко, А.В. Наумов, А.В. Нерсесян, Г.П. Новоселов, Н.И. Пикуров, В.Ф. Попондопуло, А.И. Рарог, В.В. Романова, Н.Д. Сергеевский, Н.С. Таганцев, А.А. Тер-Акопов, И.М. Тяжкова, А.И. Чучаев, М.Д. Шаргородский, П.С. Яни и др.

Эмпирическую основу исследования составила информация, полученная в результате анализа и обобщения материалов доследственных проверок и уголовных дел (214), решений судов (54) Республики Татарстан, Воронежской, Кировской, Свердловской, Тверской, Читинской областей и других регионов в период с 2003 по 2014 гг., материалов проверок, проведенных с 1998 по 2014 г.г. контролирующими органами -Роспотребнадзором (1066), Государственной жилищной инспекцией (60) и органами прокуратуры (2314) на территории Российской Федерации,

контент-анализ документов, содержащих сведения о нарушениях режима энергоснабжения потребителей.

Кроме того, изучались решения судебных инстанций о преступлениях и иных правонарушениях, связанных с лишением потребителей источников жизнеобеспечения, предусмотренных ст. 201, 215 1 , 215% 215 J , 285, 286, 293, 330 УК РФ, ст. 6.3, 6.4, 6.5, 7.23, 14.4, 14.43 КоАП РФ, а также данные криминальной статистики за период с 1998 по 2014 гг. В ходе настоящей работы по специально разработанным диссертантом анкетам в 2013 — 2014 гг. опрошено ПО экспертов (50 сотрудников прокуратуры, 20 работников контролирующих органов и 40 сотрудников энергосберегающих организаций), работающих в трех субъектах Российской Федерации (Московской, Ивановской и Владимирской областях), а также 100 граждан. Наряду с этим, использовались результаты социологических исследований, проведенных АНО «Левада — Центр» и ВЦИОМ.

При проведении диссертационного исследования учитывался личный опыт автора в должности инженера Балашихинской электросети и помощника, старшего помощника прокурора района, прокурора отдела по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Ивановской области.

Научная новизна диссертационного исследования определяется кругом рассматриваемых вопросов и, по сути, является на диссертационном уровне одним из первых комплексных исследований теоретических и прикладных аспектов уголовной ответственности за прекращение (отключение) или ограничение подачи источников жизнеобеспечения, в том числе с учетом социальной обусловленности соответствующего уголовно-правового запрета, взаимосвязи его уголовно-бланкетных установлений и положений федерального законодательства в сфере обеспечения потребителей топливно-энергетическими и коммунальными ресурсами, оснований криминализации деяния, предусмотренного ст. 215 1 УК РФ,

отграничения анализируемого деяния от смежных составов преступлений и административных деликтов.

В работе уточнено содержание объективных и субъективных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 215 1 УК РФ; выявлены просчеты и противоречия, допущенные при конструировании указанной нормы; предложена авторская редакция ст. 215 1 УК РФ; выработаны научно обоснованные рекомендации по квалификации лишения потребителей источников жизнеобеспечения.

Научная новизна конкретизируется в следующих положениях, выносимых на защиту:

Авторская позиция о том, что в плане повышения эффективности уголовно-правовой нормы об ответственности за лишение потребителей источников жизнеобеспечения весьма перспективным является заимствование положительного зарубежного опыта Японии и Южной Кореи, с учетом которого предлагается скорректировать в диспозиции ст. 215 1 УК РФ специальные признаки субъекта преступления, дифференцировать ответственность в зависимости от потерпевшего и ужесточить наказание.

Вывод автора о том, что дополнение в 1998 г. УК РФ нормой об ответственности за отключение (ограничение) подачи источников жизнеобеспечения (ст. 215 1 УК РФ), обусловленное распространенностью таких общественно опасных деяний и недостаточностью мер административного и гражданско-правового воздействия, позволило существенно расширить арсенал уголовно-правовых средств охраны прав потребителей, а также решить ряд важных уголовно-политических задач, в том числе акцентировать внимание на необходимости противодействия незаконному отключению от систем жизнеобеспечения.

3. Разработанное автором положение о том, что общественная
опасность преступлений, предусмотренных ст. 215 1 УК РФ, как
определяющий фактор криминализации деяний, заключается в следующих
негативных проявлениях: 1) причинение значительного имущественного и не

имущественного вреда потребителям; 2) отрицательное воздействие и (или) дезорганизация деятельности социально значимых и коммунально-бытовых объектов; 3) возникновение угрозы безопасности государства в случае отключения объектов обороны. Учитывая различную степень общественной опасности отключения от систем жизнеобеспечения социально значимых и коммунально-бытовых объектов, автором обоснована необходимость дифференциации уголовной ответственности за данные посягательства.

4. С целью устранения неопределенности предмета преступления,
предусмотренного ст. 215 1 УК РФ, автором предложено под источниками
жизнеобеспечения понимать электрическую, тепловую энергию, природный
газ, воду, сточные воды, предоставляемые (принимаемые) централизованно и
используемые потребителями (коммунально-бытовыми и социально
значимыми объектами) для личных, семейных, домашних и иных нужд, не
связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

5. Под незаконностью отключения (ограничения) подачи источников
жизнеобеспечения в контексте ст. 215 1 УК РФ предложено понимать любое
не согласованное с потребителем намеренное отключение (ограничение)
социально значимых объектов или их частей, объектов коммунально-
бытовой сферы от систем энергоснабжения, инициированное лицом, на
которое возложены обязанности по их предоставлению и (или) обеспечению
непрерывного доступа, несмотря на действующие на этот счет запреты или
при отсутствии оснований, исчерпывающий перечень которых указан в
нормах позитивного права.

8. Теоретико-прикладной вывод автора о недостаточности регламентации способов и форм совершения рассматриваемого преступления, что не позволяет квалифицировать по ст. 215 1 УК РФ такие общественно опасные деяния как: 1) ограничение подачи иных источников жизнеобеспечения (тепловой энергии, газа, воды); 2) приостановление подачи источников жизнеобеспечения; 3) изменение показателей качества источников жизнеобеспечения при отсутствии признаков отключения

(ограничения); 4) отказ в предоставлении источников жизнеобеспечения после устранения причин послуживших основанием для отключения (ограничения) на законных основаниях (уплата долга, устранение технической неисправности и т.д.); 5) не предоставление источников жизнеобеспечения после наступления определенных событий (начало отопительного сезона), связанных с обязанностью уполномоченного субъекта приступить к энергоснабжению. В связи с этим предложено скорректировать в рамках ст. 215 1 УК РФ, способы совершения анализируемого преступления.

7. Авторское определение субъекта преступления, предусмотренного
ст. 215 УК РФ, в качестве которого следует понимать должностное лицо, а
равно лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или
иной организации, осуществляющей производство, а равно предоставление и
(или) обеспечение источниками жизнеобеспечения. Обоснована
необходимость расширения круга субъектов преступления,
предусмотренного ст. 215 1 УК РФ, за счет включения в него физических лиц,
в собственности и (или) пользовании которых находятся объекты и системы
жизнеобеспечения, поскольку на них возложена обязанность по
предоставлению и (или) обеспечению источниками жизнеобеспечения.

8. Установленная автором специфика неосторожной вины при
совершении преступления, предусмотренного ст. 215 1 УК РФ, которая
характеризуется различной формой психического отношения лица к
совершенному деянию (нарушению норм позитивного права) и наступившим
последствиям.

9. Разработанные автором рекомендации относительно квалификации
преступления, предусмотренного ст. 215 УК РФ: учитывая неосторожную
форму вины покушение (приготовление) на совершение рассматриваемого
преступления, как и соучастие в нем невозможно; в случае сопричинения
вреда уголовная ответственность по анализируемой норме наступает лишь
для лиц, обладающих специальными признаками субъекта преступления; за
рамками анализируемого уголовно-правового запрета находятся случаи

умышленного причинения тяжких последствий в результате отключения потребителей от источников жизнеобеспечения; идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 215 1 УК РФ и ст. 109, 118, 215 2 , 215 3 , 201, 285, 286, 293, 330 УК РФ, исключается.

10. Определенное автором отличие анализируемого состава
преступления от смежных составов заключается в установлении уголовной
ответственности не за прекращение подачи источников жизнеобеспечения,
как результат посягательств на объекты энергетики (ст. 167, 168, 215 2 , 215 3
УК РФ), нарушение специальных правил безопасности (ст. 143, 216 УК РФ)
или совершение умышленных преступлений (ст. 201, 213, 285, 286, 330 УК
РФ), а за совершение незаконных действий, непосредственно направленных
на отключение потребителей от систем жизнеобеспечения, повлекших по
неосторожности тяжкие последствия.

11. В целях совершенствования уголовно-правовых средств борьбы с
незаконным отключением (ограничением) от систем жизнеобеспечения
автором предложена новая редакция анализируемой нормы:

«Статья 215 . Нарушение прав потребителей на доступ к системам жизнеобеспечения

1. Незаконное лишение потребителей коммунальных услуг,
неправомерный отказ в доступе к ним, совершенные лицом, на которое
возложены обязанности по их предоставлению и (или) обеспечению
непрерывного доступа, если это повлекло по неосторожности существенное
нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо
охраняемых законом интересов общества или государства — .

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи,
повлекшие по неосторожности смерть человека — .

3. Незаконное лишение топливно — энергетических ресурсов, услуг
связи и коммунальных услуг либо неправомерный отказ в доступе к ним
социально значимых объектов, совершенное лицом, на которое возложены

обязанности по их предоставлению и (или) обеспечению непрерывного доступа- . ».

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в углублении и развитии доктринальных уголовно-правовых представлений в области характеристики элементов анализируемого состава преступления, формировании единообразного подхода к пониманию сущности преступления, предусмотренного ст. 215 1 УК РФ. Выводы, научные положения и рекомендации, приведенные в диссертации, могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях междисциплинарного характера. Кроме того, теоретические положения, содержащиеся в работе, способствуют научному осмыслению социально правовой обусловленности уголовного запрета, предусмотренного ст. 215 1 УК РФ, и позволяют сформировать адекватные меры по предупреждению нарушений прав потребителей на надежное энергоснабжение.

Положения, выводы и предложения, сформулированные в работе, могут быть учтены и использованы для совершенствования действующего уголовного законодательства Российской Федерации.

Результаты диссертационного исследования также могут быть использованы в учебном процессе по дисциплинам «Уголовное право (Особенная часть)» и «Энергетическое право» в высших образовательных учебных заведениях юридического профиля, а также в правоприменительной деятельности правоохранительных и контролирующих органов, текущей деятельности энергоснабжающих организаций.

Апробация и использование результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации докладывались и обсуждались на 11 конференциях, в том числе в Московском университете МВД России (Москва, 2011 г., 2014 г., 2015 г.), Нижегородской Академии МВД России (Нижний Новгород, 2014 г.), Санкт-Петербургском университете МВД России (Санкт-Петербург, 2014 г.), Академии ФСИН России (Рязань, 2014 г.),

Владимирском юридическом институте ФСИН России (Владимир, 2012 г.), Пермском институте ФСИН России (Пермь, 2015 г.), Владимирском государственному университете им. А.Г. и Н.Г. Столетовых (Владимир, 2014 г.), Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации (Москва, 2013 г., 2014 г., 2015 г.).

Общетеоретические и научно-практические рекомендации, предложенные в ходе исследования, внедрены в практическую деятельность прокуратуры Ивановской области, СУ СК РФ по Ивановской области, Службы государственной жилищной инспекции Ивановской области, Управления Роспотребнадзора по Ивановской области, Департамента ЖКХ Правительства Ивановской области, органах местного самоуправления Ивановской области, ресурсоснабжающих организациях Московской и Ивановской областей (ОАО «Водоканал», Ивановский филиал ОАО «МРСК Центра и Приволжья», ООО «Ивановоэнергосбыт», ЗАО «Балашихинская электросеть», ООО «Газпром-Иваново», ОАО «Ивгортеплоэнерго», МУП «ИГТСК»), пяти управляющих компаний, в учебный процесс юридического факультета Ивановского государственного университета, юридического института Владимирского государственного университета им. А.Г. и Н.Г. Столетовых, Владимирского юридического института ФСИН России.

Основные положения диссертации нашли отражение в 1 практическом пособии и 18 научных статьях, их них 8 — в рецензируемых научных журналах, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук.

Структура диссертации определена задачами и логикой исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя 8 параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

Эволюция ответственности за нарушение прав потребителей на нормальное пользование источниками жизнеобеспечения в Российской Федерации

Из–за отключения электроэнергии было парализовано транспортное сообщение, возникла необходимость эвакуации людей из метро, произошел сбой и потеря данных многих операционных систем, мобильная связь и телефония не работали, приостановили свою деятельность некоторые интернет – провайдеры, была парализована работа систем водоснабжения и водоотведения.1 События августа 2003 г. на территории Северной Америки послужили ярким примером беспомощности общества в случае прекращения энергоснабжения. Последствия отключения электрической энергии могли быть еще более серьезными, если бы указанные события произошли в холодное время года, вызвав перебои в системе теплоснабжения.

Нарушение прав граждан на надежное энергоснабжение иногда происходит и в результате повреждения объектов энергетики.

Так, 11 марта 2011 г. произошло сильнейшее в истории Японии землетрясение магнитудой 9 баллов по шкале Рихтера, эпицентр которого находился в 150 км к северо–востоку от расположенной на восточном побережье Японии атомной электростанции «Фукусима–1». Сейсмические колебания станция выдержала, однако волна цунами высотой до 38 м вывела из строя основные и резервные средства электроснабжения, вызвав отключение систем охлаждения, что привело к расплавлению активной зоны реакторов 1, 2 и 3 энергоблоков. В результате в атмосферу и в морскую среду произошел выброс радиоактивных веществ. В ходе аварии, которой присвоено 7 баллов по международной шкале INES, эвакуировано около 150 000 жителей. Ущерб, причиненный государству в результате повреждения объектов энергетики, зачастую превышает последствия террористических актов. Например, убытки от террористического акта 11 сентября 2001 г. в Нью–Йорке первоначально были оценены в 100 млрд долл. Землетрясение и цунами 11 марта 2011 г. в Японии причинили ущерб в размере более 300 млрд долл., большая часть из которых связана с повреждением атомной электростанции «Фукусима–1». 1

В целях противодействия осознанным, преднамеренным действиям по нарушению прав потребителей на надежное энергоснабжение во многих государствах мира установлена уголовная ответственность за лишение потребителей электрической и тепловой энергии, газа, воды.

Однако единообразного подхода к решению вопроса необходимости установления уголовной ответственности в рассматриваемой сфере в зарубежных странах мира нет. Указанные обстоятельства связаны с экономическими, социальными и политическими аспектами.

Как отмечалось выше, лишение потребителей электрической и тепловой энергии, газа и воды возможно в результате действий по их отключению или в результате повреждений объектов энергетики. Так, причиной отключения электроэнергии может являться умышленное разрушение, повреждение трансформаторных подстанций и их агрегатов, линий электропередач.

В целях недопущения нарушения прав потребителей на надежное энергоснабжение, защиты интересов личности, общества, государства в зарубежных странах установлена уголовная, административная и гражданско–правовая ответственность за совершение указанных действий. Однако зарубежное законодательство не всегда специально выделяет в качестве объекта уголовно–правовой охраны общественные отношения в области функционирования источников и объектов жизнеобеспечения.

Анализ зарубежного законодательства показывает, что в большинстве стран мира отсутствуют специальные нормы, предусматривающие уголовную ответственность за посягательства на объекты жизнеобеспечения. Повреждение объектов энергетики квалифицируется либо как преступление против собственности (повреждение чужого имущества), либо как преступление против интересов государства (диверсия), при наличии у виновного цели причинить вред его безопасности.

Однако в уголовном законодательстве некоторых стран Европы, Азии и Латинской Америки предусмотрены специальные нормы, устанавливающие ответственность за посягательства на объекты энергетики, относящиеся к преступлениям против общественной безопасности. Кроме того, в ряде зарубежных стран действуют уголовно–правовые нормы, предусматривающие ответственность за прекращение (ограничение) тепло–, электро–, газо–, водоснабжения. Данные посягательства законодатель относит к преступлениям против общественной безопасности. Таким образом, за рубежом наметилась и развивается тенденция к нормативному закреплению специальных уголовно–правовых запретов, противодействующих нарушению прав потребителей на надежное энергоснабжение. 1 Уголовное законодательство таких Западных, Центральных и Северных Европейских стран, таких как ФРГ, Голландия, Франция, Испания, Швеция, Дания, Швейцария, Австрия, Норвегия, Бельгия, Сан–Марино, не содержит специальных норм, предусматривающих уголовную ответственность за отключение (ограничение) электрической и тепловой энергии, газа или воды.

Характеристика объективных признаков прекращения или ограничения подачи электрической энергии либо отключения от других источников жизнеобеспечения (ст. 2151 УК РФ)

Введение в действие с 01.01.1997 на территории Российской Федерации нового Уголовного кодекса (далее – УК РФ), в отличие от ГК РФ, не принесло существенных изменений в регулирование правоотношений в сфере обеспечения надежного снабжения граждан энергоресурсами.

В первоначальной редакции действующий УК РФ от 13.06.1996, как и УК РСФСР 1922, 1926, 1960 г.г. не содержал норм, предусматривающих уголовную ответственность за лишение потребителей энергоресурсов.

Однако на рубеже XXI века в Российской Федерации обострились социально – экономические проблемы, связанные с бесперебойным снабжением энергоресурсами, в основном электрической энергией, населения, социально – значимых объектов. Массовый характер стали носить факты отключения медицинских, образовательных учреждений от электрической и тепловой энергии. В связи с существенными нарушениями интересов личности, общества и государства, вызванными лишением потребителей источников жизнеобеспечения, возникла необходимости уголовно – правовой защиты прав граждан на надежное энергоснабжение.

Федеральным законом от 27.05.1998 № 77–ФЗ Уголовный кодекс Российской Федерации дополнен статьей 2151, предусматривающей уголовную ответственность за незаконное прекращение или ограничение подачи потребителям электрической энергии, либо отключение их от других источников жизнеобеспечения, совершенные должностным лицом, а равно лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, если это могло повлечь смерть человека или иные тяжкие последствия. Федеральным законом от 08.12.2003 № 162–ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» в диспозицию названной статьи были внесены существенные изменения, согласно которым уголовная ответственность по ч. 1 ст. 2151 УК РФ наступала в случае причинения по неосторожности крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью или иных тяжких последствий. В названной редакции норма действует и в настоящее время.

Осуществление предпринимательской деятельности в сфере энергоснабжения и энергопотребления в современной России регламентируется общими нормами гражданского и предпринимательского права, а также специальным законодательством. Совокупность нормативных актов, регулирующих энергоснабжение и энергопотребление, некоторыми учеными именуется «энергетическим правом», хотя данная точка зрения во многом представляется дискуссионной.1

Порядок снабжения граждан энергоресурсами находится на стыке различных отраслей права. Процесс эксплуатации жилищного фонда регулируется нормами ЖК РФ и ГК РФ, административно–правовыми нормами, устанавливающими нормативы предоставления коммунальных услуг и оказания услуг по содержанию многоквартирных жилых домов. Поэтому правонарушения в этой области посягают сразу на несколько сфер общественных отношений.

Административное законодательство советского периода не предусматривало ответственность за лишение потребителей источников жизнеобеспечения. 2 Действующий КоАП РФ предусмотрел административную ответственность за схожие деяния. Так, в ст.7.7 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за повреждение объектов и систем водоснабжения, водоотведения, гидротехнических сооружений, устройств и установок водохозяйственного и водоохранного назначения. В ст.ст. 9.7, 9.10 КоАП РФ предусмотрена ответственность за повреждение электрических и тепловых сетей, либо их оборудования. В ст. 13.24 КоАП РФ предусмотрена ответственность за повреждение телефонов – автоматов.

Таким образом, в указанных выше статьях КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за повреждение таких объектов жизнеобеспечения, как объекты водоснабжения, водоотведения и связи, электрические и тепловые сети.1 Применительно к ст.ст. 7.7, 9.7, 13.24 КоАП РФ форма вины может выступать как в форме умысла, так и неосторожности. Лишь в диспозиции ст.9.10 КоАП РФ прямо предусмотрено, что административная ответственность наступает за повреждение тепловых сетей по неосторожности.

За одно и то же правонарушение различные контролирующие органы могут привлечь предполагаемого нарушителя к ответственности по различным статьям КоАП. Так, например, подача питьевой воды, не соответствующей санитарно–эпидемиологическим требованиям, может квалифицироваться как нарушение санитарно–эпидемиологических требований к питьевой воде (ст. 6.5 КоАП РФ); нарушение нормативов обеспечения населения коммунальными услугами (ст. 7.23 КоАП РФ), или как оказание потребителям услуг, не соответствующих требованиям нормативных правовых актов (ст. 14.4 КоАП РФ).

К коммунальным услугам, предоставляемым специализированными предприятиями потребителям, относятся электро–, тепло–, водо–, газоснабжение, оплачиваемые собственником (нанимателем) жилья по установленным ценам (тарифам). Объектом правонарушения являются отношения в сфере права собственности на жилые помещения и установленный порядок их использования. Следует согласиться с мнением Р.Б. Поздняковой о том, что охрана (защита) права собственности в ст. 7.23 КоАП РФ просматривается факультативно.1 На основании ст. 157 ЖК РФ Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2006 года № 306 утверждены Правила установления и определения нормативов потребления коммунальных услуг, к числу которых относятся холодное и горячее водоснабжение, водоотведение, электроснабжение, газоснабжение, отопление. Нормативы потребления устанавливаются по каждому виду и составу предоставляемых коммунальных услуг, определяемых степенью благоустройства многоквартирного дома или жилого дома, и являются едиными для многоквартирных домов и жилых домов, имеющих аналогичные конструктивные и технические параметры, а также степень благоустройства.2

Отграничение незаконного прекращения или ограничения подачи потребителям электрической энергии либо отключения их от других источников жизнеобеспечения от смежных составов преступлений и правонарушений

В доктрине уголовного права под общественной безопасностью принято понимать «систему общественных отношений и юридических норм, регулирующих эти отношения в целях обеспечения общественного спокойствия, неприкосновенности жизни и здоровья населения, нормального труда и отдыха граждан, нормальной деятельности государственных и общественных организаций, учреждений и предприятий».1

По мнению Р.В. Закомолдина «общественная безопасность – состояние защищенности общественных отношений, урегулированное нормами права, обеспечивающее безопасные условия жизни людей и их деятельности от преступных деяний, посягающих на безопасность обращения с источниками повышенной опасности, экологическую, транспортную и информационную безопасность».2

По нашему мнению, в указанном определении отсутствует необходимое указание на энергетическую безопасность как объект посягательства, являющуюся частным случаем общественной безопасности.

В условиях мировой интеграции вопросы обеспечения энергетической безопасности давно уже вышли на межгосударственный уровень, что требует, в том числе, отражения в правовой системе Российской Федерации.

Законодатель часто оперирует понятием «энергетическая безопасность» при формулировании норм, регламентирующих отношения в области функционирования топливно–энергетического комплекса (ст. 4 Федерального закона «О безопасности объектов топливно–энергетического комплекса»; ст. 6 Федерального закона «О государственной информационной системе топливно–энергетического комплекса»; ст. 4 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации»; ст. 3 Федерального закона «О тепло-Неудобные вопросы авторам Концепции общественной безопасности в Российской 74 снабжении»; ст. 6 Федерального закона «Об электроэнергетике»; ст. 2 Федерального закона «Об использовании атомной энергии») при этом, не давая его легального толкования.1

Согласно п. 2 раздела IV Распоряжения Правительства Российской Федерации от 13.11.2009 № 1715–р «Об Энергетической стратегии России на период до 2030 года» энергетическая безопасность – состояние защищенности страны, ее граждан, общества, государства и экономики от угроз надежному энергообеспечению. При этом отмечается, что энергетическая безопасность является одной из важнейших составляющих национальной безопасности страны. Вопросам обеспечения энергетической безопасности как составляющей общественной безопасности уделяется значительное внимание в странах Европейского союза.2 Общественная безопасность как объект уголовно – правовой охраны, представляет собой совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.

Основным непосредственным объектом рассматриваемого состава преступления являются общественные отношения, в области обеспечения нормального функционирование системы жизнеобеспечения общества, которая в данном случае характеризуется состоянием защищенности от угроз, связанных с нарушением бесперебойного снабжения энергоресурсами. Преступление, предусмотренное ст. 2151 УК РФ, является двухобъектным, и посягает одновременно не только на указанные выше общественные отношения, но и на отношения в сфере охраны собственности, жизни и здоровья человека.3

Поскольку объект преступления не доступен чувственному восприятию, вред ему причиняется посредством негативного воздействия на определенные объекты материального мира, именуемые в этих случаях предметом преступления.

Исследователи практически не раскрывают понятие предмета преступления, предусмотренного ст. 2151 УК РФ. Существует мнение, что предметом преступления в ст. 2151 УК РФ являются источники жизнеобеспечения, под которыми понимаются услуги по электроснабжению, газоснабжению, теплоснабжению и водоснабжению.2 С этим мнением нельзя согласиться, так как предмет преступления – это объект материального мира, воздействуя на который нарушаются общественные отношения, охраняемые уголовным законом.3 Под предметом анализируемого преступления, необходимо понимать электрическую, тепловую энергию, газ или воду (сточные воды), используемые в качестве источника жизнеобеспечения.

Согласно классической теории, предмет преступления обладает тремя признаками: физическим, социальным, юридическим.4

Так, Г.Н. Борзенков отмечает, что «предмет преступления обладает физическим признаком, то есть признаком вещи, он всегда материален, так как является частью материального мира, энергия же не обладает такими характеристиками и не может выступать предметом преступления».5 В.В. Векленко также полагает, что «энергия представляет собой количественную меру различных форм движения материи и не может рассматриваться в качестве предмета преступления».6 Н.А. Лопашенко, анализируя различные теории определения предмета преступления и ставя вопрос об отнесении к нему энергии, отмечает: «…у меня ответа на этот вопрос нет».1 Дискуссия об отнесении энергии к предмету преступления в основном возникает при рассмотрении преступлений против собственности.

Существует и иная точка зрения относительно предмета преступления. Так, Н.И. Панов и С.Ф. Кравцов под предметом преступления понимали не только вещи, но и «иные объекты материального мира, к которым, безусловно, относится и энергия, поскольку энергия совершенно материальна, хотя часто неосязаема». 2 Г.В. Верина высказывала мнение о том, то электрическую, тепловую и иные виды энергии также следует признать предметом преступления.3 В.Н. Винокуров под предметом преступления, как формой выражения общественных отношений, понимает: «…предметы внешнего мира и информация, существующие до совершения преступления и удовлетворяющие потребности людей (быть социально значимыми), энергия и объекты экологии, доступные для восприятия и способные подвергаться воздействию, изменению и учету произошедших в них изменений». 4 Таким образом, исследователь прямо указывает на возможность отнесения энергии к предмету преступления.

Совершенствование уголовно – правовых средств и практики их применения в борьбе с отключением и ограничением пользователей от источников жизнеобеспечения

Отключение источника жизнеобеспечения приводит к невозможности его использования для осуществления жизнедеятельности. Отключение электрической энергии приводит к невозможности ее использования, в результате чего происходят по неосторожности негативные последствия, вызванные отсутствием конкретного источника жизнеобеспечения. Однако, отключение электрической энергии, например, на тепловой или водозаборной станции, приводит к прекращению тепло– и водоснабжения населения и, как следствие, наступление тяжких последствий из–за отсутствия тепловой энергии и воды. Таким образом, воздействие осуществлено (отключение) на один источник жизнеобеспечения (электрическая энергия), а негативные последствия происходят из–за отсутствия другого (тепловая энергия или вода). В рассматриваемом примере отключение источника жизнеобеспечения (электрической энергии) происходит не в отношении населения, а в отношении социально–значимого объекта (тепловая или водозаборная станция), в результате чего по неосторожности наступают тяжкие последствия из–за лишения тепловой энергии или воды.

В любом случае при прекращении (отключении), либо ограничении источников жизнеобеспечения происходит временный, технологический «разрыв связи» между источником энергообеспечения и его потребителем. При этом не имеет значения, в каком именно месте указанной связи происходит технологический «разрыв».

Способ совершения преступления не является конструктивным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 2151 УК РФ и может быть различен. Они могут быть как непосредственные (прямое отключение коммутационных аппаратов, насосов, перекрытие газовых и тепловых задвижек), так и дистанционные, совершаться при непосредственном участии человека или путем создания условий (при помощи дистанционных устройств управления коммутационными аппаратами).

Немаловажным обстоятельством является и то, что намеренное лишение потребителей такого источника жизнеобеспечения, как электрическая энергия, возможно и иным способом, не предусмотренным диспозицией анализируемой статьи. Так, возможно незаконное снижение показателей качества, предъявляемых к электроэнергии, приводящее к невозможности ее использования как источника жизнеобеспечения. ГОСТ 13 109 – 97 установлено 11 показателей качества электроэнергии. Например, возможно снижение напряжение на 20–30% от номинального значения, в результате чего, электроэнергия от потребителя формально не отключена и не ограничена, но фактически использование ее как одного из основных источников жизнеобеспечения невозможно. Квалификация же указанных деяний по ст. 2151 УК РФ будет являться расширенным толкованием уголовно–правовой нормы, применением уголовного закона по аналогии.

При прекращении или ограничении подачи электрической энергии либо отключения газа и воды время совершения преступления также не является конструктивным признаком объективной стороны состава преступления. Лишь при отключении тепловой энергии время следует считать конструктивным признаком анализируемого состава преступления. Отопительный период начинается и заканчивается с момента принятия органом местного самоуправления решения о его начале (окончании), в порядке, установленном Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». На основании абз. 1 п. 5 Постановления Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 № 354 «О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов» отопительный период должен начинаться или заканчиваться со дня, следующего за днем окончания 5–дневного периода, в течение которого соответственно среднесуточная температура наружного воздуха ниже 8 С или среднесуточная температура наружного воздуха выше 8 С.

Отключение теплоснабжения за пределами отопительного периода не может квалифицироваться по ст. 2151 УК РФ, т.к. в указанный временной промежуток тепловая энергия не является источником жизнеобеспечения.

Диспозиция ст. 2151 УК РФ является бланкетной, и для определения незаконности деяний по лишению потребителей источников жизнеобеспечения необходимо обратиться к нормам позитивного права. Относительно лишения коммунально–бытовых потребителей источников жизнеобеспечения законодатель не определил критерии незаконности указанных действий, вместе с тем предусмотрел порядок и основания законного отключения от систем электро–, тепло–, газо– и водоснабжения.

На основании п. 115 Постановления Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 № 354 «О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов» исполнитель вправе ограничить или приостанавить предоставление коммунальных услуг в случаях: а) возникновения или угрозы возникновения аварийной ситуации в централизованных сетях инженерно–технического обеспечения, по которым осуществляются водо–, тепло–, электро– и газоснабжение, а также водоотведение – с момента возникновения или угрозы возникновения такой аварийной ситуации; б) возникновения стихийных бедствий и (или) чрезвычайных ситуаций, а также при необходимости их локализации и устранения последствий – с момента возникновения таких ситуаций, а также с момента возникновения такой необходимости;